Суббота, 25 мая
Меню

Все познается в сравнении

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 730
Все познается в сравнении

На недавно состоявшемся заседании коллегии акимата области, где были заслушаны проблемы здравоохранения региона, первым руководителем был высказан ряд серьезных замечаний по качеству обслуживания населения, касающихся в основном жалоб на очереди в поликлиниках и недочеты в работе конкретных специалистов. Они, безусловно, оправданны, но, зная не понаслышке о принципах системы здравоохранения высокоразвитых европейских стран, начинаешь понимать, что у нас все далеко не так плохо.

Парадоксы статистики
Но начнем с состояния наших дел. Как было указано в докладе исполняющего обязанности начальника управления здравоохранения Нурлана Уразалина, основные показатели здоровья населения региона на республиканском фоне выглядят в целом на уровне. Так, показатель общей смертности по итогам 2016 года составил 9,71 на 1000 человек населения, отмечается снижение в сравнении с аналогичным периодом 2015 года на 1,1% (2015 год – 9,82). По стране – 7,45. Связано это, в первую очередь, со стареющим населением региона. Если на юге страны за последние десятилетия отмечается очень высокая рождаемость, средний возраст населения – отнюдь не пенсионный, то в Павлодарской области – обратная картина. Основной приток молодежи у нас был в далекие 60–70-е, на Целину и строительство промышленных гигантов. Сейчас эти строители коммунизма состарились. Миграционные процессы – тоже не в нашу пользу, область только по этой причине потеряла десятки тысяч жителей. Поэтому каждый случай, к примеру, младенческой смертности, на фоне немногочисленного населения региона сразу выводит область на позиции отстающих. Таковы парадоксы статистики.
К примеру, за 2016 год было зарегистрировано всего два случая материнской смертности, как и год назад, и это очень печально, и мы сразу оказались на плохом счету. Тем не менее, как отметил Н.Уразалин, по фактам материнской смертности проведены клинические разборы, по итогам разбора освобожден от занимаемой должности главный врач Качирской ЦРБ, заместитель главного врача городской больницы № 3. Кроме того, приняты дисциплинарные взыскания в отношении лиц, допустивших смертность. А врачей и акушерок отправили доучиваться.

Экология – наш фактор риска
Но только старением населения нельзя оправдать высокую заболеваемость онкологией. Экология региона, к сожалению, тоже сказывается. Цифры свидетельствуют, что за прошлый год вновь отмечается повышение показателя заболеваемости злокачественными новообразованиями на 4,9% (на 115 чел.), что составляет 311,8 случая на 100 тыс. населения, в 2015 году – 297,2. По стране – 208,1. В 2016 г. среди городов и районов самый высокий показатель заболеваемости отмечается в г. Павлодаре (371,0), среди районов – в Качирском (335,2), Железинском (314,8) и Иртышском (314,3).
То, что онкология часто выявляется, не всегда плохо, ведь на ранних стадиях она излечима. И повышение цифр статистики говорит, в частности, о том, что проводимые скрининги на онкозаболевания дают свои результаты. В структуре онкологической заболеваемости на 1 месте – рак кожи (293 случая – 12,3%), на 2 месте – рак легких (249 случаев – 10,5%), на 3 месте – рак молочной железы (244 случая – 10,3%), на 4 месте – рак желудка (165 случаев – 6,9%), на 5 месте – рак ободочной кишки (124 случая – 5,2%). И если с раком кожи, особенно на ранних стадиях, можно относительно просто справиться, то злокачественные опухоли внутренних органов – очень коварные и трудноизлечимые.
В качестве положительных моментов Н.Уразалин отметил снижение показателя заболеваемости туберкулезом по итогам 2016 года на 7,7% в сравнении с 2015 годом. Всплеск, произошедший по этому социально значимому инфекционному заболеванию в конце 90-х – начале двухтысячных, наконец пошел на убыль. Сказалось и пристальное внимание властей к этой проблеме, строительство нового противотуберкулезного диспансера, обеспечение лекарственными средствами.
Снизился и показатель смертности от несчастных случаев, отравлений и травм, составив 100,6 на 100 тыс. населения, что ниже показателя 2015 года на 16% (2015 г.-119,9). Но это все равно заметно выше среднереспубликанского показателя. У нас по-прежнему много ДТП, хоть и зарегистрировано их на 10 процентов меньше, чем в 2015 году.
Как отметил Н.Уразалин, в октябре 2016 года проведена регионализация травматологической помощи в области, на базе Павлодарской городской больницы № 1 создано отделение политравмы на 15 коек, организованы мобильные бригады, оснащенные современным оборудованием, необходимым запасом крови и лекарственными препаратами для выведения пострадавшего из состояния травматического шока.

