Суббота, 20 апреля
Меню

Нет интернета – нет майнинга: январские события открывают глаза на многие вещи

  • Салауат Темирболат-улы
  • 817
Нет интернета – нет майнинга: январские события открывают глаза на многие вещи
фото из открытых источников

На фоне произошедших в республике массовых беспорядков страна испытала шок от того, что такое вообще могло случиться, и одновременно буквально погрузилась «во тьму». Повсеместное отключение интернета и частично мобильной связи многих заставило поволноваться. Банковские переводы на время тоже встали, и все вспомнили, что есть еще и наличка. Если брать в целом, то простой народ отнесся к внезапному исчезновению цифровой связи с пониманием: если власти приняли решение, значит, так надо было! А вот отдельную категорию людей, здесь мы говорим о добытчиках криптовалют, сей масштабный сбой в работе Всемирной паутины в Казахстане заставил серьезно понервничать: мировые рынки криптовалют моментально упали, и это больно ударило по карманам членов всего клуба майнеров.

Нервишки у добытчиков биткоинов и других криптовалют в Казахстане в первый раз пошатнулись еще в конце прошлого года, когда почти в одно время случились аварийные ситуации на двух крупных энергостанциях, расположенных в Павлодарской области.

– Когда в энергосистеме произошел сбой – и на Экибастузской ГРЭС-1 «отвалился» энергоблок, и на ЕЭК одномоментно, в Казахстане резко образовался дефицит. И в этой связи системный оператор АО «KEGOC» срочно вводил ограничения. Бозшакольский ГОК тогда тоже снизил генерацию. В столице спохватились, начали составлять список для того, чтобы сбалансировать нормальную работу энергосистемы, в первую очередь отключили майнинговые компании. И уже дальше пошли другие предприятия, – пояснил некоторые детали того серьезного сбоя в отечественной энергосистеме руководитель управления энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Павлодарской области Ержан Салханов.

Тогда же, как следствие, напоминает turanpress.kz, появился проект приказа министра энергетики, согласно которому отныне системный оператор KEGOC будет рассматривать заявки на подключение только для ферм с потреблением до 1 МВт электроэнергии. Но если в целом по Казахстану все заявки превысят лимит в 100 МВт, то KEGOC перестанет выдавать разрешения на подключение новым майнерам. Следом появилась другая норма: с января 2022 года казахстанские майнеры будут выплачивать дополнительный налог в одну тенге за каждый киловатт потребленной электроэнергии.

15 января в Экибастузе случилось очередное ЧП, связанное с энергосистемой: город и часть предприятий на время остались без света, тепла и даже питьевой воды.

– В минувшую субботу поступило сообщение о том, что отключились две высоковольтные воздушные линии электропередачи KEGOC, в связи с чем у нас большая часть Экибастуза была обесточена. Одну линию в кратчайшие сроки подключили, подали напряжение на ТЭЦ, станция начала разворот, и в течение примерно трех часов практически полностью был восстановлен технологический режим. Больше всего нам нужно было в домах сохранить тепло, не заморозить магистральные и квартальные сети. Хорошо, что на улице было тепло, а если сильные морозы и не устранили бы неполадки вовремя, то могли быть серьезные последствия, – не исключает начальник территориального департамента Комитета атомного и энергетического надзора и контроля Ринат Какимжанов.

А вот что касается майнинговых ферм, насколько они пострадали от этого кратковременного отключения света, никто сказать не может. Сами добытчики криптовалют на этот раз постарались сохранить спокойствие, чего не скажешь о том, что они испытали в дни массовых беспорядков и полной изоляции целого государства от Всемирной паутины.

Управляющий партнер Khalykbergen Strategy Commu-nications Нуркен Халыкберген, в своем аккаунте в Facebook выразил обеспокоенность за крипторынок в Казахстане: «Январские события в нашей стране и массовая блокировка интернета отразились не только на работе ритейла, банков, служб доставок и прочих. Еще одной отраслью национальной экономики, пострадавшей от отсутствия доступа во Всемирную сеть, стала отрасль зарождающегося криптомайнинга», – написал он.

НЖ уже писала, что прошлым летом соседний Китай ввел строгие требования к майнинговым фермам и буквально изгнал их из страны. И куда им было деваться в такой ситуации? Конечно же, срочно перетаскивать все свое оборудование в ближайший Казахстан, где энергии предостаточно, и никаких четких законов и подзаконных актов, касающихся этой сферы, почти нет. Либо они совсем сырые, а потому можно  вольготно вести свой цифровой бизнес. Плюс многие во власти, в отличие от некоторых рядовых граждан девятой в мире по территории страны, мало знакомы с этой новой отраслью, где происходят процессы, известные только избранным и очень продвинутым в IT-сфере специалистам.

