Menu

МИГРАНТЫ В КАРАНТИНЕ: СКОВАННЫЕ ОДНОЙ ЦЕПЬЮ

МИГРАНТЫ В КАРАНТИНЕ: СКОВАННЫЕ ОДНОЙ ЦЕПЬЮ

Ограничения, введенные из-за пандемии коронавирусной инфекции, внесли коррективы во все сферы жизни человечества и изменили судьбы миллионов людей. Карантин и закрытие государственных границ для свободного перемещения граждан сказались на планах и возможностях трудовых мигрантов. Заложниками ситуации оказались тысячи граждан Узбекистана, Таджикистана и Азербайджана, которые ежегодно приезжают на работу в Казахстан. Больше повезло тем гастарбайтерам, кто успел въехать в нашу страну до объявления локдауна. О ситуации с мигрантами, а также помощи лицам без гражданства и других важных аспектах работы мы поговорили с главой миграционной службы департамента полиции Павлодарской области, полковником полиции Арманом Уалиевым.

– Арман Муратович, как отразились ограничения, введенные на границе по свободному перемещению граждан, на нашем регионе? Что мы имеем сейчас по трудовым мигрантам?
– С момента введения карантинных мероприятий приток иностранных граждан в Павлодарскую область снизился на 54 %. В качестве трудовых мигрантов мы зарегистрировали 477 человек. В прошлом году эта цифра составляла порядка 1,5 тысячи. То есть уменьшение почти в три раза. Из тех людей, кого мы зарегистрировали, многие заехали в Казахстан еще в прошлом году. Согласно приказу № 76 они имеют право работать до 1 года, то есть они на три месяца сначала получают разрешение и потом до 1 года могут продлевать, хоть по месяцу, хоть по три месяца. Потом обязаны выехать. Однако с учетом того, что бушует пандемия и, выехав из Республики Казахстан, назад они не заедут, Комитетом миграционной службы принято решение (это затем было закреплено в постановлении правительства), что им разрешено продлевать срок пребывания без выезда из страны. Правда, это уже называется не продление, а выдача первичного разрешения. В дальнейшем в течение 1 года они могут продлевать документ дальше. Из 477 официально зарегистрированных трудовых мигрантов 316 – это граждане Узбекистана, 124 – Таджикистана, и 37 человек прибыли из Азербайджана.
– Много ли нарушений допущено трудовыми мигрантами в условиях карантина, и что им за это грозит?
– Если в цифровом выражении брать, то ситуация такова: у нас в этом году заехало 777 граждан стран, которые подпадают под легализацию. Это Узбекистан, Азербайджан, Таджикистан. Из них легализовано, как я уже упоминал, 477 человек. Остальные 300 – это те, кого мы установили на территории области во время проверок. Они привлечены к административной ответственности. По некоторым из них приняты решения о выдворении, 76 человек уже выдворили. Нерадивые работодатели также привлечены к административной ответственности по статье 519. В настоящее время выявление таких объектов, где незаконно осуществляют свою деятельность иностранцы, очень проблематично в связи с вышедшим указом президента Республики Казахстан о моратории на проверки малого бизнеса и микробизнеса, к которым, в том числе, относятся гостиницы, кафе, небольшие строительные объекты. В настоящее время мы не можем их проверять.


