Menu

ТАЙНЫ ПАВЛОДАРА: ИСТОРИИ ВНЕ ВРЕМЕНИ

Эти стены пережили несколько исторических эпох Эти стены пережили несколько исторических эпох

В наше быстротечное время с его будничной суетой, какими-то семейными или личными заботами и проблемами, хлопотами по работе или учебе, регулярно наваливающимися на общество как снежный ком реформами и новшествами от государства, почти ни на что не остается времени. За год цены на все и вся подскочили до небес, народ не успел моргнуть, как пролетело лето, и многие даже не поняли, как провели отпуск. С сентября новые «головные боли»: у сельчан – жатва, надо успеть убрать вовремя хлеб, запастись впрок углем и дровами, а детвора и педагоги вернулись в классы. Между тем скоро будет ровно год, как инициативная группа павлодарцев активно поднимает вопрос сохранения старой мельницы Тиссена, чудом уцелевшие части стен которой пока еще высятся в районе павлодарского Затона. Об этом уже писано-переписано, но, судя по всему, никаких серьезных сдвигов не видно. Помимо павлодарцев пристально следят за происходящим и потомки известного мельника, которых судьба в свое время разбросала по всему миру.

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ ПАМЯТНИКУ ПРОМЫШЛЕННОЙ АРХИТЕКТУРЫ?
Представители инициативной группы, в основной массе – активисты областного этнокультурного объединения немцев «Возрождение» – за последние пару месяцев буквально забросали письмами акимат и управление культуры. Свои обращения шлют и другие горожане, обеспокоенные судьбой этого объекта.
«...Этот объект дореволюционного периода постройки, в котором изначально располагалась вальцевая автоматическая крупчатная мельница, по праву является культурным и историческим наследием ушедшей эпохи. Уничтожение и безразличное отношение к нашему культурному наследию ставит под угрозу не только память и самобытность, но и будущее казахстанского народа...», – такую оценку в своем обращении от имени областного филиала общественного объединения «Казахстанское археологическое общество» дает профессор, кандидат исторических наук, известный ученый-археолог Виктор Мерц.

Мельница Тиссена могла бы стать новым центром притяжения туристов

Все понимают, что, как ни крути, с мельницей Тиссена связана немалая часть истории города. Точнее, именно эти объекты, включая вальцевую мельницу, построенную в том же 1910 году другим немецким промышленником Герценом, – произвели настоящую техническую революцию в Павлодаре. По сути, они резко увеличили экономические показатели мукомольной отрасли всего региона. С годами мельниц на электрической тяге становилось больше, но до наших дней, хоть и частично, сохранилась только та самая первая мельница Тиссена.


Мельник Иоанн Тиссен с семьей

Павлодарцы выступили с предложением сохранить этот объект как памятник промышленной архитектуры и еще весной во всеуслышание объявили об этом на совете краеведов в музее им. Г. Потанина. На этой встрече были и представители управления культуры, которые обещали взять предложение на заметку и дать оперативный ответ. К чести чиновников от культуры, отреагировали они быстро, сообщив, что такой объект в реестре памятников истории не состоит, а выйти на связь с хозяином участка, где находится объект, бывает затруднительно. Он либо в командировках, либо просто не берет трубку. В последний раз сообщалось, что предварительно договорились о встрече с ним в начале июля. Сейчас уже сентябрь, а воз и ныне там.

Промышленник Иоанн Петрович Тиссен скончался в возрасте 64 лет

Нацеленные на продуктивный диалог активисты отправились напрямую к акиму города. Асаин Байханов внимательно выслушал, но пояснил, что государство не имеет никакой возможности выкупить частную собственность по предложению гражданских активистов, чтобы создать из объекта общественное пространство. Такое даже нигде не прописано, и если акимат сделает это самовольно, то это уже серьезное нарушение, вплоть до уголовного. Тем не менее, глава городской администрации не стал противоречить общественникам, дав понять, что проект при всестороннем изучении и строгом соблюдении установленных законом норм и требований вполне имеет право на жизнь. Учитывая, что в городе идет большая работа по повышению комфортности для жизни населения и есть потребность в новых общественных пространствах. И дал поручение подчиненным исследовать вопрос и при возможности предоставить площадку для организации встречи активистов с собственником земельного участка.

