Четверг, 30 мая
Меню

Интим экс-министра, замакима и разнорабочего

  • Ольга Воронько
  • 259
Интим экс-министра, замакима и разнорабочего
Фото: Ольга Воронько

Обвиняемый в убийстве маленькой девочки рецидивист и первый замакима Павлодарской области просили СМУС о закрытом заседании на интимной почве, сообщает Ratel.kz.

На этой неделе в специализированном межрайонном суде по уголовным делам Павлодарской области началось главное судебное разбирательство по двум резонансным делам с интимным оттенком — убийству семилетней Миланы Давыдовой и вымогательству у замакима области Серика Батыргужинова. Обвиняемый в убийстве разнорабочий, чье количество прежних судимостей пресса даже подсчитать на слух не смогла, и потерпевший от вымогательства высокопоставленный чиновник попросили о закрытом процессе. Объяснили это тем, что будут обсуждаться интимные отношения вне брака. Суд отказал.

Трагедия с Миланой потрясла страну в ноябре прошлого года. 17 числа волонтеры сообщили, что в селе Бескауга близ Экибастуза пропала маленькая девочка. Мол, мама с тремя детьми собиралась ехать на выходные к мужу на жайляу, где тот работал пастухом, а дочка ехать не захотела и сбежала из дому. Начался сильный буран, но все село, полиция и волонтеры не прекращали поиски двое суток, а страна в ужасе представляла – каково малышке в такую погоду в степи, и молилась, чтобы она нашлась живой.

А 19 ноября стало известно, что Милану убили мать с любовником, потому что та, вернувшись из школы, застала их за занятием сексом и пообещала рассказать обо всем папе.

На скамье подсудимых женщина, о чьей внешности трудно судить в связи с воспалением, начавшимся из-за вырванного зуба, и ничем не примечательный мужчина. Как сказано в обвинительном заключении, Аскар Абильдинов приехал в село Бескауга в феврале 2023, чтобы работать в КХ разнорабочим, и сразу вступил в интимные отношения с жительницей села Татьяной Давыдовой, с которой вместе пил. 17 ноября 2023 года около 12:30 часов Абильдинов пришел к Давыдовой со спиртным напитком «колхозка», так как знал, что дети в школе. Однако, как позже выяснится в суде, в тот день в школе отключили свет, и детей распустили по домам раньше времени. Вернувшаяся домой Милана застала мать с Абильдиновым за половым актом, испытав обиду и злость, крикнула о том, что расскажет отцу об измене матери, после чего забежала внутрь дома. Татьяна, догнав дочь, кулаком левой руки нанесла ей два удара в область лица, от которых та упала на пол. Затем, взяв ремень, мать стала наносить множественные удары по спине и телу девочки, от которых малышка потеряла сознание. Все это видел брат Миланы Роман, тоже вернувшийся со школы. Потом Татьяна позвала любовника, протянула ему ремень, который Абильдинов, «используя в качестве орудия преступления, обвязал вокруг шеи Давыдовой М.А., образовав петлю, обеими руками силой стал стягивать концы в разные стороны, перекрыв таким способом доступ кислорода в легкие». Труп малышки мать с любовником спрятали недалеко от дома под металлической цистерной.

Как рассказали на суде односельчане, после этого Татьяна вместе со всеми искала дочь, а малолетний брат погибшей, на глазах которого произошло убийство, никому ничего не рассказывал — рядом был Абильдинов. На суде последний ведет себя уверенно, вину не признает, односельчан, пришедших давать показания в качестве свидетелей, обвиняет во вранье и уверяет, что не убивал, а только помогал прятать тело.

10 апреля, то есть сегодня, в том же СМУСе, где судят похотливых детоубийц, должны отобрать присяжных заседателей на процесс о вымогательстве в особо крупном размере у первого замакима Павлодарской области. Напомним, в марте один из общественником разместил в Facebook пост, в котором сообщил, что Серик Батыргужинов обещал помочь с получением госжилья некоей Айгуль, пригрозившей ему заявить об изнасиловании прямо в здании акимата, куда она пришла к первому заму на прием. Мол, та стояла в льготной очереди в Астане как мать ребенка-инвалида, а теперь этот ребенок умер, и очередь пропала. Девушка, писал общественник, «напомнила замакима о его обещании по квартире, замакима написал заявление в полицию о вымогательстве».

