Menu

Помнить все

Помнить все

31 мая – День памяти жертв политических репрессий. В 2020 году в Казахстане в этот день президент Токаев заявил о создании Государственной комиссии по реабилитации жертв политических репрессий. Этот сложный путь нужно пройти до конца, чтобы завершить работу по восстановлению исторической справедливости. И сохранить мир и согласие.

Перекрестки судьбы


Вот всего лишь два знаменитых имени мировой литературы, связанных и с Павлодаром, и с жерновами большого террора. Это мужчина и женщина. Такие разные, и все же соединенные перекрестками судьбы. Евразийский поэт, выросший на высоком берегу Иртыша и сгинувший в 1937 году в лубянских застенках. Павел Васильев, чей полет прервался в 27 в Лефортовской тюрьме.
И другая жизнь – долгая. В ней были творческие озарения и признание. И были долгие годы лишений и муки. Писательница Анастасия Цветаева, сестра Марины Цветаевой. Неоднократно арестованная, отсидевшая в лагерях и сосланная. В том числе и в Павлодар. Дожившая почти до ста лет и оставившая воспоминания в стихах и прозе.
В Павлодаре есть музеи, посвященные творческому наследию Цветаевой и Васильева. Литература и история живут, пока строки, написанные десятки лет назад, читают. Пока их пропускают через ум и сердце. Пока чувствуют веру и надежду. Какой надеется человек, обреченный на каторгу или смерть по доносу и пишущий, возможно, последние строки. Которые, может, никто никогда не прочитает.

Недожитое, не прожитое

17 лет вырваны из жизни. 17 лет Анастасия Ивановна Цветаева провела в лагерях и ссылках. В первый арест в 1933 году за нее заступился Горький. Два месяца длились допросы в Бутырке. Но потом она оказалась на свободе. До 1937 года.
Осуждена по 58-й статье на 10 лет. Сын – на 5 лет. Через пару лет после отсидки – снова арест. Колонии, пересылки, лагеря. Она была поломойкой, кухрабочей, учетчицей. Чинила рукавицы, таскала кирпичи. Прозаик Анастасия Цветаева стихи начала писать после 40 лет. Писала и в тюрьме. В уме, про себя, сохраняла в памяти. Не зная, будут ли они не то чтобы изданы, а просто написаны на бумаге.
…Как странно начинать писать стихи,
Которым, может, век не прозвучать…
Так будьте же, слова мои, тихи,
На вас тюремная лежит печать.
Романы, повести, мемуары. Даже лагерная неволя не могла писателю запретить быть писателем. Часть произведений оформлялась на клочках бумаги, передавалась за тюремные стены. Спустя много лет эти обрывки удалось восстановить, собрать воедино и выпустить книгу.
«Но спасала – надежда. Надежда на то, что всё это кончится. Надежда увидеть сына. Надежда – описать потом, как все это было», – пишет Ольга Григорьева в книге «Зовут ее Ася...»
Муж сестры Марины Цветаевой Сергей Эфрон, дочь Марины Ариадна Эфрон были арестованы. Два раза арестован сын Анастасии Ивановны Андрей Трухачев. После своего второго срока он и оказался в ссылке в Павлодаре. А затем в 1957 году к нему приехала Анастасия Ивановна.
И многие годы связаны с Павлодаром. Она жила здесь, гуляла с внучками по Ленпарку, каталась на коньках на зимнем катке. И, даже перебравшись в Москву, приезжала  к внучкам Оле и Рите. Писала письма родне и друзьям. Выпустила знаменитые и многократно переизданные «Воспоминания», где есть место и нашему городу в долгой и трагической жизни писательницы.
В 2013 году в Павлодаре был создан первый в мире музей не сестры или семьи Цветаевых, а именно музей Анастасии Ивановны Цветаевой. Народный музей в Славянском культурном центре постоянно пополняется экспонатами и ведет научно-просветительскую работу. Выпускаются литературные и нотные сборники по произведениям Цветаевой и с посвящениями ей. Проводятся в Павлодаре традиционные Цветаевские костры. А последние несколько лет – масштабные Цветаевские недели.