Портрет Якова Ивановича Тиссена

«...Просим Вас обратить пристальное внимание на разрушающийся старинный объект, где буквально каждый кирпичик пропитан историей, и приложить все усилия для того, чтобы здание было сохранено и восстановлено, а не окончательно потеряно и уничтожено», – в свою очередь, пишет акиму Байханову другой активист общества немцев «Возрождение» Ассамблеи народа Казахстана, председатель общественного объединения «Союз Чернобыль» Виктор Деймунд.
Смысл всех обращений почти одинаковый, и под каждым стоят печати и подписи довольно известных и авторитетных жителей нашей страны. Ответы на эти письма, впрочем, тоже написаны как под копирку:
«... По сведениям автоматизированной информационной системы государственного земельного кадастра земельный участок по адресу: город Павлодар, улица Ак.Сатпаева, 306 принадлежит физическому лицу на праве частной собственности на основании договора купли-продажи от 13 марта 2003 года. Согласно п.10 ст.1 Закона Республики Казахстан «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия» памятники истории и культуры это объекты историко-культурного наследия, включенные в Государственный список памятников истории и культуры. Также согласно п.12 ст.1 Закона государственный список памятников истории и культуры – это перечень объектов историко-культурного наследия, признанных памятниками истории и культуры, с указанием их вида, категории и координат. Однако на сегодняшний день данная мельница не имеет статуса памятника истории и культуры. В связи с этим не представляется возможным взять под охрану данный мельничный комплекс...», – говорится в письмах, отправленных общественникам из отдела архитектуры и градостроительства Павлодара.

Старший сын мельника Абраам Иванович Тиссен скончался при неизвестных обстоятельствах

Активисты не стали сидеть сложа руки и составили новые тексты, снова в областное управление культуры. В них теперь уже они просят включить обозначенный объект в список памятников, охраняемых законом. Цель одна – чтобы, пока суть да дело, частник в один прекрасный день не нанял тяжелую технику и не сровнял с землей старые стены из обожженного красного кирпича, которым уже больше сотни лет.

Павлодар до революции – быстрорастущий город с многонациональным населением

В начале 20 века в Павлодаре регулярно проходили ярмарки. Муки и хлеба было в достатке


РАДУЕМСЯ И ТРЕВОЖИМСЯ ВМЕСТЕ
Про происхождение и семью Иоанна Тиссена мы уже писали не раз, но сейчас эти данные дополняются новыми интересными сведениями и документами. Их мы получаем от прямых потомков самого мельника. Живущие в разных городах и странах, они благодаря Всемирной паутине и статьям в «Нашей жизни» в том числе, уже наслышаны о ситуации с наследием их предка.
– Обрадовалась до слез, когда услышала об этом. Читала и перечитывала каждую строчку, где сообщается, что люди, наши земляки-павлодарцы, хотят восстановить мельницу и сделать там современное пространство для людей, чтобы горожане и многочисленные гости приезжали, могли своими глазами увидеть и притронуться к частичке истории. Разве это не здорово? – задается вопросом и с восторгом в голосе говорит праправнучка Иоанна Тиссена, инженер-связист Ольга Баймлер, проживающая вместе с семьей в Алматы.

«Владелец и арендодатель в Нью-Йорке» написано на старой железной конструкции

Она является потомком знаменитого промышленника по отцовской линии и бережно хранит память об истории их семьи.
– Конечно, и я, и вся моя семья – мы поддерживаем эту идею. Сейчас мне как-то стало теплее на душе только от того, что в городе, где жили мои предки, есть столько неравнодушных людей. Они хотят, чтобы это сооружение было взято под особое внимание, стало памятником городской архитектуры, частью истории той эпохи, когда мельничное дело в Павлодаре стало развиваться по новым передовым технологиям. Люди пытаются сделать из этого места что-то полезное, важное и красивое. Почему бы и нет? И это спустя почти век, как произошли трагические события с коллективизацией, насильственным отъемом имущества, выселениями, арестами, репрессиями. Они чтят историю города, людей-созидателей, которые внесли вклад в его расцвет и развитие. Радуемся и тревожимся вместе. Благодаря последним публикациям я даже нашла некоторых родственников, которые живут сейчас в Германии, с которыми когда-то потеряла связь, – поделилась радостью праправнучка павлодарского мельника.
Нельзя сказать, что известная семья немца-меннонита Иоанна Тиссена всегда жила в достатке, а в доме царили счастье и любовь. Напротив, на их долю выпало немало трудностей и испытаний.

