Menu

Миграционный котел

Миграционный котел

Как европейцы справляются с пандемией и миграционным кризисом

Мы часто сокрушаемся по поводу двух наших классических бед – дураков и дорог. Так вот, для пессимистов есть «радостная» весть. Нет, от своих привычных проблем мы не избавились, но у наших соседей по планете проблем добавилось. Европейцы все громче жалуются на свои две беды: мигрантов и «корону». Причем эти беды имеют тенденцию к слиянию, которое уже дает мощный синергетический эффект.

Ночь, улица, фонарь, мигранты
– Это вот Белградская крепость, а это – королевские дворцы. А там – собор святого Саввы, – вожу я по главному городу Сербии приятеля-россиянина, случайно прорвавшегося сквозь антивирусные кордоны. Гость столицы покорно вертит головой в указанных направлениях, но в какой-то момент не выдерживает:
– А когда мы пойдем на мигрантов смотреть?
 Да, дорогой читатель, у нас в Европах мигрантские базар-вокзалы уже давно включены в число достопримечательностей для любознательных туристов, которым прикольно посмотреть-пофоткать-запостить в «Инстаграм».
Местным жителям, правда, все это давно уже не прикольно. Нескончаемый поток граждан сомнительного происхождения и еще более сомнительных манер доставляет немало проблем белградцам. Поножовщина, разбои, домогательства в отношении девушек – все это в последнее время перестало быть редкостью в городе, который раньше отличался почти полным отсутствием уличного криминала.
Я вам не скажу за всю Европу, но в Сербии и конкретно в Белграде можно (или лучше сказать – можно было раньше) в глухую полночь беззаботно гулять по самым темным закоулкам без риска быть ограбленным, покалеченным или убитым. Если во мраке вам чудились шаги за спиной – значит, вас догонял заблудший путник с вопросом: «Как пройти в библиотеку?»
Так было до нашествия мигрантов. Сейчас же лично я не рискнула бы прогуляться в одиночку в центре города после захода солнца. Себе дороже.

Утиный тест
А ведь когда-то, в самом начале великого исхода, мигранты вызывали у сербов большое сочувствие. Правда, тогда еврочиновники настойчиво называли этих переселенцев «беженцами», и мы им верили.
Белградцы приветствовали первых прибывших в буквальном смысле хлебом-солью, принося оголодавшим (как все думали) гостям бутерброды и прочую снедь. Наутро горожане обнаруживали хлеб-соль в ближайших мусорках и с интересом наблюдали, как пришельцы деловито обналичивают в банкоматах немалые суммы денег.  
Гендерно-возрастной состав беженцев стал вызывать вопросы. Среди предположительно спасающихся от войны граждан почему-то почти не было стариков, женщин и детей. Стало быть, тех, кого действительно нужно было выручать из беды, попросту оставили в зоне боевых действий. В Европу же массово рванули парни в возрасте до 30 лет – их, по моим наблюдениям, среди прибывших было процентов девяносто.
В словосочетании «армия беженцев» второе слово со временем как-то само собой отвалилось. Осталось первое, довольно устрашающее. А как вы назовете два миллиона молодых здоровых мужиков, дружно марширующих в одном направлении? Сам собой вспомнился пресловутый утиный тест на очевидность: если что-то выглядит как утка, плавает как утка и крякает как утка, то это, вероятнее всего, и есть утка.

Западные плюшки
В Сербии прибывшие надолго не задерживались – хотя, казалось бы, если ты беженец, то ты будешь рад приюту в любой стране, где не рвутся бомбы и не свистят пули. Тем не менее, небогатые балканские державы переселенцев не привлекали. Такое пренебрежение в свой адрес очень радовало сербов, и они с энтузиазмом махали платками в спины транзитных визитеров, которые продолжали свой путь в направлении Западной Европы, изобилующей плюшками.
Но плюшек хватило не на всех. В частности, вожделенные социальные выплаты, из-за которых многие жители восточных стран и хлынули в Старый Свет, оказались недоступными нелегальным мигрантам. В каких цифрах исчисляется такая мигрантская неучтенка, не знает никто – на то она и неучтенка. Но, надо думать, речь идет об очень внушительном количестве людей – с учетом их умения обходить все препятствия и просачиваться через все кордоны.
Достигнув конечной дестинации – Германии, Австрии, Бельгии, кому как повезло – мигранты стали обживаться на новом месте. И некоторые, надо отдать им должное, даже попытались найти работу. Но преуспели не все.
Даже специалисты с высшим образованием – к примеру, врачи из Ирана и Сирии – столкнулись с большими трудностями. Во-первых, подтвердить квалификацию в Европе непросто: здесь очень высокие стандарты в любой профессии. Во-вторых, работа врача или инженера подразумевает знание языка практически на уровне носителя – что для большинства пришельцев «вери-вери биг проблем».

Про дырки и баранки
В результате мигранты с дипломами крутят баранку такси, а те, которые без дипломов, и вовсе имеют дырку от баранки вместо работы: сотрудники без образования, без навыков и без языка никому не нужны.
Собственно, трудиться на благо общества рвутся далеко не все новоприбывшие. Предел мечтаний для большинства – тот самый «социал», то есть социальные выплаты, ради которых и был проделан весь этот долгий путь.
Те, кто дорвался до желанных пособий, с чувством глубокого удовлетворения усаживаются на шеи работающих европейцев и строят планы о воссоединении с семьей. Семья, состоящая из 385 ближайших родственников, ждет на родине сигнала, когда можно будет отправиться по протоптанной тропе на Запад, где их также ждет святой грааль в виде социала.

