Пятница, 12 июля
Меню

Скажите «сы-ы-ыр»: как в Европе ослы природу спасают

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 739
Скажите «сы-ы-ыр»: как в Европе ослы природу спасают

Зарабатывать деньги на природе можно не только опустошая ее недра. Это доказывает опыт Сербии. Здешние чиновники вступили в коалицию с общественниками, а также с ослами, бобрами и волосатыми свиньями. Результат – во всех смыслах процветающий райский уголок, куда рвутся туристы со всего света.

Молоко животворящее
– Ну, живели! – под самый обычный сербский тост опрокидываю стопочку самого необычного в моей жизни напитка. Алкоголя – 0 %, здоровья и красоты – 200%.
Это ослиное молоко. Им, говорят, когда-то увлекалась Клеопатра в целях максимального увеличения своего срока годности. Ну и я решила себя слегка подклеопатрить – раз уж выдался такой счастливый случай.
Случай действительно счастливый – мне повезло отыскать затерянный рай. Сапфирово-синие реки, где строят плотины домовитые бобры, изумрудные луга, где идиллически пасутся овечки, лошадки и ослики, безоблачное небо, расчерченное треугольными косяками краснокнижных пернатых. Три тысячи гектаров идиллии, никаких заводов и фабрик – все как в те стародавние времена, когда Адам пахал, а Ева пряла.
У этого пасторального уголка есть название – Засавица. Официально это заповедник, находящийся под охраной государства. А неофициально – магнит для измученных смогом жителей мегаполисов, которых сюда и слякотной осенью тянет не меньше, чем летом.

Эко-дефицит
…Октябрьская изморось, густой туман романтично покрывает заливные луга и бродящих по нему кротких овечек и округлых коровок. По лугам, прямо по коровьим лепешкам, в дорогих кожаных туфлях весело шагают гомонящие датчане.
Вся толпа в нетерпении: в трактире «У бобра» их ожидает дегустация ослиного сыра – самого дорогого в мире. Западным интуристам не жаль выложить тысячу евро за килограмм брынзы, произведенной из молока ослиц. Напротив – за дорогостоящим деликатесом давка и очередь, как в советское время за колбасой. Всем хочется урвать себе кусочек дефицита, чтобы потом хвастаться друзьям и коллегам: мол, я такое пробовал, что вам и не снилось.
Тщеславие – двигатель торговли. Но, надо сказать, цена в Засавице честная. Ослицы дают всего 200 граммов молока в день; к тому же оно очень нежирное. И, чтобы изготовить килограмм сыра (а технология весьма сложная), необходимо не менее 25 литров молока, которое стоит довольно дорого – 40 евро за литр. Вот и считайте.
В год в заповеднике производят всего около ста килограммов сыра, и он моментально расходится по самым дорогим европейским ресторанам. Диковинка же. К тому же он на самом деле вкусный. А уж до чего полезный! Ученые утверждают, что в составе ослиного молока содержится на порядок больше витаминов и минералов, чем в коровьем.
В момент нашего приезда в Засавицу, кстати, здесь стартовал научный эксперимент: исследователи намерены выяснить, насколько благотворно действует на организм ослиное молоко в сочетании с кобыльим – если этот коктейль применять при различных тяжелых заболеваниях.

Берегите природу, мать вашу
Несмотря на то, что ослиный сыр стал предметом вожделения всех европейских гурманов, Засавица – это вовсе не бизнес-проект. Главная цель – сохранить автохтонную флору и фауну этой живописной местности. Эта идея успешно реализуется – а доходы от сыра и туризма способствуют более эффективному воплощению в жизнь благородных намерений.
Местность вокруг рек Савы и Засавицы во все времена была тучна и обильна – как плодами, так и животинкой. Но тучность и обилие со временем сильно уменьшились благодаря неуемным охотникам и рыболовам.
Катастрофическому уничтожению флоры и фауны поставили преграду еще власти Югославии в 70-е годы. Тогда было решено организовать в Засавице одноименный заповедник – изначально на площади в две тысячи гектаров. Беспорядочное истребление зверей и птиц было остановлено.
Однако после распада Югославии, войн и разрухи 90-х годов заповедник оказался в крайне запущенном состоянии и долгое время существовал только на бумаге.

