Понедельник, 17 июня
Меню

Не есть вредное, бросить курить и пройти скрининг

  • Салауат Темирболат-улы
  • 553
Не есть вредное, бросить курить и пройти скрининг
Фото автора

Известный онколог о том, как можно избежать рака

В Алматы в эти дни проходит международная конференция ведущих специалистов, которые занимаются проблемами профилактики и лечения онкологических заболеваний. Отечественные и зарубежные эскулапы поднимают много актуальных вопросов. Но здоровье и жизнь человека зачастую зависят не только от медиков. Мы часто слышим успокаивающее: «Рак – это не приговор», а чтобы максимально обезопасить себя от вероятности заболеть, есть ряд простых и хороших советов. Об этом мы поговорили с заместителем директора Павлодарского областного онкологического диспансера Тельманом Альгожиным.

Мир быстро стареет

Ситуация с онкопатологиями в Казахстане, впрочем, как и во всем мире, – по-прежнему острая проблема. Передовая медицина дает хорошие результаты, достигается рост излечимости даже при сложных формах, но полностью обуздать эту заразу пока не удается.

– Состояние окружающей среды влияет на здоровье человека точно так же, как наша наследственность. Поэтому повторять все время: плохая экология, плохая экология – крайне ошибочно и неверно. 50 процентов – это влияние социально-бытовых условий: то, что мы едим, то, что мы пьем, психоэмоциональное состояние, стрессовые ситуации и так далее, – отметил Тельман Бахытович, добавив, что вместе с тем большую роль играет возраст населения.

По данным Всемирной организации здравоохранения, население планеты стремительно стареет. Ожидается, что к 2050 году количество людей старше 60 лет превысит два миллиарда человек, в то время как, например, в 2015-м оно составляло всего 900 миллионов.


– Заболеваемость в Павлодарской области — одна из самых высоких. Эти данные рассчитываются на численность населения. Но надо понимать, что это несколько грубый показатель. Если брать стандартизованные показатели, допустим, рассчитанные на определенную возрастную категорию, то у нас ситуация мало чем отличается от других регионов. Основной показатель в онкологии – это возрастной фактор. Львиная доля наших пациентов – люди предпенсионного или пенсионного возраста. Да, говорят, во всем мире рак «молодеет», но у нас, слава богу, молодых не так много. Еще есть такое изречение: «Если бы люди не умирали, каждый бы дожил до своего рака». Что имеется в виду: это физиология, это деление клетки, развитие, метаплазия, перерождение, атипия – это законы природы. Тем не менее, при своевременном выявлении, хорошем иммунитете, эффективности лечения удается достигать хороших результатов, – продолжает доктор Альгожин.

В Казахстане показатели по онкологии резко разнятся в зависимости от регионов. И этому тоже есть свое объяснение. Речь о демографии.


– В Северо-Восточном регионе Казахстана превалирует пожилой возраст. Это все знают и понимают. Исторически здесь некоренного населения было больше, и потом, в 90-е, начале нулевых, произошел большой отток. Сейчас у нас численность населения в возрасте от 18 до 40 лет меньше, чем рождающихся детей. Например, у нас три вуза в городе, ребята школу закончили и уехали учиться дальше в другие регионы или даже страны. Большой процент тех, кто уезжал в Россию, они же практически не возвращались. Это в последнее время ситуация немного поменялась, но не глобально. Вот поэтому численность населения у нас возрастная: в среднем на семью один-два, максимум три ребенка. Если брать южные регионы – там 5–6 детей, почти то же самое на западе. Состав семьи у нас: дедушка, бабушка, папа, мама, один или два ребенка. Дедушка заболел, предположим, один к шести, на юге заболел дедушка – у них один к десяти или даже к двенадцати. Поэтому этот показатель считается грубым, и у нас получается заболеваемость на определенную численность населения выше.

И, если посмотреть соседние российские регионы восточносибирской равнины, если сравнивать нас с приграничными Барнаулом, Омской или Новосибирской областями, там заболеваемость еще выше. Если в Павлодарской области 300 случаев на 100 тысяч населения, то в приграничной Омской, например, 450, в Алтайском крае – 500 на 100 тысяч населения. И эти цифры по онкологии гораздо выше, чем на Дальнем Востоке, Кавказе, Кубани. То есть большую роль играет демографическая ситуация, возрастной контингент, – приводит сравнительный анализ заместитель директора онкоцентра.

О канцерогенах и сигаретах

В Казахстане уже который год подряд хотят уменьшить число курильщиков. Начали с полного запрета рекламы и изображения табачных изделий в СМИ и на билбордах, но в зарубежных фильмах и старом советском кино герои по-прежнему свободно дымят на весь экран. На уровне государства тратятся миллионные суммы на всевозможные конференции, флешмобы, марафоны здоровья.