Гладко только на бумаге
Из положительных моментов стоит также отметить снижение смертности от сердечно-сосудистых заболеваний – бича современного мира. А в большом минусе у нас организация поликлинической помощи. Люди не перестают жаловаться на бесконечные очереди, трудности с обращением к узким специалистам. Принимаемые меры по части оптимизации работы ПМСП ожидаемого эффекта пока не дали. А население, имея возможность пожаловаться непосредственно акиму области, ее не упускают. Поэтому Булат Бакауов сделал ряд вполне оправданных критических замечаний по работе поликлиник региона, основываясь на личных впечатлениях от посещений ПМСП и жалобах на своем блоге.
Хотя Нурлан Уразалин и отметил, что определенная работа в этом направлении ведется – проведена реорганизация работы регистратур поликлиник. Отдельно организована диспетчерская служба, оснащенная многоканальными ID-телефонами с функцией переключения на свободного диспетчера. Также формируется база электронных амбулаторных карт на основе личных данных пациентов и хранения детальной информации о проведенных диагностических исследованиях и лечебных мероприятиях. Но до идеала здесь еще очень далеко.

И все-таки среди лучших
Понятно, что картина, сложившаяся на коллегии акимата области, мрачновата, однако все ли так плохо? Ведь из года в год лечебные учреждения региона признаются лучшими, в том числе и поликлиники. Так, областная больница им.Г.Султанова в очередной раз подтвердила высокую репутацию по предоставлению качественных медицинских услуг, высокий уровень безопасности пациентов. По итогам ранжирования областных многопрофильных стационаров за 2016 год, представленного Республиканским центром развития здравоохранения КГП на ПХВ «Павлодарская областная больница им.Г.Султанова» заняла первое ранговое место в республике. Павлодарская областная детская больницы заняла первое место в рейтинге детских областных больниц, областной онкологический диспансер – первое место среди областных онкологических диспансеров. Поликлиника № 1 г. Павлодара заняла второе место среди амбулаторно-поликлинических организаций страны.

