Menu

Не быть пассивным потребителем информации

Не быть пассивным потребителем информации

Какие основные ошибки медийной грамотности есть у блогеров и журналистов? Нужно ли безоговорочно доверять официальной информации?  Почему так важно ответственное потребление информации? И кто за это отвечает? Тему беседы обозначили так: «Журналист или блогер? Ответственность перед читателями, слушателями, зрителями». Актуальные вопросы обсуждаем со старшим преподавателем кафедры языков, литературы и журналистики  Инновационного Евразийского университета Марал Бейсетаевной Айтмагамбетовой.

Пусть меня научат!
День работников СМИ, его еще называют День журналистики, в Казахстане отмечают не только сотрудники ТВ, радио, газет и онлайн-ресурсов. Это праздник тех, кто связал свое призвание с будущими звездами инфопространства. И если для репортажников, новостников и аналитиков привычнее, что называется, «работа в поле», то для преподавателей кафедры журналистики в приоритете наука, новые технологии и внедрение трендов. Каким новшествам учат молодых казахстанских журналистов, какие ценности им стараются привить?
– Марал Бейсетаевна, кто сегодня актуальнее – журналист или блогер? И разная ли у них ответственность перед читателями, слушателями, зрителями?
– У журналиста и блогера разные задачи. Если говорить в целом об ответственности, и блогер, и журналист, по большому счету, всегда ответственны за свои слова. Прежде всего, в рамках правового поля. На мой взгляд, профессиональная ответственность журналиста – удержаться от субъективной оценки. В то время как блогер может и, как правило, позволяет себе оценить и высказать свою точку зрения. Это нормально, если точка зрения также находится в правовых рамках, и блогер никого не оклеветал и не оскорбил. Общая ответственность будет одинаковой. Блогер и журналист должны говорить правду, нести максимально объективную информацию.
– Но есть и различия?
– Журналист, конечно, ограничен профессиональными и этическими нормами. А если блогеру показалось, что он прав, то он обычно это и показывает.
– Журналист в таком случае должен отказаться от суждения?
– Думаю, да. Это не всегда у журналиста получается. Но, как правило, профессионал должен это понимать. Ничего личного. Например, многие хирурги не берутся проводить операции близким родственникам. Может возникнуть необъективность, предвзятость или вероятность ошибки. Так же и журналист. Если есть такой момент возможной необъективности, то пусть, может, об этом напишет другой? Хорошо, если хватает мудрости и профессионализма принять такое решение.