Буян смиренный
5 января 2020 исполнилось 110 лет (по новому стилю) со дня рождения автора поэтической эмблемы Павлодара «Мой Павлодар, мой город ястребиный» Павла Николаевича Васильева. Годы жизни – 1909–1937.
«В феврале 1937 года по ложному обвинению в антигосударственной деятельности был арестован и расстрелян в Лефортовской тюрьме выдающийся поэт, наш земляк Павел Васильев. На долгие 20 лет он был вычеркнут из истории советской литературы. Только реабилитация 1956 года вернула народу поэта Павла Васильева»,  – запись на странице соцсети «Фейсбук» Павлодарского мемориального дома-музея Павла Васильева.


Историки рассказывают: создавая свои стихи в 30-е годы, во время расцвета культа личности Сталина, в условиях жестокой цензуры и невиданного террора, Васильев сумел сохранить свою независимость и поэтическую самостоятельность. Жизнеутверждающая поэзия Павла Васильева столкнулась с политикой, с античеловечной идеологией. Свободолюбия и вольнодумства то время не терпело. Вместе с П. Васильевым погибли и его друзья – поэты «есенинского круга». Были репрессированы родные и близкие. Как член семьи изменника Родины арестована и осуждена на 19 лет тюрьмы и поселений его жена Елена Александровна Вялова. Его отец, Николай Корнилович, арестованный за чтение стихов сына, в 1942 году был повторно осужден лагерным судом и расстрелян в тюрьме. Младший брат поэта Виктор Николаевич прошел через все круги сталинского ада и выжил только чудом.  
Поэта осудили по 58-й политической статье – «Теракт против Сталина, шпионаж». Причина – антисталинские стихи. Наталья Павловна, дочь поэта, рассказывала: на первом съезде Союза писателей Бухарин назвал его будущим советской литературы. Потом, уже во время травли, Пастернак и Васильев не подписали письмо против Бухарина. Это тоже явилось одним из пунктов. Он пытался писать «удобные» стихи, чтобы прокормить семью. Но не получалось, характер не тот:  «По указке петь не буду сроду, – лучше уж навеки замолчать».


Рукописей поэта в музее нет. Рукописи не горят. Они исчезают по-другому: Павел Васильев три раза арестовывался, и трижды архив полностью уничтожался.  Последним считается стихотворение «Снегири», которое он написал на Лубянке и посвятил своей жене Елене Вяловой. Позже нашли еще одну рукопись, была найдена рукописная страница стиха «Крестьяне» из архива Санникова. После возвращения из лагерей Вялова начала работу по реабилитации поэта, шла она тяжело. Были обращения к Фадееву, к Симонову. Но ответ был: «Враг народа не будет реабилитирован», – рассказывают музейщики.
В 60-е годы Сергей Музалевский, Виктор Семерьянов, лит-объединение имени Павла Васильева открывали имя поэта миру заново. В 1978 году в Павлодаре открыта городская библиотека имени Павла Васильева. С 1966 года есть улица его имени.
В 1987 году решением Облисполкома дом Павла Васильева, в котором прошли его детские и юношеские годы, был взят на госохрану. К 1990 году вопрос был решен городскими властями, и он был передан на баланс областного управления культуры. Три года шла реконструкция дома. В год празднования 85-летия поэта в декабре 1994 года Дом-музей Павла Васильева был открыт в новом здании. Одновременно с открытием Дома-музея поэта в павлодарской средней школе № 9 тоже был открыт школьный музей Павла Васильева, в котором было создано несколько разделов.
«Мы говорим о поэтах-евразийцах, таких как Александр Блок, Анна Ахматова и наш великий земляк Павел Васильев,  – выступал на юбилейной научно-практической конференции «Идея евразийства в мировой культуре» в декабре 2019 года поэт, председатель Павлодарского филиала Союза писателей Казахстана Арман Кани. – Эти поэты, как сказал Олжас Сулейменов, «не унижая горы, возвысили степь». И Павел Васильев владел казахским языком, использовал в своих произведениях казахские слова, писал в казахском национальном колорите. Он стал жертвой сталинских репрессий, как и многие выдающиеся поэты и писатели советской эпохи».