На уровне мировых стандартов
И если уж сравнивать нашу медицину с мировым уровнем, то нужно рассказать и о том, как дела обстоят «у них». Приведу выдержки из рассказа бывшей россиянки, переехавшей на постоянное место жительства в Лондон. Великобритания – одна из ведущих мировых держав, уровень медицины там значительно выше, чем в Казахстане. Но что касается первичной медико-санитарной помощи, то здесь, поверьте, у нас еще не все так плохо. Вот лишь выдержки из ее рассказа, а полностью ознакомиться со статьей можно на сайте ru-an.info):
«Первый этап взаимодействия с системой здравоохранения – регистрация по месту жительства в surgery, назову это условно «терапевтной». Заведение имеет мало общего с поликлиникой. В Британии вообще нет такого понятия, как поликлиника, эта роскошь доступна только странам бывшего СССР. Терапевтная – это обычно небольшое помещение с несколькими комнатами, где сидит секретарша, медсестра, пара-тройка терапевтов (general practitioner, сокращенно GP) и всё, никаких анализов там не делают, принимают только анализ мочи при регистрации. Если сидят два или три терапевта – считайте, повезло.
Опишу сценарий развития событий при возникновении любых неэкстренных недомоганий. Допустим, вас начали мучить постоянные головные боли. Сначала надо идти к терапевту, через терапевта проходит ваш допуск к любому профильному врачу, и назначаются предварительные анализы. Записываться надо непременно заранее, просто так утречком забежать на прием не получится. Секретарша вас записывает, часто ждать приема надо где-то неделю. Терапевты не работают по выходным. Если принимают три терапевта, то можно попасть быстрее.
Вы приходите в назначенное время, но придется подождать своей очереди еще хороших 30–45 минут, и вот вы, наконец, попали-таки к терапевту и рассказываете о своих жалобах и…. вас отсылают домой, выписав парацетамол – ибупрофен – сон. Вам дадут совет не нервничать и побольше отдыхать. Вам не сделают никакой диагностики и даже самого простого анализа крови.
Допустим, случилось что-то посерьезней, например, тело покрылось непонятной коростой: терапевт пощупает коросту, при этом он не вымоет руки ни до, ни после (раковины в кабинете моего терапевта, к примеру, нет, хорошо, если перчатки наденет, но это происходит не всегда), выпишет ПИС, заверит, что короста через пару дней отвалится, посоветует обезопасить домашних питомцев и младенцев, чтоб случаем их не зашибло обломками, и отправит домой. Если короста вас будет мучить до полугода, тогда вам может повезти, и терапевт таки выпишет вам направление на анализы и только после этого направление к специалисту в больницу.
Как происходит долгожданный визит к профильному врачу в нормальную больницу на диагностику и лечение. Если терапевт все-таки смилостивился и решил, что ваше состояние следует диагностировать, и направил вас к специалисту, то вы его не увидите еще где-то месяц. Вы идете домой, и там ждете письма из больницы с данными, по которым вам надо звонить и записываться на прием (письмо приходит в течение двух недель), потом ожидание самого приема где-то недели три. Если прибавить к этому ожидание приема у терапевта, то иногда к спецу вы попадаете только через два с половиной месяца.
Дальше ваше здоровье зависит от милости профильного врача и его профессионализма. Он вас также может послать домой и не сделать никакой диагностики, но обычно, если вас направил терапевт, врач все-таки делает минимальное диагностирование и прописывает лечение. Этот процесс тоже не быстрый. В результате от момента обращения к врачу до момента получения лечения (если повезет), проходит от трех и больше месяцев. Медицина бесплатная, везде сплошные очереди.
Сразу скажу о положительных моментах: все лекарства в Британии продаются четко по рецепту, в аптеке вы можете купить только средства от кашля, запора и прочее. Это хорошо. Если человек безработный или находится на инвалидности, лекарства выдаются бесплатно. Большинство противозачаточных таблеток для женщин выписывается терапевтом тоже бесплатно. Если вам повезло с терапевтом, то вам повезет и со всем дальнейшим лечением.
Терапевты и вообще все врачи работают четко по инструкции, никакой самодеятельности, волюнтаризма и перегибов не местах. На прием одного пациента отведено минут 10, и у каждого терапевта есть четкий алгоритм действий на каждый случай. Основная функция терапевтов – это не лечение, нет, это фильтрование с целью экономии средств системы, это, по сути, вахтеры большой медицины: отсев пациентов с вялотекущей хроникой от пациентов с серьезными заболеваниями, угрожающими жизни.
Я раз в сердцах сказала это моему терапевту: мол, вы же не врач, вы просто вахтер, на что она не стала возражать и добавила, что такова система, и она ничего поделать не может. Да, поменять «терапевтную» вы можете, но только в пределах своего района.
Если терапевт хороший профи и умеет определять серьезные и опасные заболевания, то лечат их на совесть (но полно остолопов, даже тех, которые по-английски говорят с трудом, поэтому раннее диагностирование рака, к примеру, полностью в руках терапевта). Также, если произошел серьезный инцидент, как авария, то довольно оперативно доставят в больничку и пришьют всё, что оторвалось. В общем, помереть не помрете в экстренном случае (хотя случаев возмутительной халатности полно и здесь).
Самая главная проблема – это диагностирование. Если вам уже поставлен диагноз, например, астма, то вас будут наблюдать, лечить, выписывать регулярно лекарства, проблем в большинстве случаев не возникает, но многие врачи тоже будут вас лечить, экономя средства, поэтому на лучшие лекарства рассчитывать не приходится и на слишком частые приемы у врача тоже не стоит надеяться. Вас же диагностировали, что вы тут всё ходите и ходите…
Если вам необходима операция, когда болезнь не угрожает жизни, то, как бы вы ни мучились от болевых симптомов, вы будете ждать очереди на операцию иногда до полугода, включая все предварительные анализы и диагностику. Срочность операции определяет врач. Врача вы выбирать не имеете права, выбирать врача можно только по частной страховке.
Операции все бесплатные, но, если случай довольно редкий и сложный, и лечение таких случаев не поставлено на поток в системе, вам не помогут, да, так и скажут: простите, но у нас такие случаи не лечатся; и тогда придется искать спасения в других странах и, соответственно, за это платить.
Что происходит в критической ситуации, когда нужна срочная помощь? В этом случае вызывается скорая, но она не всегда может приехать, опять-таки целесообразность, если ничего не угрожает жизни – не приедут. Тогда придется идти ножками в отделение скорой помощи больницы, где огромная очередь и обычно осматривает медсестра, которая решает, допустить ли вас к доктору или нет.
Если болеет маленький ребенок, то взаимодействие с системой может превратиться в полный кошмар, поскольку диагностировать ребенка сложнее, чем взрослого, и это, опять-таки, происходит через экономного терапевта-вахтера, а не педиатра. Педиатр осматривает ребенка только при рождении, в дальнейшем к нему запись по схеме, как к специалисту для взрослого, вахтер за вас решит, насколько сильно вашему ребенку нужна помощь.
Вахтер вас может даже отправить домой, если ребенок орет, как резаный. Если все-таки у вас на участке хороший терапевт, то он будет перестраховываться и на самом деле лечить ребенка. Опять же, человеческий фактор, система в каждой стране неповоротлива. Когда не принимает терапевт, можно пойти в отделения срочной помощи, но и там не факт, что после того, как вы с надрывающимся младенцем отсидите очередь, вас не отошлет домой медсестра с ПИСом, не допустив к доктору».
Автор также отмечает, что и в Британии полно случаев врачебных ошибок, от которых никто не застрахован, но врачи их боятся не так, как у нас, так как застрахованы от последствий самой системой.
Так что стремиться к мировому уровню, безусловно, нужно, как и улучшать работу проблемных участков в поликлиниках, но нужно понимать, что все познается в сравнении.