Menu

Поэтическая графика

Поэтическая графика

Павлодарский художественный музей одним из первых презентовал выставку, приуроченную к 175-летию Абая Кунанбаева. В юбилейный год экспозиция «Прогулка с поэтом» в большом зале собрала более 80 произведений скульптуры, живописи и графики из фондов. Некоторые работы выставлены в музее впервые. Подробнее об образах, посвященных поэту, в нашем материале.
 
Памятники Абаю Кунанбаеву есть в Казахстане, России, Узбекистане, Иране, Китае, Венгрии и Египте. Разные авторы искали и находили в творчестве казахского просветителя нечто близкое, понятное, истинное. Тема его творений и произведений других авторов о его жизненном пути стала отправной точкой для экспозиции «Прогулки с поэтом».
Живописные полотна, пейзажи добавили выставке атмосферу – для колорита и настроения. Но в целом все графические листы и скульптуры в экспозиции посвящены абаевской теме.


Сразу с первого «кармана» экспозиции – уникальные экспонаты из коллекции музея. Впервые выставили 10 листов и обложку издания памяти Абая к его 125-летию. Их раньше никогда не экспонировали. К тому юбилею, поясняют искусствоведы, по инициативе Союза художников Казахстана был выпущен альбом с текстами на казахском и русском языках из стихотворений Абая. Радостно, что он попал в фонды музея Павлодара и был сохранен. Сейчас больше издают книги, но хорошо бы, чтобы такие альбомы тоже выпускались, говорят искусствоведы.
Фотографировать работы – строго без вспышки. Графические листы очень хрупкие и нежные. Их ценность не только художественная, но и историческая. «Прогулка с поэтом» представляет фрагмент печатной графики Казахстана, посвященной Абаю, его стихам, и произведению Мухтара Ауэзова «Путь Абая». Всего же станковая и книжная графика в собрании музея насчитывает более 2000 экспонатов.


Мой личный интерес в экспозиции – великолепная графика известного советского художника Сидоркина. Евгений Сидоркин – народный художник Казахстана, приехал в Алматы в 1957 году после окончания Ленинградского института живописи, скульптуры, архитектуры имени Репина (ученик мастерской Пахомова). К слову, в столице КазССР художник оказался, прибыв вслед за художницей Гульфайрус Исмаиловой, – они учились вместе в Ленинграде, стали супругами. Известный график внес большой вклад в развитие казахстанского художественного эстампа. В фондах музея хранятся 174 его работы.
– Сидоркин – один из основных мощных пластов этой выставки и нашей коллекции, – рассказывает член Союза художников Республики Казахстан, искусствовед, главный хранитель фондов музея Елена Дубовая. – Многие графики Казахстана работали над темой Абая и его произведений. Но Сидоркин обратился к эпосу. Это был роман-эпопея Ауэзова «Путь Абая», который затем переиздавался. И сейчас фонд Мухтара Ауэзова успешно работает. В наших фондах 27 работ Евгения Сидоркина, они поступили в музей еще при жизни автора. Сидоркин обращался к произведению два раза. В 1960 году с литографией, за это он получил первую Государственную премию КазССР имени Чокана Валиханова. И в 1970 года с повтором своего обращения к Абаю и Мухтару Ауэзову, но уже с линогравюрой. Его графика постоянно у нас в работе – мы делали выставки и на другие темы.


Чем интересны сидоркинские листы? Помимо конкретных портретов по тексту произведения, есть и жанровые картинки – «Песнь над аулом», «Плач», «Джут» и другие. Их можно долго рассматривать. В них художник дает собственное прочтение темы.
Сидоркина по праву считают замечательным графиком. В 1965 году в Лейпциге на международной книжной выставке он получил золотую медаль за серию автолитографий «Читая Сакена Сейфуллина». Говорят, рядом стоял стенд Пикассо, но награда досталась нашему казахстанскому художнику. Чуть ранее, в 1958 году, там же, он был награжден бронзовой медалью за иллюстрации к казахскому эпосу.
Сейчас это кропотливое мастерство, сложное по исполнению, уже забывается. Сидоркин вел занятия по литографии несколько лет на подмосковной творческой базе «Сенеж», куда слетались художники со всех городов и республик. Там, как сейчас говорят, на мастер-классах корифеи передавали тонкости мастерства. Наш павлодарский художник Александр Бибин учился там литографии именно у Сидоркина.


