Понедельник, 20 мая
Меню

Нелепый дом: «ветреные» унитазы и «квакающие» полы

  • Майя Шуакбаева
  • 225
Нелепый дом: «ветреные» унитазы и «квакающие» полы
фото: Pixabay.com

Многодетным семьям и детям-сиротам государство выдало дома, которым люди оказались не рады. В квартирах бегут потолки, «плачут» стены и полы, «гуляют» плохо закрепленные унитазы, а печи чадят вовнутрь. Такое некачественное, как выяснилось на деле, жилье чиновники выкупили у застройщика за 360 миллионов бюджетных тенге. 

— Ой, ребятки, посмотрите, я смыла один раз унитаз, все назад побежало! – всплескивает руками новоиспеченная жительница села Жетекши Ирина Мотовильник.

Женщина всего две недели назад въехала в социальную квартиру площадью в 70 квадратных метров. Семья стояла в очереди на нее долгих восемь лет. Но радость от новоселья быстро сменилась гневом и раздражением:

— Живем без туалета, туалет двигается, видите, — женщина для наглядности покачивает «гуляющий» унитаз. — Унитаз вообще треснутый сзади, без крышки, он не новый, видимо, старый откуда-то, — предполагает Ирина и переходит к вздувшемуся линолеуму.

—  Вода здесь, лед. Мы отогревали, как могли, просили пушку, но застройщик сказал искать пушку самим. А печь! – снова охает женщина. – Воду заливали в расширитель, она назад пошла, прорвало трубу, и вода пошла по всей квартире! Все вещи, все мешки намокли. Растопить эту печь невозможно. Котел надулся. Я ошеломлена, как можно было такой дом выдать многодетной семье! Жить здесь с детьми невозможно — сплошные недостатки: унитаз не работает, полы «квакают» во всем доме, сырость. Конечно, я детей сюда не привезу, — сокрушается Ирина. — У меня их семеро, сейчас младшие у старшей дочери. Невозможно ни помыться, ни сходить в туалет, — констатирует мать-героиня.

С похожими  проблемами столкнулась многодетная мать Жанар Базаргельдинова. Кроме пятерых детей, у нее на руках 91-летняя мать, труженик тыла. Поэтому работать Жанар не может. Она одной из первых въехала в декабре в свой дом в селе Жетекши, надеясь отпраздновать Новый год в собственном жилье. Не тут-то было.

— У меня здесь вся труба была замерзшая, — показывает женщина на печь в  коридоре. – Лед был, и сын прокопал землю вниз на шесть метров, чтобы вода ушла. Вода ушла, мы начали топить, но прорвало трубу. А сама печь начала «задыхаться», дым идет вовнутрь. Страшно, что не проснемся. Приходится открывать окна, получается, отапливаем улицу. При этом с крыши дует, — рассказывает Жанар.

Она проводит меня с экскурсией по дому. Вздувшиеся двери в ванной не закрываются, из-под унитаза бежит, по потолку и в углах во всех комнатах плесень и сырость, внутренние откосы на окнах набухли и словно вот-вот лопнут.

— Не у меня одной так. У кого-то печка, у кого-то натяжные потолки, — рассказывает Жанар. — Куда наш ЖКХ, куда наш акимат смотрел?  Как так можно так нас подвести? Уму непостижимо! И все многодетные мамы, которые на этой улице живут, страдают от качества жилья, — подытоживает женщина.

Примечательно, что улица, на которой в прошлом году были построены 24 квартиры, носит имя героя ВОВ Маншук Маметовой. Глубокой осенью государство выкупило уже готовые дома у застройщика по 15 миллионов тенге за каждую квартиру, в общей сложности — 360 миллионов тенге. Чиновники, по всей видимости, хотели сократить время, не дожидаясь разработки ПСД, а после — долгосрочной реализации проекта, предпочтя приобрести социальное жилье у частного застройщика. Соответственно, строились дома без традиционной для такого рода жилья технической спецификации.

— Были жалобы на замерзшие системы водоснабжения и теплоснабжения, эти претензии были переданы застройщику, он их устранил, — поясняет руководитель отдела жилищных отношений Кенжегуль Жолжаксинова. – Много нареканий по качеству натяжных потолков, стен, кровли. Мы провели претензионную работу, подали иск в Павлодарский городской суд, в котором путем мирного соглашения была достигнута договоренность об устранении всех дефектов в срок до 15 мая, — поясняет чиновница. По ее словам, принимать квартиры после ремонта будут комиссионно:

— Все зависит от эксплуатации, конечно, будем смотреть: если неправильное текущее содержание, естественно, мы не можем ответчику что-либо предъявить. А если, действительно, были проведены некачественные работы, тогда это уже будет предъявляться ответчику, —  добавляет Жолжаксинова.

В определении суда, в ходе которого было достигнуто мировое соглашение между отделом жилищных отношений и застройщиком, неким гр-ном Нуртазой Орынбаевым сказано, что он должен утеплить оконные проемы, утеплить кровлю (плиты перекрытия), стыки панелей (швы), заменить дымоходные трубы на трубы большего диаметра, а также исправить образовавшиеся дефекты в натяжных потолках 12 из 24 квартир.

В акимате заверяют, что работы уже начались, а Жанар и Ирина утверждают, что до сих пор не могут дождаться начала обещанного ремонта. Они изо дня в день звонят ответчику Орынбаеву. Жанар в очередной набрала его номер при мне:  

– Скажите, вы до 15 мая что-то будете делать? Вот, например, кровля у нас просто бетон, и на бетоне лежит стекловата, и все.

– А чего вы еще хотите? – отвечает на том конце провода застройщик.

 – В смысле, чего хотите? Мы хотим, чтобы у нас в доме не капало, чтобы у нас сырости не было. Вы, получается, пеной запените и все, да?

– Да, — соглашаются на той стороне.

— А насчет печки что? – не унимается многодетная жительница Жетекши.

— Насчет печки вообще разговора нет. Печка работает – работает, все, — отрезает собеседник. А уже в разговоре со мной по телефону сетует:

— Сдали дома, а они через полгода начали претензии предъявлять. Мы сейчас работаем, исправляем, все делается, — заверил меня мужчина. При этом рабочих на объекте в тот день я не встретила.

Стоит добавить, что дома, которые получили многодетные семьи и сироты на улице Маметовой в селе Жетекши – арендные, без права выкупа. В очереди на жилье в Павлодарской области стоит более 16 тысяч человек. И, наверное, эти 24 осчастливленные семьи должны радоваться тому, что получили даже такое некачественное жилье.

Только вопрос не столько в радости или печали новоселов, а в том, что долгожданное жилье было оплачено из государственного бюджета. Из нашего с вами кармана.

Фото и видео Ирины Мотовильник и Жанары Базаргельдиновой