Среда, 1 февраля
ясноПавлодар, -18°C
460.51 6.53 498.69
Меню

Серебро струн и золото души

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 2148

Бардовская песня давно уже давно переросла свой изначальный смысл, когда  странствующий певец вещал о легендарных приключениях и преданиях старины. В свое время клубы самодеятельной песни сделали эту субкультуру более доступной. Некоторым песням эры расцвета бардовского творчества по полвека, а актуальности они не теряют, и столь же любимы исполнителями и зрителями. В этих традициях пишут и поют и современные авторы. Не исключение – павлодарские «Серебряные струны».

10-летний юбилей павлодарского клуба авторской песни «Серебряные струны» показал: все гениальное – просто. У Ольги Григорьевой есть замечательное стихотворения «Поют мои друзья», оно как раз об этом. Про душевную теплоту, когда собираются люди и поют о далеком и близком.

В свободной энциклопедии — Википедии это явление объясняется так: «Отличительными особенностями жанра является совмещение в одном лице автора музыки, текста и исполнителя, гитарное сопровождение, приоритет значимости текста перед музыкой. Бардовская песня, несмотря на богатое жанровое разнообразие, изначально все же имела в ХХ веке интимно-лирический камерный характер». То личное, чем хочет поделиться автор, чаще всего любитель, а не профессионал в музыке или литературе, и есть самое ценное в бардовском движении. О мифах и реалиях бардовской песни, о том, почему становятся бардами, и что дает исполнение не только своих, но и чужих песен, я расспросила организатора клуба авторской песни «Серебряные струны» Евгению Бережную.

Евгения Бережная

Член правления Славянского центра и Ассамблеи народа Казахстана, музыковед и педагог, основатель и председатель клуба бардовской песни «Серебряные струны» Евгения Бережная не перестает удивляться счастливым моментам нашей жизни. В разговоре Евгения Борисовна нередко говорит – «это удивительно», «удивительный автор», «удивительная встреча». Удивительно и приятно и ее отношение к людям, стихам и музыке – чуткое и душевное.

— Евгения Борисовна, почему юбилейный концерт длился целых три часа?

— Все концерты у нас проходят с долей непредсказуемости. Неслучайно и название «Гитара по кругу». Мы пригласили всех на вариант наших творческих посиделок. Я считаю, что если есть ограничения, то нет места творчеству.

— И пропадет особая атмосфера.

— Да, я очень дорожу именно нашей атмосферой. Все настолько искренние, не хочется это терять. Я пробовала делать концерт, где все отмеряно по минутам: он получился сухой, и мы отказались от этого формата. В итоге у нас всегда получаются выступления с элементами импровизации. Моя задача – свести воедино, помочь людям выразить себя. Я их знаю и доверяю им.

Давшая название юбилейной встрече песня Сербиных «Гитара по кругу» в исполнении клуба приобрела новое звучание. Ребята после концерта благодарили, что им дана была возможность выступить с хорошими песнями. Я думаю, что много лет пройдет, и ребята из клуба соберутся, как собираются старые друзья, и будут снова петь «Гитара по кругу».

— А с чего все началось 10 лет назад?

— Проводился фестиваль авторской песни, посвященный Окуджаве, я была в жюри. После взяла телефоны ребят, чтобы быть на связи. А потом Дмитрий Ядрышников, участник молодежного объединения Славянского центра, предложил: давайте сделаем концерт! Разговоры о том, что, мол, надо создавать клуб, уже велись. Но не было какого-то толчка. Дима нашел спонсоров, и мы в первый и единственный раз имели возможность купить подарки всем участникам – поэтические сборники. Ко Дню влюбленных в феврале мы сделали концерт, и с тех пор это стало нашей традицией.

— На ваших концертах часто звучит не только гитара.

— Что такое концерт? Это наши выступления и наши гости. Поскольку я работаю преподавателем в музыкальном колледже, я очень хочу, чтобы люди еще и классическую музыку знали и слушали. И обязательно увязываю ее с бардовской песней. Домбра – какое отношение, казалось бы, имеет чисто инструментальная музыка к бардам? Но и рояль, и домбра имеют песенное настроение, тесно связанное с бардовской песней. И когда есть возможность, мы приглашаем тех, кто дает мастер-классы. Это тоже уже стало доброй традицией. Сергей Данилов у нас выступал в ансамбле с гитарой.

— Какие имена были открыты за 10 лет?