«Согласно исследованию Кембриджского центра альтернативных финансов Казахстан в настоящее время (надолго ли) стал второй страной в мире по величине майнером биткоинов в мире, на долю которого во второй половине 2021 года приходится около 20 % скорости хеширования. Так вот блокировка интернета в Казахстане вызвала остановку всех процессов отечественных криптомайнеров, что вызвало в мире снижение скорости хэширования на 13,5 %. Сигналов о том, что криптомайнинг из просто чудачества айтишников превращается в серьезную отрасль со своими правилами и серьезными капиталовложениями, уже предостаточно. И со стороны правительства Казахстана игнорировать существующие тренды было бы глупо и безответственно», – пишет Нуркен Халыкберген.

Отметим, что Павлодарская область – это донор, на долю которого приходится порядка 42–43% от общего объема выработки электроэнергии в стране. Если в 2020 году станции региона выработали 44,3 миллиарда кВт часов, то в 2021-м побили все имевшиеся ранее исторические рекорды. Общий объем достиг почти 49,5 миллиарда кВт часов. Всего за год, который совпал с переездом майнинговых ферм из Китая к нам, произошел резкий рост – на 11,4 %.

– Если смотреть экономику, то чем больше вырабатывает станция, тем больше у нее прибыль. А когда она работает на минимальной мощности, соответственно, удельный расход топлива уменьшается, то есть это как в машине. Есть скорость оптимальная, когда идет минимальный расход топлива, то же самое здесь. Каждый блок на наших станциях – 500 МВт, имеется в виду ГРЭС -1 и ГРЭС-2. Если они работают по номиналу, то удельный расход топлива у него уменьшается, и это хорошо. А в части безопасности энергосистемы, то тут нужно подумать. Это же техника, если что-то вылетает, то должен быть резерв. Вопрос: есть ли этот резерв? К большому счастью, у нас на каждой станции он всегда есть. Но случай, который произошел в конце прошлого года, когда на двух станциях одновременно выпало два блока, серьезно повилял на энергосистему, – размышляет на этот счет глава областного управления энергетики и ЖКХ Ержан Салханов.

При этом он отметил, что большая часть майнинговых ферм находится на территории Павлодарского Прииртышья.

«Конечно же, я не забываю про голоса скептиков и противников криптовалюты и криптомайнинга, которые как один твердят, что майнинг и криптовалюты несут угрозу зеленой экономике, что якобы сжигание электроэнергии для «бессмысленных расчетов» неоправданно и угрожает миру. Вот пара аргументов для скептиков, не верящих в успех криптовалют. На официальном сайте Организации объединенных наций опубликованы экспертные заключения, что блокчейн-технология, лежащая в основе онлайн-валют, сможет сыграть важную роль в борьбе с климатическим кризисом и помочь в создании более устойчивой глобальной экономики и быстрее перейти на зеленые технологии в энергетике. Совсем уж очевидные вещи: MasterCard, Visa и PayPal приступили к внедрению криптовалют в собственные экосистемы, в США уже планируют запустить ETF на короткие позиции на биткоин и прочие криптовалюты», – это мнение все того же управляющего партнера Khalykbergen Strategy Communications Нуркена Халыкбергена, которое он высказал в своем аккаунте в Facebook.

Казахстан может стать триггером крупнейшего мирового кризиса криптовалют, – пишет в своей статье на портале turanpress.kz обозреватель Евгений Косенко. По его словам, понедельник 10 января этого года уже назван держателями самой популярной криптовалюты – биткоина – «черным понедельником».
«Что неудивительно, ведь стоимость этого самого биткоина опустилась с рекордных 69 тысяч долларов США (такая цена держалась с ноября прошлого года) до 39,83 тысячи долларов. Сейчас основной причиной падения курса криптовалют большинство западных экспертов называет январские события в нашей стране, где на фоне массовых беспорядков и погромов был тотально отключен интернет, что вызвало полный паралич работы майнинговых ферм (в прошлом году по майнингу Казахстан вырвался на второе место в мире после США, и доли этих государств в глобальном майнинге стали составлять 35,4 и 18,1 % соответственно)».

«Безусловно, – продолжает размышлять автор», определенный резон в этих оценках есть. Он обратил внимание на динамику курса и отмечает, что вообще-то падение началось еще до начала драматических событий в Казахстане, а именно с 1 января (в отличие от традиционных бирж, мировые биржи криптовалют работают вне праздничных графиков и выходных дней в режиме нон-стоп). Тогда, по словам Евгения Косенко, эксперты называли немного иные причины этого падения, хотя Казахстан в них все также фигурировал.