– А если говорить о бытовых преступлениях, как часто их совершают иностранные граждане?
– В сфере семейно-бытовых преступлений это наши павлодарцы, которые имеют на руках российские паспорта и вид на жительство. Самый громкий случай произошел в июне этого года на Втором Павлодаре, когда сын убил собственную мать. Он – гражданин Российской Федерации, но родился здесь, жил здесь, затем уехал, но там ему делать было нечего, и в конце концов вернулся. Сидя на карантине, вместе с матерью распивали спиртные напитки, и после возникшей ссоры произошло убийство. История неприятная. Конечно, данный факт негативно отразился на репутации всей миграционной службы, и лично на моей, был наказан участковый инспектор. По статистике больше всего правонарушений и преступлений совершают именно граждане Российской Федерации, но не все они трудовые мигранты. По действующему законодательству, если постоянно проживающий иностранный гражданин допустит нарушение миграционного контроля либо любого другого законодательства Республики Казахстан, мы рассматриваем вопрос о лишении его права на постоянное проживание, лишаем вида на жительства. Человеку дается срок на выезд. Если эти правонарушения носят еще и злостный характер, мы уже ставим вопрос о выдворении его в порядке гражданского судопроизводства.
– Что делается вашей службой для профилактики экстремизма и возможного попадания в наш регион нежелательных деструктивно настроенных иностранных граждан?
– Мы очень тесно взаимодействуем с приграничными регионами России – Алтайским краем, Омской и Новосибирской областями. Регулярно обмениваемся данными, коллеги очень хорошо и оперативно предоставляют информацию. Масса граждан с двойным гражданством была выявлена благодаря взаимному обмену информацией. По криминогенной ситуации взаимодействие также проходит на регулярной основе. Ситуация на протяжении многих лет стабильная – граждан, настроенных деструктивно, в регион не допущено. При любом проявлении попытки распространения какой-то литературы нетрадиционного толкования пресекались с самого начала совместно с сотрудниками ДКНБ. И наш отдел по борьбе с экстремизмом очень хорошо в этом плане работает. Ни одного человека с какими-либо противозаконными намерениями выявлено не было, и надеемся, их не будет.
– В последнее время вашу службу все чаще называют сервисной полицией. Что это значит, и какие новшества появились в работе за последнее время?
– С начала текущего года у нас отменено понятие «регистрация» иностранного гражданина. Идет планомерное послабление миграционного контроля, и поэтому переходим на уведомительный характер. Внедрена система уведомления принимающей стороной о прибытии иностранного гражданина. Соответственно, регистрация на время проживания намного снижена, а уведомлений принимающей стороной увеличено в более чем в 20 раз. Если в прошлом году мы получили всего лишь 268 уведомлений от принимающей стороны, то в связи с изменением законодательства – уже 6586. Как личным способом сюда приходили те, кто не имеют электронной цифровой подписи, так и посредством визово-миграционного портала.
– Получается, что иностранец, прибывший к нам, несет меньшую ответственность, чем принимающая сторона?
– Совершенно верно. Иностранные граждане на 30 дней освобождены от регистрации. Представители стран ЕАЭС – до 90 суток. Мы просим принимающую сторону в трехдневный срок сообщать о приезде к ним иностранного гражданина. Многие выполняют данное требование, но есть и нарушители. Некоторые просто не понимают и считают, что если на один день приехал и уехал, то не нужно сообщать. Нет, это в корне неверно. Если даже на один день приехал, в трехдневный срок вы обязаны сообщить нам.


