Воскресенье, 5 февраля
облачно с прояснениямиПавлодар, -21°C
458.69 6.52 501.3
Меню

Зерновая афера века

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 2045
Это не земля – это зерно…

Отбывающий срок за хищение зерна из Качирского хлебоприемного пункта (ХПП) Канат Шайкенов вновь отправился на скамью подсудимых. Теперь он обвиняется в мошеннических действиях в отношении крестьян, сдавших урожай на злополучный хлебоприемный пункт. Напомним, девять КХ и ТОО требуют признать их потерпевшими и пытаются добиться возмещения ущерба уже несколько лет. Благодаря их упрямству громкое дело получило продолжение и, возможно, главному фигуранту все же придется раскошелиться.

– Каната Шайкенова теперь судят за мошенничество в отношении крестьян, сдавших в 2009 году урожай на Качирский хлебоприемный пункт. Фермеры, которые все эти годы боролись, обращались во всевозможные инстанции, наконец-то признаны потерпевшими в этом деле и могут надеяться на возмещение ущерба, – рассказал Ермек Абенов, представитель девяти фермеров в суде.

Так начинается новая часть путаной эпопеи о пропаже зерна на Качирском хлебоприемном пункте. В 2012 году ее главный герой, бывший фактический владелец зернохранилища Канат Шайкенов, его правая рука Жастлек Мукенов и зиц-директор ТОО «Качирский хлебоприемный пункт» Валерий Седак в 2012 году осуждены за хищение почти пяти тысяч тонн зерна. Этого объема запасов не досчитались контролеры АО НК «Продкорпорация» при очередной проверке предприятия, получившего, как позже выяснилось, липовую лицензию на хранение зерна, в том числе, для стабфонда. Оно не имело на это право, так как имущественный комплекс еще четыре года назад до события «за долги» прибрал к рукам сам К. Шайкенов, хозяин ТОО «Агротрейд». Так что склады, сушилка, элеватор принадлежали ему лично, а не ТОО «Качирский ХПП», к которому он юридически отношения не имел, хотя и заправлял там всеми делами.

Достаточно было одной серьезной проверки документации, чтобы этот факт всплыл наружу, и зерно на ХПП не направили. Однако ни в акимате Павлодарской области, ни в территориальных органах инспекции Минсельхоза, ни в самом министерстве сельского хозяйства, ни в центральном аппарате «Продкорпорации» этого не сделали. И более семи тысяч тонн хлеба госзапаса в 2008 году заполнили склады предприятия. А когда, спустя полгода, цена на зерно значительно повысилась, почти пять тысяч тонн были тайно вывезены в соседнюю область для перепродажи и получения маржи.

Как гласят судебные материалы, недостачу троица решила перекрыть за счет нового урожая, который на просушку и хранение осенью 2009 года сдавали ничего не подозревающие крестьяне Качирского и Железинского районов. Они тоже проявили безответственность, не требуя на руки зерновых расписок, которые доказали бы, что они действительно хранят урожай именно в этих складах.

Специальная комиссия сначала на удочку не попалась, и зерно на баланс «Продкопорации» принимать отказалась. Однако зерновой инспектор Айбульдинов, назначенный ее председателем, в скором времени вдруг почему-то начал сообщать «наверх», что запасы действительно восстановлены. Впоследствии на него самого заведут уголовное дело и, не выдержав напряжения, он покончит с собой.

А шесть лет назад почуявшие неладное крестьяне забили тревогу и потребовали урожай вернуть. На предприятии было организовано очередное временное управление, а доступ к зерну был прекращен. Хотя, по показаниям свидетелей, запрет не мешал господину Шайкенову загружать КамАЗы и отправлять их в неизвестном направлении.

В результате в стенах хлебоприемного пункта осталась порченая часть урожая. Далее он сделал ход конем, заявив на сайт президента, что происходит рейдерский захват. Так что в 2010 году событие представили как яркий пример борьбы с коррупцией (в стране объявили кампанию по борьбе с этим злом). Местные финансовые полицейские, изучавшие махинации Каната Шайкенова, были отстранены от дела, а их руководство вообще отправлено в отставку. Расследованием занялись сотрудники центрального аппарата агентства.

Крайним оказался крупный чиновник министерства сельского хозяйства Серик Сулейменов, который распорядился о введении третьего временного управления. Вместо того, чтобы смело доказывать свою правоту и отбиваться от бравших нахрапом финансовых полицейских, он попытался откупиться от участия в этом деле, предложив им взятку. Нелогичный, но громкий исход дела отправил его на 12 лет за решетку (по статьям «дача взятки» и «превышение служебных полномочий»). При этом ТОО «Качирское ХПП» было признано потерпевшим, а Серик Сулейменов – человеком, который способствовал пропаже государственного зерна.

После оглашения приговора осужденный назвал Каната Шайкенова виновным во всем и успел попросить, чтобы им занялись правоохранительные органы. Что впоследствии и было сделано. Персонально Канат Шайкенов был приговорен к семи годам лишения свободы так же за хищение зерна, подделку документов и, вдобавок, за мошенничество десятилетний давности, не имеющее отношения к происходящему.

Правда, как утверждают крестьяне, к тому времени он успел продать имущественный комплекс зернохранилища, да и собственное имущество тоже, избежав таким образом тотальной конфискации. И даже умудрился по поддельной доверенности на свое имя получить от судебных исполнителей 100 тысяч долларов и пять миллионов тенге, изъятые у Сулейменова в качестве обеспечения гражданского иска для ущерба хлебоприемному пункту. Проделал он это прямо в кабинете следователя агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью. Согласно судебным материалам, он напечатал доверенность, вышел и вернулся с печатью и подписью Валерия Седака, который являлся незаконным директором. Этого хватило, чтобы судебный исполнитель деньги в присутствии следователя отдал.

Кроме того, павлодарский уголовный суд отказал в иске «Зерновому интервенционному пулу», которому «Продкопорация» реализовала зерно с Качирского ХПП.

Общественность безрезультатно задавалась вопросом о правомерности вынесения взаимоисключающих обвинительных приговоров разным сторонам уголовного дела. Ответа не последовало до сих пор. Долгое время не было понятно и то, почему, ранее расследуя деятельность Каната Шайкенова, правоохранительные органы упорно не признавали потерпевшими крестьян, которые реально понесли убытки. Хотя сегодня они рады и тому, что дело все-таки завели.

Сотрудники следственного управления департамента внутренних дел Павлодарской области в мае прошлого года приступили к новому досудебному расследованию, на котором настаивали фермеры. И когда в августе Канату Шайкенову смягчили участь, заменив часть неотбытого срока ограничением свободы, он сразу попал на новые допросы по обвинению в мошенничестве. Для него избрали меру пресечения в виде залога. В середине января стартовало судебное разбирательство в Качирском райсуде. Сам подсудимый вину продолжает отрицать. Крестьяне же в победе уверены, но гарантировать в данном случае, кажется, ничего нельзя.

Ирина АДЫЛКАНОВА, НЖ№3, 21.01.16