– Поэт воспевал евроазиатское содружество, – говорит о поэте-земляке председатель Славянского культурного центра Татьяна Кузина. – Когда люди замыкаются только на чем-то одном, это обедняет. Евразийство сегодня – мощный пласт. Не зря о нем говорят президенты Токаев и Путин. В мире происходит много изменений, и они достаточно тревожны. Есть и силы, которые желали бы, чтобы эти принципы не реализовывались. А мы, пропагандируя творчество Павла Васильева, точно знаем, как он воспевал достоинство земли, на которой жил, как он любил все то, что было ценно для человека, и призывал к этому. В «Соляном бунте» он говорит не о красных или белых. Он говорит о человеке, человеческих отношениях и трагедии, которая случается, если люди начинают «грызть» друг друга. И если Павел Васильев тогда рвался в жизнь, и в 27 лет был убит, то сегодня он врывается вновь в наши сердца. Он ушел невероятно рано, но оставил глубокий  след. Поэт призывает нас: любите, цените, живите достойно на земле, которая вас родила. Это мощная гражданская позиция.



Работа музеев в новой реальности
Карантин внес коррективы в деятельность многих организаций. Музеи пока работают без массовых посещений зрителей. Но научная и исследовательская деятельность продолжается.
Задолго до всеобщей дистанционной работы Павлодарский дом-музей Павла Васильева одним первым из местных музеев перешел в новый виртуальный формат. Музейщики теперь проводят просветительские лекции и по интернету. Совместный проект музея и онлайн-сообществ павлодарцев пользуется популярностью. Сами музейщики считают этот вид деятельности скорее не научной работой, а важным просветительским направлением. К тому же,  интернет – огромная аудитория, которую другие музейщики зачастую недооценивают.


Во время карантина работа продолжилась онлайн. Опубликован цикл лекций о Павле Васильеве на странице музея в соцсетях. Еженедельный проект «Живое слово о Победе», стартовавший в январе и посвященный 75-летию Великой Победы, знакомил с произведениями поэтов-фронтовиков Павлодарского Прииртышья и членов литературного объединения имени Павла Васильева.  
Также совместно со специализированной библиотекой для слабовидящих и незрячих граждан Дом-музей Павла Васильева в преддверии 75-летия Победы подготовил аудиокнигу «Живое слово о Победе». В ней члены литературного объединения имени Павла Васильева делятся своими посвящениями воинам-победителям Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. Аудиокнига – книга воспоминаний, урок исторической памяти, – поясняют музейщики. «Мы завершили создание электронного сборника «Все, что было не со мной – помню!..» в рамках проекта «Живое слово о Победе». О месте и времени его презентации, сообщим дополнительно. А сейчас, ко Дню Победы, предлагаем вашему вниманию онлайн-презентацию», – говорится на странице Дома-музея Васильева.


А в музее Анастасии Цветаевой 24 мая прошла традиционная восьмая читательская конференция. Пусть частью заочно, а очно в масках и на социальной дистанции, но все же говорили о Цветаевой. Студенты педагогического университета раскрывали тему «Рассказы Анастасии Цветаевой о животных как уроки сострадания и понимания». А также описали интересный факт, напрямую связанный с работой павлодарского цветаевского музея: «Автографы А. Цветаевой как отдельный жанр литературы». Дарственные надписи – инскрипты – составляют важный материал для исследования жизни и творчества каждого писателя, сообщают учащиеся.  
Как пишет в своем блоге на сайте славянского центра директор музея Ольга Григорьева, к участникам встречи обратилась с письмом внучка Цветаевой Ольга Трухачева (США): «Чтобы понять поэта, писателя, музыканта, художника, ученого – надо читать стихи, прозу, слушать музыку, бывать на выставках, читать научные работы. В такое необычное и непростое время мы, несмотря ни на что, вместе! Спасибо участникам конференции за память и интерес к литературе».