– О чем вы говорите со студентами в самом начале учебы?
– Мы говорим о многом. И, прежде всего, что журналистика может быть разной. Например, в советской классической журналистике представителей прессы называли «бойцами идеологического фронта». Журналист тогда – журналист-пропагандист. Его роль в пропаганде определенных идеологических ценностей была достаточно высокой. Вся современная мировая школа журналистики ориентирована на журналиста, который информирует. Он показывает информацию с разных точек зрения. А зритель, читатель, слушатель уже сам должен прийти к какому-то выводу.
– Декан факультета МГУ, рассказывая в одном интервью о новых реалиях журналистики, сказала и о коммерциализации СМИ, когда «журналист стремится выполнить не только свою социальную миссию, но и своим трудом должен принести компании, редакции, владельцу прибыль».
– Мы проводим обзорные лекции для студентов с журналистами, редакторами изданий. И самые первые вопросы журналистам у ребят такие: «у нас цензура», «нет свободы слова», «в казахстанской и российской журналистике нет возможности говорить правду». Я думаю, это взгляд непрофессионала. Говорить априори об абсолютно свободной журналистике, на мой взгляд, в принципе невозможно.
– Какие-то рамки и ограничения все равно будут?
– Конечно. Журналистика всегда будет несвободна от учредителей, редакционной политики, от финансирующих проекты источников, от государства и т. д. Всегда есть заинтересованные стороны. И говорить о безусловной свободе журналистики, думаю, скорее манипуляция.
– Нередко за такими высказываниями маскируется желание сделать нечто противозаконное?
– И такое бывает. Это тоже чьи-то интересы. Но при всем этом остаются позиция журналиста и его профессионализм. Есть персоналии, и в казахстанской журналистике в том числе, которые, чтобы сообщить людям какую-то информацию, даже уходят из издания. Или вступают в конфронтацию со своим СМИ. Это личный выбор. И сегодня в Казахстане мы можем говорить практически обо всем.
– И закон о клевете, который был введен несколько лет назад, на днях претерпел изменения. Президент Казахстана Токаев декриминализировал статью, теперь это не уголовное, а административное правонарушение.
– Совершенно верно. То есть нужно понимать, что ограничения все равно есть. И мнение о безусловной свободе слова – обывательское. Люди со стороны не понимают всей специфики профессии. В любой области свобода человека заканчивается там, где начинается свобода другого человека. Со свободой слова так же. Журналист должен оперировать конкретными подтвержденными, неопровержимыми фактами. Только тогда он может говорить.
– Сейчас, если у человека есть смартфон, он уже считает себя гражданским журналистом. Хотя этого недостаточно. Как обучиться медиаграмотности?
– Нужно постоянно учиться. Я руководитель образовательного грантового проекта Интерньюса по медиаграмотности в Павлодаре. Наш проект ориентирован на создание образовательно-развлекательного медиаконтента. Это видеоролики о знакомых ситуациях, в которых мы все поступаем неграмотно. А затем показываем, как поступать необходимо. Например, как люди распространяют фейковую информацию в социальных сетях и мессенджерах. Наверное, у каждого из нас есть группы в ватсапе, которые можно обозначить – «Здесь часто бывают фейки». Родственники, знакомые и приятели из добрых побуждений распространяют дезинформацию. Они считают все сведения правдой, и хотят всех спасти. Наш проект как раз ориентирован на то, чтобы рассказать о медиаграмотности не только журналистам, но и широкой аудитории.
– Каковы правила работы с информацией?
– Информацию нужно воспринимать критически. Не всякой информации стоит доверять. Есть простые и доступные способы, как ее проверить. Ведь информация может быть опасной, привести к последствиям. Информация должна быть понятной. Когда контент подается в назидательной манере, это может оттолкнуть. А может быть просто скучным, неинтересным. Когда в ежедневных ситуациях можно узнать себя, понять, как правильно поступить, это может повысить медиаграмотность. Мы реализуем проект для Казахстана межрегиональной командой преподавателей и журналистов. Материалы также можно использовать в рамках тренингов по медиаграмотности. А затем мы планируем разместить их в открытом доступе. Чтобы преподаватели, тренеры или аудитория, которой это интересно, могли бы воспользоваться контентом.
– Вопрос формирования контента в последнее время очень актуален. Карантин во всем мире показал: не все, что размещено онлайн, является интернет-уроками или диджитал-лекциями. У онлайн-контента есть свои правила. Как вы справились с вызовом времени?
– Для нас не было проблемой перейти на онлайн-обучение. В ИнЕУ уже несколько лет существует параллельная образовательная технология для дистанционного обучения. В том случае, когда студенты выезжают куда-то, либо у учащихся особые потребности по здоровью, они могут получать материал дистанционно по системе управления курсами MOODLE. У каждого студента есть личный кабинет, в котором представлены дисциплины, лекционный материал, практические задания, есть возможность общаться с преподавателями и т. д. Что касается в принципе подхода к образованию, учитывая запрос аудитории, и то, что ИнЕУ – негосударственный вуз, а значит, должны быть клиентоориентированы, мы давно перешли к использованию альтернативных способов обучения. Классическая лекция остается как форма взаимодействия со студентами, но чаще используется интерактивная лекция. Я в своей работе с будущими и настоящими журналистами использую тренинговую форму лекции. Эффективность выше – мы все работаем в одной команде, есть вовлечение аудитории, студенты сами приходят к определенным выводам. И хороший результат – наши студенты очень востребованы в профессии.
– Они находят работу, будучи студентами?
– Журналисты, перешедшие на 3-й курс, проходят обширную практику в СМИ. И заинтересованные издания их трудоустраивают. Ребята становятся внештатными сотрудниками, параллельно учатся. Многих работодатели приглашают в штат. Они учатся по дуальной системе, где много заданий с практикой в профессии и с практической работой в региональных СМИ. Например, Кристина Кохно работает в «Звезде Прииртышья», наша выпускница прошлого года Валерия Степчук тоже работала сразу на практике, хорошо показала себя Сабина Рахимбай. Список можно продолжать долго. Мы настраиваем студентов, что они должны совмещать теоретические знания и практические навыки в СМИ.