Недавно убрали пачки сигарет с витрин, спрятав в специальные металлические ящики и постепенно начали поднимать акцизы на табачные изделия. С 1 июля даже самые дешевые сигареты или папиросы стали стоить не меньше 570 тенге за пачку. Это цена установлена до 31 декабря, потом пойдет новый рост. И, так решило правительство, будет каждый год. Плюс расширили места, где запрещено курить, и увеличили штрафы.

– Курение – один из главных факторов по раку легких и другим болезням тоже. Чаще это встречалось у мужчин, соотношение было где-то один к 6,5 или к семи, а сейчас и здесь видим изменения. У нас женщины стали больше курить. Потому сейчас это соотношение стало один к пяти. При курении не столько никотин, сколько горящие смолы влияют на развитие онкологии, – предупреждает об опасности употребления табачных изделий спикер.

Сигареты дорожают день ото дня, но, как показывает статистика, курящих пока меньше не становится. Дымят везде и повсюду. В проекте «Здоровье нации» чиновники нацелились сократить до 2025 года число курильщиков до 19 %. Но это только ожидания. Судя по разным данным, каждый год от курения в Казахстане умирает 25 тысяч человек.


– В структуре заболеваемости, в принципе, изменений нет: на первом месте все так же рак молочной железы. Этой онкологии подвержены женщины, у меня на практике было всего два случая этой патологии у мужчин. Второе место, тоже традиционно, – рак легкого, дальше идут рак желудка, рак кожи, рак толстой кишки, рак шейки матки. Практически 60 % всех онкологий приходятся на эти локализации, – говорит доктор Альгожин.

Среди других факторов, которые могут влиять на развитие онкологических заболеваний, – качество питания. В последние годы эксперты по всему миру все чаще стали обращать внимание именно на этот момент.

– Вот колоректальный рак или, проще говоря, опухоль толстой кишки, он 20–30 лет назад даже в десятку не входил. Сейчас – на пятом месте. О чем это может говорить? Значит, не все в порядке с тем, что мы едим. А что мы едим? Все подряд, и не всегда полезные продукты. Химическая промышленность в сфере питания продвинулась, много всякой всячины быстрого приготовления с различными добавками, каких-то только консервантов нет – если почитать, то сплошной алфавит. Много генно-модифицированной продукции, – выражает настороженность Тельман Бахытович, обращая внимание, что давать такое питание детям особенно опасно.

Полки супермаркетов действительно забиты самыми разными продуктами самых разных производителей. Причем нередко текст, сопровождающий товар, написан мелким шрифтом, а порой и вовсе не читается или без перевода.

– Вспомните свое детство, когда раньше мы пили молоко, а через два-три дня оно прокисало. Хоть и в холодильнике хранится, но уже начинает творожиться, и пить его нельзя. Сейчас молоко мы пьем из упаковок, у которых срок хранения – 6–8 месяцев. А почему такой срок хранения? Потому что много химии. А 90 % всех консервантов пагубно влияют на здоровье. Это и ожог слизистой, и другие нарушения. Те же самые полуфабрикаты: возьмите кулинарный торт или кексы, вспомните, раньше был советский торт, он немного влажный, может, был, надо было сразу его съесть. Потому что через два дня на нем появлялась плесень. Сейчас покупаете торт на праздник заранее и храните даже после торжества. Что происходит? У него даже через месяц тот же вид будет – красивый и свеженький. Потому что химии напичкано столько, что не дает появиться бактериям. И все это мы едим. Про различные газированные напитки, энергетики и прочие продукты можно сказать то же самое, – отмечает врач-хирург-онколог высшей категории.

Про профосмотры, скрининг и новые методы лечения

Медики неустанно повторяют: нужно лучше следить за своим здоровьем, чаще проверяться. Для этого проводятся всевозможные скрининги, дни открытых дверей, но народ, как мы знаем, не спешит лишний раз бесплатно пройти элементарную диагностику.

– Скрининг – это обследование здорового населения, но у нас до сих пор нет солидарной ответственности, люди игнорируют абсолютно простые вещи. Разве сложно прийти в поликлинику просто провериться. Это же как техосмотр машины. Да, проверяют общее состояние, нет жалоб или симптомов, но врач может заметить что-то подозрительное, дать направление. Лишним же не будет. К сожалению, у нас и профосмотры не всегда проводятся так, как бы хотелось. Случается, что поверхностно, но и люди не всегда спешат откровенно рассказать, что бывают проблемы какие-то, порой что-то беспокоит. Причины разные, порой лень побегать сдать анализы, не хотят открывать больничный и думают больше о работе, чем о себе. Нужно находить время, нужно проходить скрининги, нужно проходить полноценное обследование, если что-то беспокоит, жалобы – надо целенаправленно идти. Допустим, сходил человек по-большому, увидел в кале кровь – ему нужно делать колоноскопию. Обязательно пройти это обследование, а не ждать, пока кишку заклинит, нарушится проходимость и прочее, – призывает замдиректора онкоцентра.