Бобры: возвращение
Властям тогда было не до Засавицы, но вот общественность в лице активиста Слободана Симича весьма за нее переживала. Симич исследовал одичавший заповедник и обратился к местным чиновникам с предложением объединить усилия неправительственных организаций и державы во имя спасения вымирающей флоры и фауны.
Чиновники инициативу поддержали. Засавицу заново проинспектировали, подписали все охранные бумаги – и отдали территорию в управление общественникам.
Общественники оказались очень деятельными. Они понавезли в заповедник ученых, которые поставили на учет каждую травинку и животинку. И очень вовремя, поскольку количество зверюшек внутри отдельных видов уже можно было пересчитать на пальцах одной руки.
А в некоторых случаях и считать было некого: бобры, к примеру, к тому времени были в этой местности начисто истреблены. Возродить их популяцию помогли немцы. Засавица получила в подарок от Мюнхенского музея природы 16 бобриных семей. Хозяйственные швабские бобры прекрасно прижились на новом месте, обзавелись хатками и понастроили огромных плотин – их люди теперь используют как мосты.

Полезное свинство
Спасать пришлось не только диких, но и домашних животных – некоторые их виды также находились на грани вымирания. Один из самых ярких примеров – черная мангулица –  местная порода свиней, покрытых густой кудрявой шерстью.
Некогда мангулица была самой распространенной породой в Сербии, отличалась устойчивостью к болезням и холодным зимам, а также исключительной неприхотливостью. Полудикие стада волосатых хрюнделей круглый год ходили по лесам и пашням, самостоятельно питаясь дубовыми желудями и буковыми орешками.
Но идиллия продлилась недолго: дубравы и буковые леса активно вырубались под пашни, возможности для самостоятельного прокорма свиней сокращались, и крестьяне стали отдавать предпочтение породам, которые можно содержать взаперти. Дело дошло до того, что черная сербская мангулица к концу XX века практически исчезла. В 1997 году в Засавице было всего 4 мангулицы. Теперь же по заповеднику гуляет стадо из 400 кудрявых свиней – и еще сотни их собратьев осваивают другие сербские регионы.
Что касается мотивации тех, кто затевал восстановление породы, то ностальгические чувства, безусловно, имели место, но дело не только в них. Мясо мангулиц считается диетическим и отличается минимальным содержанием холестерина. И опять же – оно просто очень вкусное. Недаром же мангулицы в большом количестве экспортируются в Испанию, где из их мяса готовят знаменитый хамон.

Сельский час
Как начали активисты возрождать флору и фауну в 90-е годы – так до сих пор не могут остановиться. В результате площадь заповедника сильно расширилась (теперь она составляет около 3000 гектаров), а видовое разнообразие стало поражать воображение. Сегодня Засавица может похвастаться 1600 (!) видами животных и растений, многие из которых – краснокнижные.
Финансовые подпорки в виде доходов от сыра и туризма позволяют заповеднику существовать более чем достойно и проводить многочисленные научные исследования.
Население прилегающей деревушки, кстати, очень активно помогает общественности содержать Засавицу в идеальном состоянии и отваживать незваных гостей с берданками. А как не помогать, если крестьянским коровкам дозволено свободно гулять по заповедным лугам (видели бы вы, какие бока они себе здесь отъедают, и попробовали бы вы их молоко!). Понятно, что местные пейзане ревностно следят за тем, чтобы гармонию и идиллию в Засавице не нарушало ничто.
Хотя поводов для беспокойства у них не так чтобы много. Городское население, совершающее сюда набеги по выходным, ведет себя смирно и культурно. Ни тебе мусора, ни тебе браконьерства, ни тебе перепивших дебоширов. Хотя легкая степень опьянения у большинства все же присутствует – от нереально чистого воздуха. Нам, жителям загазованных каменных джунглей, такой воздух нужно дегустировать как ослиный сыр – малыми дозами, во избежание непредсказуемой реакции организма: ведь мы, как в анекдоте, привыкли видеть то, чем дышим.
Татьяна Гуторова, Сербия, специально для «Наша Жизнь» №42, 28.10.2021г.