– В соцсетях обсуждалось мнение, что профессия журналиста отходит на второй план, и цениться будут специалисты с более глубокими познаниями в другой сфере. Например, получившие экономическое, а уж потом журналистское образование. И отлично разбирающиеся в экономической теме.
– Способов прийти в профессию существует множество. Есть много практикующих журналистов, не имеющих журналистского образования. Или получивших его позже, уже сделав себе имя. Пути разные. Что касается вопроса, я считаю, что журналист не должен быть экспертом. Он должен знать, где экспертов найти. Если мы говорим о научной журналистике, то да, лучше, чтобы специалист разбирался в вопросе. В других сферах – хорошо, если журналист имеет опыт. И классическое образование не равно профессионализм в определенной области.
– Все равно журналисту самому нужно будет приложить усилия?
– Совершенно верно. Если журналист хочет специализироваться в определенной области, ему не нужно для этого получать специальное образование. Но ту профессиональную область, которая интересна, нужно изучить. Если человек будет много читать, общаться с экспертами, то со временем будет понимать и разбираться в какой-то сфере. И это опять о разных путях в профессию. Приведу пример. Выпускник ИнЕУ Артем Буланов специализируется в спортивной журналистике на телевидении. Он выбрал эту сферу уже на 3–4 курсе, дипломная работа тоже была по спортивной журналистике. Буланов сам увлечен спортом, хотя у него нет спортивного профессионального образования. Он знает эту среду изнутри, как сферу своих интересов. И образование в журналистике позволяет ему делать, на мой взгляд, классные материалы. А его проект «Головой об лед» – пример успешного проекта в спортивной журналистике.
– Значит, когда студенты только приходят на I курс, важно понимание призвания? Видно ли педагогам, у кого получится состояться в профессии?
– Мы, преподаватели, часто впадаем в такое состояние, когда нам кажется, что мы очень сильно разбираемся в людях и видим будущее студента. Но на самом деле я не раз сталкивалась с тем, что кому-то бывает сложно выбрать направление и реализовать себя, даже если учеба дается легко. А тот, кто вначале не показал себя заинтересованным в журналистике, затем приобретает успешный профессиональный опыт. Но и говорить, что любой может стать журналистом, тоже нельзя. Например, должно быть умение и желание писать тексты. А пока студент учится в университете, он может разобраться в себе. И мы ему поможем. Журналистика многогранна: можно работать на телеканале, в пресс-службе предприятия, на радио, в газете или в новостном интернет-ресурсе. Во всех этих областях нужны разные навыки, но все они пересекаются. И каждый выпускник находит что-то свое.
– В сфере информационных технологий каждый день какие-то новшества. Должен ли преподаватель журналистики сам учиться?
– Любой преподаватель и учитель должен учиться всегда! Он может обучать кого-то только в том случае, если сам все время учится. Особенно это касается работы с будущими журналистами. Если отставать, теряется авторитет педагога и наставника. Я пришла к этому давно. Мой принцип – постоянное получение новых знаний. Для меня это тренинги. Я участвую в нескольких программах. Например, в проекте Интерньюс по развитию медиаграмотности, уже состоялось несколько тренингов. Это и MEDIACAMP, ориентированный на преподавателей журналистики. Каждый раз узнаешь что-то новое. Например, методические приемы: как рассказать о медиаграмотности просто и интересно. Я в первую очередь читаю лекции в вузе по цифровым медиа. И для меня открытием 2019–2020 годов стала интенсивная программа проекта Института по освещению вопросов войны и мира – тренинг для преподавателей мультимедийной журналистики. Он как раз ориентирован на то, чтобы педагоги хорошо разбирались в новинках цифровых медиа.
– Что интересного почерпнули и чем делитесь с будущими журналистами?
– Журналистика данных – за этим направлением будущее. О событии может сообщить и блогер, и журналист. И блогеры часто делают это быстрее, и набирают больше просмотров. А вот с журналистикой данных и анализом блогер не справится. Для этого нужны профессиональные навыки, умение работать с цифрами, сопоставлять их. Но и многим журналистам сейчас также не хватает этих навыков. Приведу пример с пандемией КВИ. Ситуация была в конце февраля-начале марта, когда сообщалось о количестве заболевших в разных странах. И профессиональные журналисты нескольких ресурсов дали информацию о том, что европейские страны находятся на втором-третьем месте после Китая по количеству заразившихся коронавирусной инфекцией. Приводили цифры – тут столько, а вот здесь – столько заболевших. У меня как преподавателя медиаграмотности возник вопрос: почему журналист не исследовал этот вопрос?
– Нужно было оценить масштаб?
– Да, нужно было смотреть количество заболевших на тысячу человек. Абсолютные цифры показали. Но статистика дала бы иное. И места распределились бы иначе. Я специально сама исследовала данные, сделала сравнения – представляете, разница была в 10 раз!
– То есть информация была неверна?
– Но официальные источники подали информацию так, потому что взяты были только абсолютные цифры. А ведь аудитория не будет считать. В этом случае, на мой взгляд, подача была непрофессиональной, она привела к искажению информации. Потом эти ошибки разбирали. Затем уже стали давать и анализ, и графики.