Стоп-машина
Неизвестно, кто и когда остановил бы этот конвейер «Восток – Запад», если бы не коронавирус. С началом пандемии европейские страны стали спешно закрывать свои границы – в том числе и для мигрантов. Те не сдавались: кто-то пытался пробраться по-тихому, а кто-то – и прорваться силой.
Но поток все же был остановлен – по крайней мере, временно. Остановлен, надо сказать, не бесплатно: Турции, сдерживающей толпы мигрантов на границе с Евросоюзом, официальный Брюссель должен был возместить затраты. А это очень немалые деньги.
Между тем, коронавирус съел практически весь евробюджет. На борьбу с пандемией ушли (и продолжают уходить) колоссальные средства. При этом налогоплательщики по-прежнему обязаны содержать и мигрантов: пригласили – кормите.
Оказалось, такая перспектива радует далеко не всех европейцев – при всем их благодушии и толерантности. Многие стали роптать, что быстро приняли к сведению ультраправые партии, которые стали набирать существенные очки на антимигрантских лозунгах.

Бродячая зараза
Тем временем две параллельные проблемы – переселенцы и «корона» – стали пересекаться и усугублять одна другую. В мигрантской среде, где санитарные условия оставляли желать лучшего, угроза распространения вируса многократно увеличивалась. Этому способствовали и нелегальные перебежчики, которым никакой закон не писан и никакие запреты не страшны.
При этом вопрос медицинской помощи мигрантам даже в лучшие, доковидные, времена основательно проработан не был. Даже те из переселенцев, кто легализовался и получил работу, не обладали широким выбором медстраховок – а значит, имели доступ к очень ограниченному перечню услуг. Нелегалы же о квалифицированном лечении и мечтать не могли – они вообще для статистики невидимые люди.
Внезапно налетевшая «ковидла» вообще смешала все карты и едва не обрушила систему здравоохранения во многих европейских странах. Тут уж и местные жители, и мигранты оказались в одной лодке. При тяжелых случаях инфекции экстренная помощь оказывалась всем, вне зависимости от цвета паспорта. А «некоронным» больным приходилось ждать, когда у врачей дойдут руки до них. И мигранты, понятное дело, болтались где-то в самом конце этой длинной очереди страждущих.

Я укола не боюсь?
До окончания пандемии еще далеко, а европейцы уже подсчитывают промежуточные убытки. И хватаются за голову. Локдауны серьезно подорвали экономику практически во всех государствах. Доходы падают, фирмы банкротятся, сотрудники остаются на улице.
Конкуренция за рабочие места, соответственно, ужесточается. Соперники в лице мигрантов, понятное дело, местных не радуют. Тем более что переселенцы зачастую согласны работать и за мизерное жалованье – а это приводит с снижению общего уровня зарплат.
Кататься по всему Старому Свету, как раньше, в поисках более выгодных предложений европейцы уже не могут: границы между разными странами то открываются, то закрываются в зависимости от эпидпоказателей; такая неопределенность заставляет людей сидеть на месте и ждать снятия режима пандемии.
Кто-то в этом смысле уповает на вакцинацию, которая должна поставить барьер «короне» и наконец вернуть жизнь в старое русло. Однако сотни миллионов уже закупленных доз вакцины пока лежат мертвым грузом. Еврограждане не торопятся добровольно прививаться непонятной субстанцией, которая создавалась в спешке и не прошла многолетнюю апробацию. А поскольку об обязательной массовой вакцинации речь не идет, то конец эпохи «короны», очевидно, откладывается на неопределенное время.
Еврочиновники предлагают разные планы выхода из ситуации и, среди прочего, настаивают на решении вопроса вакцинации мигрантов. Тягу к прививкам гости с Востока пока что не демонстрируют, невзирая на то, что все они находятся в зоне высокого риска заражения. Во-первых, то, что не является бесплатным, их мало привлекает. Во-вторых, вакцинация предполагает оформление соответствующей документации, что для нелегалов означает принудительный выход из подполья и немедленную депортацию.

Кто везет, на том и едут
Чтобы хоть частично решить эту проблему, многие страны Европы уже приняли решение прививать мигрантов за государственный счет. А это, естественно, дополнительная нагрузка на налогоплательщиков. Можете себе представить радость еврограждан по этому поводу.
Они уже из своих кошельков оплатили все противокоронные мероприятия, постройку новых больниц, спешную закупку оборудования и лекарств. Они уже отдали астрономические суммы на организацию великого переселения миллионов мигрантов, а также на их содержание за счет госпособий.
Но самое затратное еще впереди. Европейцам только предстоит оценить масштабы упадка экономики и, помолясь, начать ее восстановление. Будут ли в этом им помогать мигранты – большой вопрос. Предполагаю, что вышеупомянутые врачи, инженеры и другие честные трудяги с готовностью засучат рукава. Охотники же за «социалом», имя которым легион, так и останутся висеть камнем на шее у налогоплательщиков.
Но самую большую опасность представляют люмпенизированные нелегальные мигранты, которые в больших количествах слоняются по улицам и, конечно же, в свободное время отнюдь не вышивают крестиком. У них только два пути заработать – криминал и экстремистская деятельность. Еврочиновники, правда, уверяют, что ситуация у них под контролем, и бомба замедленного действия никогда не рванет. Мы им верим – а что нам остается?
Татьяна Гуторова, «Наша Жизнь» №5, 04.02.2021г.
Белград, Сербия, специально для НЖ
Фото с сайта https://news.rambler.ru/img/2020/06/28/143724.580419.4172.jpg

Данная публикация была подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание данной публикации является
предметом ответственности авторов газеты «Наша жизнь» и не отражает точку зрения Европейского Союза.

Другие материалы в этой категории: « «СПУТНИК V» В ПАВЛОДАРЕ Ҳафт соли «Ситораи Сомон» »
Наверх
Assembled by Nebel