— Каждый раз у нас новый состав, новые личности. Но есть те, кто остался верен авторской песне. Из старожилов – Маулен Кожахметов, Вячеслав Кухарев, Константин Симонов, Гайдар Саркыншаков. Марина Каримова, Еркимбек Рустемов – они тоже одни из первых. А Михаил и Зулейха Сербины – наше сокровище. Их песни знают и у нас, и за рубежом. Очень талантливый Юра Бойко из Качир, у него были такие яркие стихи и интересная подача. Но он ушел из жизни 5 лет назад.

— В чем состоит работа клуба?

— В основном, это концерты, которые мы проводим несколько раз в год на большой сцене. И выездные выступления – перед школьниками, студентами, на предприятиях. В Доме юношества, или в наркологии, где люди проходят реабилитацию, мы тоже выступали. Они говорят – а вы нас не боитесь? А ведь это такие же люди, только немного свернувшие с пути. Представляете, 5 часов был концерт! Такие хорошие слушатели, они тоже пели с нами.

— Вносят ли что-то новое участники клуба в его жизнь?

— Мы все варились в своем соку по принципу «сам пишу стихи и музыку, сам исполняю». А когда у нас появилась Людмила Николаевна Бевз, она стала писать песни на стихи других авторов. Так мы познакомились с поэзией павлодарских поэтов Татьяны Окольничьей, Натальи Щепко, Виктора Семерьянова. Людмила стала сама делать концерты, я ей помогала в этом. Например, замечательное выступление «Поют мои друзья». Это так здорово, что каждый в клубе раскрывается, проявляет себя!

Или Гуляра Шамилевна Чистякова – особо о ней хочу сказать. Я занимаюсь музыкой профессионально. И для меня было немного странно, когда она сказала, что хочет сделать на стихи Анастасии Цветаевой сборник к 120-летию писательницы. Цветаева прошла очень трудную жизнь, сидела в тюрьме, находилась в ссылке – и очень много тяжелых произведений, трагичных стихов. Но когда я стала записывать мелодию, когда стала работать со стихами наших местных композиторов и бардов по этой теме – это было просто удивительно, там такая глубина! Это необыкновенные эмоции. Люди без музыкального образования сделали сборник буквально своим чистым сердцем. И получившееся издание «Верую в добро» из 40 песен — это уникально! Чем больше я общаюсь с этими самобытными ребятами, тем больше открытий, тем больше интереса.

Потом на произведения Ольги Григорьевой буквально бум пошел. Я своим студентам музыкального колледжа приносила ее стихи, и мы тут же садились за фортепиано. Мы прикоснулись к ее поэзии – и у ребят это сразу вызвало отклик. Они говорят: а я написал песню, послушайте, я хочу исполнить! Мне это очень дорого. Я считаю, что это новый качественный виток, и это уже говорит о зрелости авторской песни. Сейчас мы готовим сборник по ее творчеству.

— А современные направления популярной музыки могут перекликаться с авторской песней?

— Мне запомнился один случай. Сидим мы как-то в клубе, слушаем друг друга, поем песни. Подошли двое ребят-рэперов, они кого-то ждали. Я говорю: «Заходите!». Они послушали нас, а потом сами выступили. Как замечательно они исполнили свои скороговорки! Первая песня была про маму — и у многих слезы на глазах были. А другая песня — про Павлодар: вот это, я считаю, патриотизм, любовь и интеллект. Удивительные ребята! Впервые с подачи этих 17-летних мальчиков я стала к рэпу относиться более пристально.

— И о рэперах, и о бардах уже сложились определенные стереотипы…

— Есть клише, и никуда от них не деться. Наши ребята, например, чаще собираются и поют в городе, чем на природе. И другой пример. Я как-то была в жюри международного фестиваля в Петропавловске. Три дня все время вокруг были какие-то бородатые заросшие дядьки. Потом узнаю – этот профессор, другой – научный сотрудник, вон тот – вообще какого-то высокого воинского звания. А на фестивале они собрались, потому что их душа поет. И когда они идут в отпуск, уходят от суеты, то собираются вместе и поют.

— И становятся настоящими?

— Да, это настолько трепетно! Чем мне именно дорога бардовская песня – искренностью. Люди могут себя выразить. Да, не всегда стихи выдерживают критику. Но мы же учимся!

— А как научить человека не кривить душой, но тянуться к определенным высотам в стихах и музыке?

— Система такая: «делай как я, делай вместе со мной, делай лучше меня». Мы учимся друг у друга. Я ж не зря привлекаю ребят-музыкантов, мы все смотрим, как надо играть. А сколько ребят находят поддержку у наших бардов Кости Симонова и Саши Казакова! Они никогда не отказывают – покажут, научат, помогут.