Мост между событием и получателем информации
– Марал Бейсетаевна, назовите ТОП-3 ошибок медиаграмотности у журналистов и блогеров в онлайн-журналистике.
– Первое – недостаточная проверка информации. Сейчас информация очень быстро доходит до своего потребителя. И журналист в постоянной ситуации стресса: если слишком долго проверять, первыми опубликуют другие. Журналисты или блогеры недостаточно проверяют материал, публикуют. И нередко уже постфактум выясняется, что информация – либо откровенный фейк, либо искажена или просто с допущенной ошибкой.
– К примеру, на днях Минздравом на официальной странице в инстаграм@healthcare.gov.kz были опубликованы данные с телефонными номерами call-центров в регионах. Код Павлодара был дан с ошибкой. Информация ушла, так и распространили.
– Второе место. Говоря о конфликтных вещах, журналист должен максимально осветить все заинтересованные стороны в ситуации. Блогеры зачастую, говоря о проблеме, освещают ее с одной стороны, – это неправильно.
– Нужно дать слово второй стороне конфликта, а то и третьей. И там уже будет видна общая картина.
– Да. Это вопрос профессионализма и медиаграмотности. Аудитория должна понимать: если есть информация, она должна освещаться полноценно. Чьи задеты интересы, кто может пострадать, кто видел, кто слышал, и кому это выгодно.