Экскурсии и рассказы искусствоведа Елены Дубовой о сокровищах коллекции музея – всегда глубокое погружение в тему. В свое время Елена Викторовна окончила Санкт-Петербургский государственный академически институт имени Репина, дипломная работа «Графика Казахстана 50–80 годов ХХ века». Она поясняет: такое мастерство как и владение техникой офорта, сейчас, к сожалению, уходит. И у молодежи трудоемкий процесс вызывает замешательство. Но потом, увы, учиться будет уже не у кого. Специалисты констатируют: не так давно говорилось о том, что германские художники-офортисты под Алма-Атой проводили мастер-классы для казахстанских художников. И это притом, что у нас есть традиции, наследие мощных авторов, известные имена. Да и сейчас есть – уникальный художник Кадырбмек Каметов работает в автолитографии.
В этом направлении графикам важно много знать и уметь. Это и технический процесс, и химический. «Нужно руками уметь точно работать, и, что называется, глазом. И материалы непростые – литографские камни всегда было непросто достать, а для офорта нужны цинковые пластины. Нюансов немало. В нашей экспозиции представлены ксилографии Макума Кисамединова – гравюры по дереву, древнейшего мастерства Японии. Он резал и гравировал сам», – говорит Дубовая, рассказывая об экспонентах.


На выставке для прогулки с поэтом несколько дорог. Представлены графика, живопись и скульптура. Разные авторы разного времени говорят о своем отношении к литературе и искусству. Причем интересен путь каждого автора.
– Практически все художники работали в алматинских книгоиздательствах, – говорит Елена Дубовая. – С одной стороны, это был их хлеб. С другой стороны, они для души делали такие станковые работы, которые шли потом в музеи. Дирекция художественных выставок МК КазССР доставляла их нам, что-то мы покупали из мастерских. Пути приобретения были разные. Но важно, что графика оседала в музеях, где мы храним их для потомков, и формируем выставки. Эти художники – Исатай Исабаев, Макум Кисамединов – все учились в Москве у гениальных художников. Исабаев у Андрея Гончарова – это Московский полиграфический институт, вершина издательской графики 60–70-х годов. Наши художники прошли эту школу и потом делали прекрасную работу у себя в Алматы. Это разворот своего видения, опыта и умений, но уже на своей земле.
Книгоиздательство переживало расцвет – у многих раньше были, да и сейчас есть книги отечественной печати, например, с теми же казахскими эпосами. Прекрасные иллюстрации Сидоркина к «Алпамыс-батыру» – яркий образ из моего детства.


– Мы поставили в экспозиции портрет Абая авторства Константина Яковлевича Баранова, он стоял у истоков казахского издательского дела. Был сибирским писателем, потом приехал и осел в Алма-Ате, где и работал. Я помню, что его стилистику я видела в большой книге «Казахские народные сказки», с синей обложкой. Там его литографии. Это богатство памяти. Для этого и нужны такие выставки. Для этого нужно приходить в музей и с малышом, и с бабушкой. Чтобы узнать, вспомнить, поделиться. А дома еще раз полистать знакомые страницы с любимыми иллюстрациями, – считает искусствовед Елена Дубовая.
Сейчас в издательском деле другое направление. Но во всех листах, представленных на выставке 60-х, 70-х, 80-х годов, – везде звучит абаевская тема. Двухтомник Абая издавался в 1954 году, в 1968-м, в 1986-м и в 2002 году. Почти каждое десятилетие каждое поколение вносит что-то свое. В свое время на других выставках павлодарские авторы обращались к теме Абая. Так, Татьяна Чевтаева посвятила его «Словам назидания» батики – росписи по ткани. Анар Аубакир переосмыслила его стихи и музыку кобыза в визуальные формы. Разные возрастные категории, разные жанры – но его творчество близко до сих пор. Чем же поэзия Абая задевает и сегодняшних читателей? Чем Абай актуален в 21 веке?
– Абай – это истина. И то, что он говорил в своих назиданиях, мы все говорим своим детям с самого начала жизни. У него это выкристаллизовано в 45 назиданиях, – говорит Елена Дубовая. – Я могу отталкиваться и от изобразительного материала. Вот абаевские времена года – а сколько интерпретаций можно увидеть на выставке. Разные художники – от акварели до офорта и лино-, литографии. Каждый увидел и прочувствовал что-то свое. И это ценно.
Строки Абая звучали на вернисаже выставки. Для гостей экспозиции выступил общественный деятель, известный фольклорист, абаевед, жыршы – исполнитель и сказитель Даниял Асенов. Но слышалось и другое исполнение. Это зрители, шагая от одного графического листа к другому, впитывали смысл стихов Абая , каждый по-своему. У книжных страниц шепотом и вслух читались слова, уже ставшие наследием.
Ирина КОВАЛЁВА, фото автора, «Наша Жизнь» №5, 06.02.2020

Наверх
Assembled by Nebel