«Одной из побудительных причин для курсового регресса обозначалось ужесточение денежно-кредитной политики США, а точнее – объявление со стороны Федеральной резервной системы Штатов о повышении процентных ставок в ближайшие несколько месяцев, а второй и самой главной причиной – начавшийся отток майнинговых ферм с территории Казахстана, вызванных изменениями в республиканском законодательстве».

Кстати, отмечает Косенко, тогда же аналитики агентства «Bloomberg» дали прогноз о том, что, по их мнению, эти две совокупные причины вообще могут к середине нынешнего года опустить курс биткоина до 20 тысяч долларов. По крайней мере, до стабилизации работы майнинговых ферм на территории какого-нибудь другого государства, например, России, которая, впрочем, уже к концу года уверенно держалась на третьем месте по мировой доле майнинга.

«В случае же перетока майнеров из Казахстана в РФ очевидно, что северный сосед займет второе место, а заодно поимеет те же проблемы, которые в прошлом году стал испытывать с увеличением майнеров Казахстан. Так что в этой связи будет нелишним понять, какие плюсы и минусы были от развития этой пока еще достаточно малоизведанной отрасли для нашей страны, и какие прогнозы ожидают казахстанский рынок крипто-производства в будущем», – подчеркивается в статье.

– Если Павлодарская область – донор электрической энергии, и свет почти в половине окон казахстанцев горит за счет станций, расположенных в Приииртышье, то сколько из этого объема забирают майнинги? – поинтересовались мы в территориальном департаменте Комитета атомного и энергетического надзора.

– Так просто ответить на этот  вопрос сложно, так как есть такие понятия, как суточный график, правило функционирования оптового рынка, то есть, прежде чем на следующие сутки они закладывают, какую мощность они будут потреблять, системный оператор считает, сколько мощности у нас есть. Электрические сети – это система, или, простыми словами, один большой «казан», куда заливается вся вырабатываемая электроэнергия, и оттуда каждый берет по чуть-чуть. Это не обязательно, что напрямую покупают у ГРЭС, покупают с какой-то другой станции. Потому что для каждого пользователя Сети согласно законодательству и правилам Министерства экономики, – для всех потребителей равные условия должны быть, – считает начальник территориального департамента Комитета атомного и энергетического надзора и контроля Ринат Какимжанов.

По самым свежим данным областного управления энергетики, на территории нашего региона легально зарегистрировано 8 компаний, которые «качают» криптовалюту.

– Системный оператор в лице АО «KEGOC» формирует факт-баланс, то есть это основной документ для энергетиков для того, чтобы производить взаиморасчеты. В нем отражается, кто сколько потребил за год. Этот факт-баланс за 2021 год мы еще не получили. Годовые отчеты еще формируются, и после того, как мы его увидим по всем предприятиям, мы уже сможем видеть полную картину, какое предприятие и насколько увеличило или снизило потребление электрической энергии. По майнинговым предприятиям мы сделали запрос у энергопередающих и энергопроизводящих организаций. Они дают технические условия, точки подключения для майнеров. Тогда они становятся «белыми», подключаются и спокойно потребляют. На сегодня в Павлодарской области согласно нашему запросу физически всего 8 майнинговых предприятий. Их общая заявленная мощность – 781 МВт, фактически на сегодня их нагрузка 233,7 МВт. Но нужно понимать, что это те, кто не прячется, а официально работает. Но ведь в каждом доме можно такое поставить, потребление выросло, но выявить не так просто. Кроме «белых» майнингов есть и «черные», – пояснил Ержан Салханов.

Справедливости ради отметим, что для чиновников от энергетики на местах майнинговые фермы – обычные потребители. А их учет и другие вещи, связанные с этой пока малопонятной для большинства рядовых людей отраслью, – непосредственно ведет уже Министерство цифрового развития.

– Мы примерно знаем разрыв, сколько он максимально может брать по техническим условиям. Ну, это порядка, если считать «белый» майнинг, который официально работает, 300 мегаватт берет. По «черным» я ничего не могу сказать. Павлодарская область в год в среднем вырабатывает 5,5–6 тысячи мегаватт, вот посчитайте, примерно 320 МВт берут «белые» майнинги, а это около 5 %. При этом их львиная доля – почти 70 % – сконцентрирована в Экибастузе. Работа ведется по выявлению «черных» майнингов, но это не так просто. Это, считай, нужно заходить в каждый дом и смотреть. С 22 октября 2021 года в правила пользования электрической энергии внесли изменения: теперь энергопередающие организации, которые выдают технические условия майнерам, должны оповещать об этом АО «KEGOC». Плюс если этот потребитель берет больше 5 МВт, то техусловия должны быть согласованы с системным оператором. Если этого не сделать, его не подключают, – поведал о некоторых тонкостях начальник территориального департамента Комитета атомного и энергетического надзора и контроля Ринат Какимжанов.