По его словам, им приходится сталкиваться с разными случаями. Факторов позднего выявления тоже достаточно. Есть здесь и доля ответственности самих пациентов, и, возможно, в отдельных случаях, медиков. И это никто не скрывает.

– И все-таки основное выявление у нас приходится на первичную медико-санитарную службу. Тут не нужны большие ресурсы, чтобы специально сидел онколог, любой врач может отправить на обследование, если видит какие-то характерные симптомы. Наши специалисты онкологической службы тоже выезжают, и по I–II стадии выявляется почти 60–65 %. То есть это больше половины тех, кто получает лечение. К сожалению, 35–40 % – это запущенные III–IV стадии. Человеческий фактор везде и всегда присутствует. Но и успокаиваться самому пациенту нельзя, потому что выявить сразу порой бывает непросто, особенно если это внутренние локализации. Заболевания желудочно-кишечного тракта эндоскопический врач может посмотреть и не увидеть сразу, то есть подслизистый рост может быть. Это скрытый процесс. Гистология тоже может не заметить, вроде рака нет. Но если человека беспокоят изжога, боли, сказали, что онкологии нет и назначили язвенное лечение, он прошел назначенный курс лечения, а симптомы не проходят, – нужно повторно пройти обследование. А чаще получается, он думает, что раз врач сказал онкологии нет, подозревают язву, и он лечит язву два, три, пять месяцев, толку нет, пока симптомы уже явно не проявились. И здесь у врачей, которые принимают таких пациентов, должна присутствовать настороженность на онкологию, – рассказывает доктор Альгожин.

Напомним, павлодарские онкологи многие годы работали в здании, которое не соответствовало никаким требованиям. Это видела вся страна. Чтобы добиться строительства современного центра, пришлось приложить немало усилий.

– Два года уже в новом здании, конечно, за полтора года как лучевая терапия заработала, около тысячи пациентов пролечилось. У нас не просто пространства стало больше, операционных или палат, стало больше возможностей у самих врачей: появились новые передовые методики лечения, современное оборудование. Есть хорошие положительные наработки и тенденции. Мы движемся вперед, наши сотрудники постоянно повышают знания, ездят на учебу, проходят мастер-классы. Если, например, взять 2012 год, и сейчас 2022 год – показатели по смертности снизились почти на 17 %. Тогда она составляла 146–150 на 100 тысяч населения, сейчас – 107–112 человек на 100 тысяч населения, – озвучил некоторые цифры замдиректора онкоцентра.

Вместе с тем, по его словам, дело не только в современных подходах и оборудовании, от сервиса и общей культуры отношения человека к своему здоровью тоже многое зависит.


– Если даже в Павлодаре построить хоть 10 новых онкоцентров, все заводы махом убрать, онкология отсюда все равно не исчезнет никуда. Это зависит от физиологии, иммунитета человека, от вредных привычек и качества питания. А вот, к примеру, если все жители региона откажутся от курения, то через пять лет смертность уменьшится почти наполовину. Это точно было бы, – подчеркнул Тельман Бахытович.

В Павлодарской области на онкологическом учете стоит около 12,5 тысячи человек. Общий контингент по стране по официальным данным – свыше 190 тысяч человек.

– По детству ежегодно мы берем на учет по 15–20 случаев. Цифра вроде небольшая, но, к сожалению, это есть. Кдетей это больше связано с влиянием генетических факторов, нужно смотреть здоровье родителей, подготовку к рождению ребенка. Сейчас даже структура заболеваний поменялась: если раньше у детей лейкозы были на первом месте, то сейчас – опухоли головного мозга, центральной нервной системы, опухоли почки. Структура меняется, но количество примерно одинаковое остается. Всего порядка 600 детей до 18 лет состоит на учете, из них 300 живут пять и более лет. Поэтому мы также призываем молодых родителей обращать большое внимание на планирование семьи. К появлению ребенка нужно готовиться, обследоваться, важно общее оздоровление, режим питания, отдых, отказ от вредных привычек, избегать стрессовых ситуаций, – это все очень важно как для самой мамы, так и для здоровья ребенка, – резюмировал замдиректора областного онкологического диспансера Тельман Альгожин.