Воскресенье, 14 апреля
Меню

Умение различать пропаганду — отличный навык в наше непростое время

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 269
Умение различать пропаганду — отличный навык в наше непростое время
коллаж 4vientos.net

Вчерашний материал НЖ с опросом простых павлодарцев на улицах нашего города показал, что многие говорят готовыми штампами «из телевизора», то же подтвердила и часть наших комментаторов.

С этим согласны и эксперты в области медиаграмотности. Вот что нам рассказала Марал Айтмагамбетова,  старший преподаватель «Торайгыров университета», соруководитель Дома медиаграмотности Павлодарской области:

«Опрометчиво говорить,  что всякая пропаганда вредна. Есть пропаганда здорового образа жизни, например. Однако опасность всякой пропаганды — в её влиянии на умы абсолютного большинства. Пропаганда стремится к унифицированному стандарту, формирует стереотипы, обеспечивает людей готовыми суждениями. Наиболее опасна пропаганда войны и ненависти».

Фото со странички Марал Айтмагамбетовой в сети Facebook

Нужно ли защищать казахстанцев от российской пропаганды?

«Сложный вопрос. Насколько это реализуемо? Если такая защита будет реализовываться на уровне государства, это легко может привести  к цензуре. Думаю, что ключевыми факторами борьбы с деструктивной пропагандой являются многообразие мнений, свобода СМИ и повышение уровня медиаграмотности. И первые шаги в Казахстане уже сделаны. Сегодня медийная и информационная грамотность вводится как дисциплина в казахстанских университетах. В мае мы провели тренинги для преподавателей, которые ведут эту дисциплину в вузах (раньше она была только у студентов-журналистов). Однако развитие критического мышления необходимо каждому. Нужны образовательные курсы для разных слоев населения, думаю», считает Марал Айтмагамбетова.

Поэтому мы с помощью коллег собрали самые яркие признаки пропаганды, чтобы помочь противостоять ей. При этом нужно помнить, что она используется всеми сторонами конфликта.

Пропаганда обращается к эмоциям, а не к фактам

Выступление пропагандиста обычно эмоционально заряжено, потому что взывать к чувствам гораздо проще, чем к разуму. У любого общества есть болевые точки, нажав на которые, можно получить быстрый эффект.

Они бывают связаны с коллективными травмами какой‑то группы людей. Тогда можно напоминать об исторической справедливости и предлагать её восстановить.

Поэтому, если вы видите или слышите много эмоционально окрашенных слов, стоит присмотреться к информации внимательно и проверить, скрываются ли под этой шелухой какие‑то факты и можно ли их интерпретировать по‑другому.

Пропаганда рисует образ внешней угрозы

К слову о «хороших нас» и «плохих них». Пропаганда редко обходится без поиска врага. Его надо назначить и так описать, чтобы аудитория испугалась (тут снова работает старое доброе обращение к эмоциям).

Люди в панике легче поддаются манипуляции, потому что у каждого есть нечто дорогое, что жалко потерять. Если они верят, что недруг у условных ворот, запускается стрессовая реакция, которая побуждает бить, бежать, замирать. Вот только думать в этой ситуации гораздо сложнее. А потому при существовании условного врага все последующие рассказы и призывы будут ложиться на благодатную почву. Ведь есть угроза, надо защищаться. А ради этого можно что угодно вытерпеть и отдать.

Поэтому иногда стоит остановиться и поразмышлять, реальна ли опасность и так ли масштабна, как её малюют. А ещё — что именно придётся терпеть и отдавать. И, что немаловажно, — от кого и кому.

Пропаганда выдаёт оценки, а не факты

Никто не говорит, что в тексте или в выступлении совсем не должно быть личного мнения и умозаключений. Иначе все аналитические материалы мира потеряли бы смысл. Однако важно анализировать, сколько в информации проверяемых фактов, а сколько субъективной оценки говорящего. Если вы слышите сплошь странные идеи, основанные ни на чём, это очень похоже на пропаганду. Оценки должны идти вместе с подтверждаемыми данными, а не вместо них.

Качественная журналистика от пропаганды отличается тем, что в первом случае автор собирает факты и анализирует их, во втором — берёт нужные оценки и подгоняет под них факты.

Пропаганда делит мир на чёрное и белое

Люди разные, мир сложный, а скоропалительные оценки и выводы чреваты ошибками. Но не для пропаганды. Ей свойственно всё упрощать до элементарного. Так что на работу таких специалистов указывают сомнительные обобщения и превращение частного в общее (также известное как натягивание совы на глобус).