То есть более глубокие вопросы нужно будет задавать столичным ведомствам, куда, впрочем, мы уже готовим в ближайшее время свои запросы. В частности, очень интересно узнать о точном количестве подобных ферм в стране, какой доход они приносят, сколько людей обеспечивают работой, и не идет ли их деятельность вразрез принципам устойчивого развития «зеленой экономики», озвученным президентом Касым-Жомартом Токаевым. А еще – презентованным в минувшем году акимом области Абылкаиром Скаковым и одобренным в правительстве перспективным планом развития моногорода Экибастуза, где речь идет в том числе о постепенном уходе и сокращении зависимости от угледобычи и энергоемких технологий на новые современные производственные рельсы.

Крупных легальных дата-центров в Казахстане на конец 2021 года, по данным Евгения Косенко, было несколько – «Xive», «Bitfufu» и, пожалуй, самый известный – ТОО «Enegix» в Экибастузе. Он также крупнейший на территории всего бывшего СССР. По официальным данным, владеют им Жанат Альдебергенов и Ерболсын Сарсенов, а объем вложенных инвестиций превышает 10 миллиардов тенге. По сведениям Комитета госдоходов Минфина РК, с начала 2021 года компания заплатила около 97 миллионов тенге в виде налогов.

Согласно имеющимся описаниям дата центр «Enegix» – это расположенные на 15 гектарах земли восемь вместительных ангаров и еще с десяток строений поменьше. Все – под тщательной круглосуточной охраной.

– В ангарах находятся 50 тысяч майнинговых устройств, которые круглосуточно потребляют около 130 МВт электроэнергии. Для сравнения: город Экибастуз в период пиковых нагрузок – утром с 7:00 до 10:00 и вечером с 18:00 до 22:00 потребляет около 30 МВт. В ноябре 2021 года двумя партиями к нам должны прийти еще больше 14 тысяч устройств, и мы тогда уже будем работать в полную мощность, на все рассчитанные 180 МВт. Примерно столько же, сколько потребляет город Караганда. Полный штат работников Enegix насчитывает 200 человек, – проинформировал в свое время СМИ директор дата-центра Ербол Тургумбаев.

Если честно, о существовании майнинговых ферм и перекупщиках криптовалюты в регионе большая часть простых павлодарцев стала узнавать только в минувшем году, в том числе благодаря криминальным сводкам и донесениям оперативных служб. Как, например, после крупного пожара в п. Солнечном под Экибастузом. ЧП случилось 13 апреля. В сводке департамента по чрезвычайным ситуациям прозвучало, что сгорела майнинговая ферма, расположенная рядом с одной из местных ГРЭС. Затем, спустя чуть больше недели, появилась информация о разбойном нападении на молодых людей, занимающихся перепродажей биткоинов в интернете. Как сообщили тогда в полиции, трое неизвестных, подобрав ключи, ворвались в квартиру и, применив насилие, похитили более двух миллионов тенге и личные вещи, среди которых были наручные часы и золотая цепь.

Минувшей осенью в ходе совещаний с участниками финансового рынка глава государства поручил правительству и Нацбанку ускорить разработку цифрового тенге (токена), который может стать ядром обновленной финансовой системы Казахстана. Разработать специальный законопроект по майнингу в Казахстане планировали в этом году. Столичные эксперты обещали, что изучат имеющийся мировой опыт. Но до них ли сейчас правительству и депутатам, когда страна все еще отходит от трагических январских событий, и на повестке дня стоят куда более важные вопросы и иные приоритеты, в том числе защиты обеспечения национальной безопасности?

Для справки: Наиболее популярная и разрекламированная криптовалюта биткоин впервые был описан в 2008 году человеком (или группой) под псевдонимом Сатоси Накамото. В основе биткоина лежит блокчейн-технология передачи данных в электронной цепочке. Звенья блокчейна хранятся на разных компьютерах, а их достоверность подтверждается математическим алгоритмом без участия контролирующего органа. Главный конкурент биткоина на рынке криптовалют – эфир (Etherium) – создан российско-канадским программистом Виталиком Бутериным в 2013 году. Как образно указывают сами участники рынка криптовалют: если проводить аналогии с рынком металлов, то биткоин – это золото, все остальные криптовалюты – другие, менее драгоценные металлы. Сегодня биткоин – это стандарт. Официальным платежным средством критовалюты признаны лишь в Сальвадоре. В прошлом году цифровые активы легализовала Верховная Рада Украины. В России криптовалюту используют весьма ограниченно, в основном для поддержки IT-проектов с зарубежным участием…

При подготовке статьи использованы материалы из открытых источников