В работе клуба «Серебряные струны» все органично переплетается. Наум Григорьевич Шафер, исследователь творчества Дунаевского, проводил нам лекции, беседы об истории музыки бардовского направления в Казахстане. Например, о Викторе Мильто. Мы сделали бардовскими силами попурри на тему Дунаевского. Так мы учимся: прикоснулись к гармонии Дунаевского, это совсем другой уровень музыки. Сейчас, когда прикоснулись к поэзии А.Цветаевой, О.Григорьевой – и свои стихи подтягиваются, расцветают.

— Существует ли классика бардовской песни?

— Трудно сказать. То, что любится и поется – это, наверное, уже ближе к понятию эталон. Я попросила, чтоб ребята исполнили те песни на юбилейном концерте, которые по нашему разумению, все знают. Конечно, «Милая моя, солнышко лесное». Окуджава – для меня это классика. Хотя, вообще-то, не очень охотно поют чужие песни. Потому что «я пишу, извольте слушать меня». А чужие песни мы впервые так поем. Мне понравилось – люди в зале пели вместе с нами. Отзывы были такие – очень хорошо провели время, очень душевно. На одном дыхании были все 3 часа концерта.

— Планируете ли издавать сборники авторов клуба?

— Я начала работать над сборником. Но люди разные, и стихи у членов клуба неоднородны — пока не все готовы авторы к изданию. Но есть и те, кто уже состоялся. Например, Сергей Петков из Актогая – у него очень сильные песни высокого уровня. У Людмилы Бевз уже готов свой собственный сборник. Издавали свои песенные сборники Сербины. А я владею системой набора нот и всегда могу помочь авторам правильно записать их творения.

— Что показал этот 10-летний рубеж?

— Концерт показал – «верным путем идете, товарищи». Мы делали разные варианты за это время. То собирались раз в неделю. Но люди учатся, работают, и собирать аудиторию сложно – не все могут выбраться. И у нас есть «мобильные бригады», если надо – они могут выступить. Что мне еще очень нравится в клубе – если что-то нужно, то «свистать всех наверх!», ребята сразу собираются. Это хорошая команда, дружный коллектив. Мы помогаем друг другу. Правда, не обучаем – кто хочет, тот учится друг у друга.

Я в Петропавловске была – там немного другая история. Там занимаются с детьми: специалисты получают зарплату, и обучают бардовской песне ребятишек. У нас детям передают свои знания любители авторской песни Марина Каримова и Маулен Молдабаевич Кожахметов в детско-юношеском центре экологии и туризма. Когда я была на фестивале детском – ах, сколько деток поют песни! Как много Марина зажгла своим энтузиазмом! Мейраз Таттыбаев занимается с детьми в ансамбле «Радуга». Это наши павлодарские энтузиасты.

У всех городов в Казахстане в бардовском направлении что-то свое. И у нас есть то, чего нет у других. Может, потому что я училась у Татьяны Ивановны Кузиной, как вести концерты. Может, потому что я сама по специальности теоретик, и лекторская работа – это мое. Я могу абсолютно разнородные вещи собрать воедино, и сделать концерт, помочь ребятам. Ведь «писать в стол» — неинтересно, творчество должно проявиться.

— И вызвать какой-то отклик.

— В этом и еще одна наша особенность. Мы обязательно на наших концертах выпускаем на сцену новичков. Конечно, чего-то они еще не умеют, но пробуют. А мы всегда их поддерживаем, помогаем, иногда вместе с ними играем. И старшие товарищи подставляют свое крыло. Общение через песню – это тоже очень здорово. Ребята потом сами проводят благотворительные концерты – мне приятно, что с нами такая молодежь. Молодежь, которая приходит совершенно разрозненная, а потом становится активной и инициативной. Это уже школа Татьяны Ивановны Кузиной.

— Это не просто стихи и музыка, но и общение, и помощь.

— Это еще и проявление себя в пространстве, это активная жизненная позиция. Ребята потом разъезжаются потом по разным городам – по Казахстану, по России, по другим странам. Но не забывают, что песня помогла им стать дружней и активней.

Увы, мы потеряли культуру общения через песню из-за занятости, индивидуализма, компьютеров и интернета. А песня объединяет, дает душевную искренность. И мы стараемся сохранить такой настрой. Я им очень дорожу! Каждый концерт не похож на другой, я никогда не знаю, что именно будет – это всегда сюрприз. Но всегда получается трогательно и тепло!  И ради этого стоит продолжать.

Фото: сайт Славянского центра, блог Елены Игнатовской, и из личного архива Е. Б. Бережной.

Ирина КОВАЛЁВА, НЖ №10, 12.03.15