Их выдают, например, фразы вроде «все они», «они всегда». Подобный подход должен настораживать. Хотя бы потому, что кто бы ни были эти загадочные «они», любое сообщество немонолитно и его представители не клоны друг друга. По сути, даже всех отбывающих наказание за убийство нельзя назвать убийцами, потому что судебные ошибки никто не отменял. Навешивать ярлык на представителей, допустим, одной национальности, пола, цвета волос вообще странно.

Но пропагандистам не нужно, чтобы аудитория задумывалась о нюансах. И система ярлыков работает на это идеально.

Пропаганда разговаривает лозунгами и штампами

Если какое‑то время понаблюдать за всеми источниками информации, которые вам доступны, можно заметить, что некоторые из них формулируют позицию буквально одинаковыми словами. Это нужно, чтобы пропаганда долбила из разных орудий в одну и ту же точку. В итоге аудитория начинает верить — как не поверить, если все вокруг это говорят.

Заметить такие штампы обычно легко — они быстро становятся мемами. Их используют и те, кто пропаганде не поддался, и её жертвы — но уже на полном серьёзе. При этом обычно последние, если пытаться с ними дискутировать, разговаривают исключительно лозунгами. Если попросить объяснить ситуацию своими словами или задавать вопросы, на которые нельзя ответить штампом, человек не находит слов.

Своих противников пропагандисты также клеймят, чтобы слова получили негативную эмоциональную нагрузку. Например, не называют кого‑то по фамилии — только по искажённому её варианту. Это дегуманизирует противника в глазах аудитории, что пропаганде и нужно. Потому что желать смерти в муках людям тяжело, а всяким там «толерастам» — запросто.

Пропаганда не готова признавать ошибки

Люди ошибаются, в том числе и те, кто распространяет информацию. Хорошим тоном считается признаться, что допустили промашку, и рассказать, как было на самом деле. Авторитетные СМИ, к слову, не стесняются так делать.

Пропагандист о просчётах молчит, даже если реальное развитие событий больше нельзя игнорировать. Он просто будет ещё сильнее выворачивать ситуацию — чего уж теперь терять. Допустим, он с уверенностью предсказывал, что через месяц комета врежется в Землю, но этого не произошло. Так это вы просто неправильно поняли, или бравые <вставить нужное> изменили траекторию кометы. И вообще изначально план такой и был!

Пропаганда ищет внутреннего врага

Как мы уже выяснили выше, отвечать на каверзные вопросы, вести адекватные дискуссии пропаганда не любит. Потому что в спорах могут родиться разные неприятности. Для этого нужно подорвать доверие ко всем, кто сомневается или выступает против. Безотказно здесь работает правило «кто не с нами, тот предатель». Оно буквально запрещает любые попытки обдумывать информацию, а не принимать её на веру. Иначе быстро перейдёшь из разряда «хороших нас» в «плохие они».

Вообще слово «предатель» само по себе всегда индикатор того, что вами пытаются манипулировать. Оно несёт в себе слишком сильную эмоциональную нагрузку для того, чтобы употреблять его просто так. Если слышите его, это повод в два раза тщательнее обдумать, что вам говорят — даже если речь идёт о близких отношениях, а не о вещающей голове из телевизора.

Пропаганда не равно чистая ложь

Иногда кажется: как можно верить пропагандистам, если они только и делают, что врут. Но это не совсем так. Классический способ заставить слушателя принять любую ерунду — это отталкиваться от правды. Им пользуются не только пропагандисты, но и распространители теорий заговора, разнообразные псевдокоучи и прочие сомнительные спикеры.

Рецепт убедительного текста или выступления как раз и заключается в том, чтобы виртуозно переплести факты (особенно общеизвестные) с любыми умозаключениями. Аудитория видит в потоке данных достоверную информацию и начинает автоматически воспринимать всё остальное как правду. Иногда даже если это абсолютная чушь. Потому что ещё минуту назад спикер адекватно рассуждал, сложно поверить, что он сошёл с ума за секунду.

Значение имеют только факты, вычленять их — большая работа

Поток информации огромен, её потребителю просто не под силу самому перепроверять каждый факт. Это огромный труд. Наилучшее, что можно в такой ситуации сделать, — создать свою собственную сеть источников, которым вы доверяете. И на сто процентов не доверять им тоже.

Если что‑то кажется странным или невозможным, перепроверяйте, сомневайтесь, задавайте вопросы. Держите ушки на макушке, иначе кто‑нибудь обязательно захочет повесить на них лапшу.