Вторник, 23 апреля
Меню

Под небом голубым есть Гоа золотой… (Индийский штат Гоа глазами казахстанца)

  • Дмитрий Фефелов
  • 94
Под небом голубым есть Гоа золотой… (Индийский штат Гоа глазами казахстанца)
фото: Дмитрий Фефелов

Часть 5. Про местную космогонию

Там солнце так близко, и ярче поэтому свет.
Там стайки серебряных рыбок играют у ног.
И все, что я знала о Боге, там сходит на нет,
И в каждой серебряной рыбке танцующий Бог.

Без чего Индию даже вообразить нельзя — это без многочисленных храмов самых разных конфессий. Если какой-нибудь живописный местный храм встречается на твоем пути, настроение сразу невольно повышается. Индийские храмы можно разглядывать как лубочные картинки, долго и с упоением. В этом смысле Индия удивительная страна — там, если можно так выразиться, хорошая аура.

Утверждают, что храмы Индии строились и строятся по законам космоса: так, чтобы настраиваясь на точке снаружи, вы оказывались внутри самого себя, перешагивали через порог материи, попадая в царство Духа.

Это совершенно не мешает индийским храмам выглядеть исключительно жизнерадостными. Внутри храмов чаще всего так же весело, как и снаружи: здесь царит архитектурная эклектика, вольная интерпретация различных религиозных направлений, разбавленная в нужных пропорциях статуями-мурти (то бишь изображениями богов и святых). В общем, не соскучишься.

Индия имеет свой взгляд на порядок вещей. Позитивно то, что синхронно с нами, что не вносит разлад в наши собственные жизненные вибрации. И если эта синхронность закреплена в основании храма, то такой храм исцеляет человеческую сущность — не только тело, но и душу.

Там очень быстро начинает доходить, что на самом деле у этих маленьких людей, с головою погруженных в быт, грандиознейшая мифическая космогония. В Индии она поражает не менее, чем откровения самых продвинутых астрофизиков. Вообще умение «раствориться в божестве» очень характерно для индусов.

Божественность здесь разлита во всем и везде. Есть большие храмы, и есть святилища довольно-таки мещанского вида, где мурти словно вырезаны рукой пятилетнего ребенка. Детская душа индийца искренне радуется как раскрашенным статуям слонов в натуральную величину, так и размалеванным антропоморфным куклам — ярким, словно пластмассовые китайские игрушки: чудо-обезьяне Хануману, слоноголовому богу Ганешу, человеку-льву Нарасимхе с выпученными глазами и скрещенными ногами…

Раскрашенный идол — лишь предмет, на котором проще сосредоточиться неграмотному, простодушному человеку, умеющему думать лишь о том, что перед глазами. Так это, собственно, и работает. Есть те, кто способен обойтись без концентрации на картинке или статуе-мурти, и он может обращаться душой непосредственно к Богу. А вот если человек не приучен мыслить абстрактно – то эти люди (и их большинство) могут дарить свою любовь кумиру в алтаре: посланный импульс все равно попадет по нужному адресу. Кстати, индиец и индус — это не одно и то же. Индиец — житель Индии. А индус — последователь индуизма.

В индуистском пантеоне насчитываются, без преувеличения, тысячи богов, которые, как правило, изображаются в человеческих или получеловеческих формах, с рядом личных атрибутов. Многие индуисты считают многочисленных божеств различными проявлениями единой изначальной реальности — Брахмана, многочисленными образами единого Бога.

В результате именно обилие разных божеств и способствует поразительной веротерпимости индийцев. В противном случае все эти суетливые труженики давно бы перегрызли друг другу горло. Но с какой стати будут враждовать до смертоубийства люди, поклоняющиеся разным проявлениям и различным именам одного и того же Непознанного?!!

Поэтому в Индии быстро понимаешь, что скорей всего многие индийцы любят всех богов сразу — ну как дети героев сказок: одного за его волшебные свойства, другого за необычные черты характера.

Продолжение следует…