Во время предварительного слушания, на которое потерпевший чиновник не явился, его адвокат попросил сделать процесс закрытым в связи с тем, что «подсудимая озвучивала интимные вопросы». Следствие же настаивает, что сведения об интимных отношениях «неправдивы». По версии следствия, 19 мая 2023 года Асель Каримова была принята Батыргужиновым в кабинете ГУ «Аппарат акима Павлодарской области», а потом они поддерживали связь. С мая по сентябрь 2023 года чиновник передавал женщине то 50, то 100 тысяч тенге. А 24 сентября она, по версии следствия, потребовала с Батыргужинова 10 тысяч долларов, угрожая в противном случае распространить в соцсетях «неправдивые сведения об интимных отношениях на рабочем месте», а еще рассказать о них супруге замакима. Чиновник через знакомого Ерболата Сайдахметова (о его личности мы еще расскажем в одном из следующих материалов) перечислил Айгуль 4 812 000 тенге.

С 6 по 14 ноября 2023 года она, по версии следствия, потребовала уже 20 миллионов тенге, после чего замакима понял, что этому не будет конца, и обратился в правоохранительные органы.

Суд в итоге в проведении закрытого процесса потерпевшему отказал, пояснив, что рассматривается дело не об изнасиловании, а о вымогательстве.

Между тем в СМУС Астаны адвокаты Бишимбаева, который в отличие от павлодарцев, наоборот, очень хотел, чтобы за его процессом наблюдало как можно больше народу, продолжили на этой неделе назойливо задавать интимные вопросы. Снова интересовались у свидетелей о связях Салтанат до встречи с экс-министром нацэкономики и о том, как она собиралась замуж за другого. Обсудили причину похождений самого Куандыка в перерывах между его двумя никахами с погибшей. Прослушали, как на включенной на заседании суда видеозаписи с жетонов, выезжавших на место трагедии полицейских Бишимбаев рассказывает о мужчине, «который был старше Салтанат на 23 года», а страж порядка ему сочувствует: «она сама занозила?».

Этот неиссякаемый интерес со стороны подсудимого к интимным подробностям прервало, надеемся насовсем, выступление эксперта. Тот квалифицированно и очень понятно рассказал присяжным, почему обнаруженные на лице и голове ссадины и кровоподтеки Салтанат, будучи в сознании и падая на ровной поверхности, получить бы никогда не смогла. А еще он сообщил самую, пожалуй, шокирующую деталь – после того, как Нукенову избили, ее задушили.

— После нанесения 12-13 ударов по голове произошло еще удушение, я так понимаю? – уточнила еще раз судья.

— Да, — ответил эксперт.

То есть все это время мы слушали, как сторона защиты уверяет, что девушка могла умереть от старой гематомы в голове, которая образовалась непонятно из-за чего за 20 дней до трагедии и медленно развивалась. Сторона обвинения при этом доказывала, что смерть наступила от новой гематомы, образовавшейся в результате ударов 9 ноября, то есть в день смерти. А оказывается, девушку задушили! Причем эксперт четко пояснил, что, если после ударов она действительно могла еще жить несколько часов и издавать звуки, похожие на храп, как утверждают оба подсудимых, то после того, как ее задушили, она уже жить не могла нисколько. Почему следствие не сообщило об этой причине смерти сразу? Потому что у нас любое расследование в отношении весомых людей ведется так, чтобы в случае чего можно было повернуть в любую сторону? Согласитесь, если принять за истину, что жертва сама побилась об унитаз, затем еще падала лицом вниз, не подставляя руки, после чего получила четыре пощечины и удары ногой по ягодицам и легла спать, то вполне можно поменять статью с убийства на нанесение тяжких телесных повреждений (а может и вовсе не тяжких). А вот с удушением уже такого не прокатит.

Чувства приличия покинули всех.