– А если он приехал и уехал, о том, что уехал, тоже надо сообщить?
– Нет, о том, что уехал, не надо, мы это по нашей электронной базе и так увидим. Этот процесс у нас автоматизирован. Хоть это гостиница, хоть физическое лицо к родственникам приехало, к друзьям, – мы должны знать, где иностранный гражданин проводил время. В смысле, где он останавливался, по какому адресу. Это связано и с вопросами национальной безопасности, в первую очередь, чтобы, несмотря на общее послабление миграционного контроля, мы все равно могли в достаточной мере осуществлять свою работу.
– Кто больше всего нарушает – гостиницы или физические лица?
– Вы знаете, как раз-таки по гостиницам ситуация не очень хорошая: только 19 % из них четко выполняют требования. В основном это крупные гостиницы. Еще в январе–феврале мы проводили с ними рабочие встречи совместно с другими государственными органами, представителями департамента Комитета национальной безопасности и СМИ. Всех представителей гостиниц мы приглашали, тщательно все рассказали, ответили на интересующие вопросы. Четко рассказали, что необходимо завести электронно-цифровую подпись гостиницы для уведомления миграционных служб о прибытии иностранного гражданина. Это процедура занимает буквально несколько секунд. При наличии ЭЦП, при создании записи информация принимающего лица сразу высвечивается. Достаточно просто вбить данные иностранного гражданина, это фамилия, имя, отчество, номер паспорта, и срок, на который он прибыл в наш регион. И все.
– А с теми гостиницами, что нарушают, как быть?
– Мы выявили три гостиницы, в адрес которых вынесли предписания об устранении нарушений. Так как они субъекты малого бизнеса, мы не можем ходить к ним проверять, но мы вызываем их сюда и проводим беседу. По арендным квартирам тоже актуальная проблема. Арендодатели не хотят отягощать себя какими-либо обязанностями, получили деньги – и до свидания. Нами инициирован вопрос, чтобы при выезде иностранного гражданина в Казахстан проверять через единую базу «Беркут», было ли уведомление от принимающего лица. Это очень легко делается. Чтобы дополнительная функция была: красное окошко чтобы загоралось, что принимающая сторона не уведомила нас. Опрашиваем выезжающего иностранца, где он останавливался, берем анкетные данные принимающей стороны. Пограничная служба отправляет к нам. Здесь уже согласно территориальности, пусть это Павлодар, Экибастуз, Аксу, – наши представители есть везде, – проверяем. Если есть нарушение, будем привлекать принимающую сторону по статье 518. У нас есть на это два месяца.
– Большой резонанс в обществе вызвала ситуация гражданки Узбекистана, которая попала в Казахстан из России. Удалось помочь пожилой женщине?


– Буквально на днях ситуация, наконец, разрешилась. Женщина уже не молодая, приехала в Павлодар перед самым карантином и застряла здесь. Вопрос не совсем в нашей компетенции был, но, так как это иностранный гражданин, в любом случае мы сопереживаем и стараемся помочь.
С ней получилось так. Она приехала к нам 17 марта с паспортом гражданина Узбекистана старого образца. По нему она имеет право вернуться только в Узбекистан. Но она человек пожилой, русская по национальности, и она почему-то очень сильно боялась возвращаться в страну, чьим гражданином является. Говорит: «У меня там ничего нет, никого нет, и я там на года застряну, меня могут не документировать на новый биометрический паспорт». Я лично контактировал с Посольствами Узбекистана, Российской Федерации, чтобы помогли решить ей вопрос с проездными документами. Ситуация настолько затянулась, что на все лето она пропала. Я думал, что женщина уехала в Узбекистан, потому что, когда я говорил с Консулом Узбекистана в Астане, он пояснил, что ей сказали возвращаться туда. И вот на днях она снова появилась, оказывается, где-то подрабатывала, а сейчас, перед зимой, срочно захотела ехать домой, в Россию. Человека по-настоящему жалко. Я ее помню 17 марта, и вот сейчас пришла: сами представляете, когда человек бездомный, неприкаянный. Это еще не бомж, но уже сломлен и морально, и психологически.
Здесь нам очень помогла пограничная служба. Они созвонились со своими российскими коллегами, напомнили этот случай от 17 марта, что они пропустили сюда человека по старому паспорту гражданина Узбекистана, но она постоянно зарегистрирована в России. То есть она может документироваться и в Российской Федерации, в консульстве Узбекистана. В общем, пришли к договоренности, что Казахстан через границу эту женщину выпустит, а российская сторона впустит. И вот на днях она благополучно уехала, и я чувствую большое удовлетворение. Решилась судьба человека. Она женщина пожилая, законодательства где-то не знает. Нам помог этот штамп о постоянной регистрации в России. И пограничные службы вникли в эту ситуацию и уже сопроводили ее домой.
– Благодарим вас за интервью и подробные ответы. Пусть таких историй со счастливым концом в вашей работе будет больше!

«Наша Жизнь» №45, 26.11.2020г.

Данная публикация была подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание данной публикации является
предметом ответственности авторов газеты «Наша Жизнь» и не отражает точку зрения Европейского Союза.

Последнее изменениеЧетверг, 26 ноября 2020 14:48
Наверх
Assembled by Nebel