– А третье место?
– На третьем месте – некритическое отношение к любой официальной информации. Это, к слову, о примере с информацией Минздрава и номерами телефонов в регионах. И журналисты, и блогеры должны доверять официальной информации. Но проверять. Мы ей доверяем априори, она из официальных источников. А ведь за официальными источниками стоят люди. Люди могут ошибаться, а могут быть просто некомпетентными. Причины разные – даже опечатка. Если мы будем эту информацию, как и из любых других источников, проверять, ситуация изменится. Мы же не доверяем фейкам, распространяемым обывателями, стараемся уточнить информацию, опровергнуть или подтвердить ее. Любые данные нужно критически осмысливать, внимательно читать, смотреть, насколько это соотносится с официальными документами. Журналисты и блогеры, и любой гражданин – все мы не должны быть пассивными потребителями информации. И критически оценивать то, что подается в официальных источниках. Нужно оценивать, насколько это соотносится с тем, что знаю я сам. Все ли заслуживает доверия? Нужно анализировать. И самому делать выводы.
– Значит, стоит затронуть тему и ответственности читателя, слушателя и зрителя в осмыслении полученной информации? Есть ли ответственность у потребителя информации в том, что он с ней сделает?
– Нужно говорить в целом об ответственном потреблении информации. Журналист должен относиться критично к разным источникам, не воспринимать их, как истину в последней инстанции. Она может измениться и дополниться. И аудитория должна задавать вопросы: кому информация нужна, чьи интересы она затрагивает? С профессиональной точки зрения я отслеживаю новости региональных СМИ, телевизионных каналов. Иногда бывает так, что я понимаю: большая часть новостного контента того или иного телеканала – это материалы, связанные с PR (public relations – «связи с общественностью», «пиар», рекламные материалы – авт.). Но никак не материалы по реальным информационным поводам. Это понимание уменьшает доверие и интерес к телеканалу.
– И как быть?
– Во-первых, воспитывать в аудитории желание и умение сопоставлять информацию, критически осмысливать, делать выводы. Во-вторых, мы, преподаватели, стараемся воспитывать в журналистах стремление делать интересный, качественный контент. Это сложнее, потому что у журналиста изначально должна быть такая внутренняя потребность.
– Кому-то интересно добывать информацию, кому-то – рассказывать истории…
– А кому-то – оценивать и делать выводы. Парадокс – этому нельзя научить, но этому можно научиться. В идеале нужно учиться всю жизнь. Каждый раз, узнавая что-то новое, человек анализирует уже с позиции более высокого уровня. За примером далеко ходить не нужно. В условиях пандемии мы видим, а помимо того, что многие люди уже переболели, и, как говорят эксперты, в ближайшее время все население земного шара так или иначе должно будет перенести коронавирус, какие еще угрозы для общества есть? И что с этим делать? А ведь еще много людей считают, что пандемия придумана, и есть якобы мировой заговор государств для достижения каких-то целей. Но если мы знаем экономические основы развития любого государства, то понимаем, что в рамках пандемии любое государство терпит колоссальные убытки. Организации вынуждены выплачивать работникам средства за простой, заболевшим оплачиваются больничные. Целые направления в отраслях встали, а многие просто исчезнут. Экономическая карта в мире поменяется, говорят специалисты. Любой человек, обладающий основами экономического и политического анализа, понимает, что подобные выводы о заговорах просто невозможны.
– Как изменить ситуацию?
– Нужны общие усилия. С одной стороны – нас, преподавателей журналистики, с другой стороны – вас, действующих журналистов, и аудитории, граждан, населения для повышения медийной грамотности. У аудитории важная задача – критически осмысливать всю информацию. От официальных лиц, из социальных сетей, от друзей и родственников в мессенджерах. Сейчас есть масса тренингов, образовательных ресурсов, курсов. Ситуацию с пандемией нужно использовать себе во благо – изучить что-то новое. Начать разбираться в том, что точно пригодится. Например, в основах критического мышления.
Ирина КОВАЛЁВА,фото из личного архива М. Айтмагамбетовой, «Наша Жизнь» №24, 02.07.2020г.

Анонс
13 июля с 10 до 11.00 в редакции «Нашей жизни» состоится горячая линия с Марал Айтмагамбетовой. Тема - фактчекинг, самостоятельная проверка информации и медийная грамотность. Вопросы вы может задавать анонимно по телефону редакции 73-04-43 или на ватсап-номер 8 777 384 3604. Эксперт ответит на них в прямом эфире. А отчетный материал будет опубликован в следующем выпуске газеты «Наша жизнь».

Данная публикация была подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание данной публикации является предметом ответственности авторов и не отражает точку зрения Европейского Союза.

Последнее изменениеСуббота, 04 июля 2020 12:38
Наверх
Assembled by Nebel