Новая страница истории
Единых данных по массовым политическим репрессиям на сегодня нет. По оценкам некоторых историков, треть населения Советского Союза была подвергнута осуждению по политическим статьям, и более половины из этих людей расстреляны, говорят архивисты. Жертвами тоталитаризма становились люди с разным образованием, а обвинения зачастую  не были ни на чем основаны.
«За годы репрессий в Казахстан было сослано свыше пяти миллионов человек со всех уголков Советского Союза. Через жернова репрессий прошло около 100 тысяч казахстанцев, более 20 тысяч из которых были расстреляны, – говорится в обращении президента Казахстана в День памяти жертв политических репрессий. – В числе невинно осужденных такие видные государственные и политические деятели, как А. Бокейхан, А. Байтурсынулы, М. Тынышпаев, М. Дулатулы, Т. Рыскулов, М. Жумабаев, С. Сейфуллин, И. Жансугуров, Б. Майлин, С. Асфендияров и многие другие. Скорбным символом жестокости и цинизма тех лет стал Акмолинский лагерь жен изменников родины («АЛЖИР»), куда этапировали близких родственников, жен и детей политических заключенных. Эта беда постигла около трех миллионов человек. Память о колоссальных человеческих жертвах и жестоком драматизме тех лет оставила трагический след в сердце каждого казахстанца. Для многих народов, пострадавших от тоталитаризма, казахская земля стала настоящим домом. Мужество и терпение наших предков позволили достойно пройти тяжелейшие испытания и сплотиться в единую нацию. Установленные сегодня в регионах республики монументы «Қазақ халқына мың алғыс» свидетельствуют о проявлении благодарности гуманизму и мудрости казахского народа».
Три года назад архивисты представили павлодарцам результат своей двухгодичной работы. Восемь томов аннотированных списков 6216 людей, наших земляков, которые были репрессированы с 30-го по 50-й годы. Из них 2255 человек уроженцы Павлодарской области, остальные либо арестовывались, либо отбывали здесь срок или перенаправлялись. Данные были получены в результате архивной экспедиции работников управления в Москве в Международном историко-просветительском центре «Мемориал». Документы потрясают своим содержанием. Нельзя забывать те тяжелейшие годы и то, что произошло с нашим народом в тот исторический момент, говорят сотрудники архивов, работавшие с ценными свидетельствами.
Также в архиве сохранилось много документов о депортации, массовых насильственных переселениях народов в Казахстан в 30–40 годах. Они показывают хозяйственное устройство, тяжелое положение переселенцев – депортированные умирали от голода и болезней.
Несмотря на то, что в 90-е годы президентом РК был принят указ о реабилитации, многие темы только предстоит изучать, говорят специалисты. И есть надежда, что дело продвинется. В День памяти жертв политических репрессий глава государства Касым-Жомарт Токаев обратился к согражданам: «Для завершения работы по восстановлению исторической справедливости мною поручено создать Государственную комиссию по реабилитации жертв политических репрессий. Бережно храня память о несправедливо осужденных, мы сможем построить светлое будущее, фундаментом которого остается наша независимость. В этот печальный день долг каждого из нас – отдать дань уважения всем, кто безвинно пострадал в одной из самых жестоких трагедий прошлого столетия».
Разные комплексы документов рассказывают эту историю по-разному. Но с любой стороны картина складывается страшная. И до 90-х годов все эти свидетельства хранились в режиме «Совершенно секретно». Многие документы до сих пор хранятся в архиве ДКНБ, говорят специалисты. Есть и другие загадки и сложности в установлении подлинного видения исторических событий тех лет. Так, итоги переписи 1937 года (есть данные, что она все-таки была) были засекречены. Они могут показать весь масштаб трагедии и изменения демографической ситуации в стране – результат арестов, расстрелов, голода, выселений, коллективизации.
И еще об одном аспекте обычно не принято говорить. Враг понятен, когда он где-то там, когда он чужой. А если это кто-то из своих? В народе ходит версия, что документы тех лет не рассекречивают полностью именно по этим причинам. Ведь те, кто был в тройках, кто осуждал, кто подписывал приговоры, и те, кто доносил, – реальные люди. У них есть дети, внуки. Они, возможно, живут по соседству. Как и те, кто потерял в жерновах тоталитаризма своих близких. Прошло почти сто лет. Но очень важно с филигранной точностью и взвешенностью не сорваться в пучину эмоций. Не поддаться. Не уподобиться. Смогут ли совладать с собой люди 21 века?
Ирина КОВАЛЁВА, «Наша Жизнь» №20, 04.06.2020г.

фото с фейсбук-страницы Дом-музей Павла Васильева, сайта  городского отдела образования goo.kz,
сайта Дома-музея Павла Васильева dmpv.kz, сайта культурного славянского центра slavcentr.kz

Наверх
Assembled by Nebel