После коллективизации мельница Тиссена стала часто ломаться. Возник острый дефицит муки и хлеба

– Моя прабабушка, когда национализировали мельницу, уехала на Украину, видимо, оттуда дальше думали перебраться в Канаду, куда многие в ту пору хотели эмигрировать. Но по каким-то причинам у них не получилось, границы уже закрыли, и они остались. А потом война, а потом депортация, и они снова оказались на казахской земле. За что спасибо мы говорим до сих пор тем людям, тем казахам, которые приняли нас в самый сложный момент. Тогда все всего боялись, и много чего не рассказывали, недоговаривали про предков, потому что неизвестно, чем это могло аукнуться. Как бы плохо и тяжело ни было, но, уже наученные горьким опытом лживых доносов, ночных арестов, необоснованных обвинений, ссылок в тайгу, они держали язык за зубами. Ведь любое слово могло обернуться новой большой трагедией для любого человека и его семьи, – продолжает Ольга.
Про свою прабабушку Сусанну она знает из воспоминаний отца и мамы, что она была очень набожная, как все немцы-меннониты, старалась строго соблюдать религиозные правила, читала библию, регулярно ходила на службы. А еще часто переписывалась с родными, и дома у Ольги до сих пор хранятся конверты и листочки с ответами на ее письма на немецком языке.
В разговоре Ольга часто говорила о том, что ее предки были мастерами на все руки, обладали инженерными навыками, потому, видимо, и стали строителями первой в Павлодаре мельницы на электротяге. Впрочем, эти навыки и характер передались и потомкам.
– Мы обычная казахстанская семья, правда, получилось, что мы инженерная династия. Папа и мама – связисты, я – связист, мой муж и брат тоже работают в этой сфере, – смеется Ольга.
Семья Иоанна Тиссена действительно была большой, но некоторые дети умирали еще во младенчестве. На общей фотографии, негатив которой хранится в фондах Павлодарского областного историко-краеведческого музея, вместе с родителями восемь детей. На самом деле, по предположению другой внучки мельника, Светланы Тиссен, живущей сейчас в Германии, их было больше.

Дочь мельника Наталья Тиссен жила и похоронена в с.Галицкое

– Я знаю, что самая маленькая Наталья (в центре фото), жила с моим отцом, у нее семьи не было. Родилась она в 1910 году и умерла в декабре 1964 года в селе Галицком. Самая высокая (на втором плане) – это Сусанна, мы почему-то все ее звали тетей Зосей, на русский лад. Я ее видела, когда мне было 9 лет, она тогда жила с семьей в Каскелене Алма-Атинской области. А вторая слева на снимке – это Екатерина, она жила с сыновьями Петром и Геннадием в совхозе Калининский, там и умерла в возрасте больше 90 лет. Недалеко от нее в селе Кызылжар жил один из ее сыновей Вилий, а две дочери, Надежда и Наташа, – в Аксу, тогда город назывался Ермак. Тетя Катя, когда переживала, всегда ругалась на советскую власть и не любила много говорить о тех испытаниях, которые выпали на долю их семьи. Ее дочь, тетя Надя, уехала в Германию, а вторая – Наташа – перебралась к дочери в Россию. Внуки тети Наташи под фамилией Дизендорф живут в Аксу, у тети Нади дети тоже в Казахстане, у них фамилия Мельник. Если честно, мы только недавно нашлись с ними в соцсетях. Это была огромная радость. Самый высокий на фото вверху, это, судя по всему, Абраам, потому что у меня есть еще одно фото, и эти два человека очень сильно похожи. Он родился 1 декабря 1897 году, – привела более точные данные Светлана Тиссен.
Она переехала из Павлодара в Германию с самой последней волной и остановилась в городе Зост недалеко от Дортмунда в земле Северный Рейн-Вестфалия. Она, как и Ольга, долго искала и собирала сведения о своей родословной, судьбе Тиссенов-старших. Так ей в руки попал бесценный материал – дневник одной из немок, Зузаны Креккер, жившей тогда в их родном селе Ребровка Павлодарской области. И вот что она писала: «16 марта 1920 года в доме Тиссена с 8 утра был обыск, а потом самого Иоанна Тиссена и старшего сына Абраама забрали». Дальше от вторника 14 апреля она указывает, что «в субботу была неделя, как выпустили Иоанна, а Абраама должны были отправить в Семипалатинск». Есть еще одна запись, что «…20 мая его (Абраама, – НЖ) и еще 20 человек освободили».

Младший сын Светланы Тиссен Дмитрий с женой и тремя дочерьми

Дальше все покрыто тайной. Известно только, что Абраам умер 11 июля 1923 года. Причина смерти неизвестна, как и место захоронения. Светлана не исключает, что лежит он на старом кладбище в Ребровке, где в свое время было их родовое поместье.
– Я дочь Якова Яковлевича Тиссена (Яков  Иванович - средний сын, на фото второй справа). Моя троюродная сестра Елена Ситкарева–Фризен по линии мамы в свое время работала в павлодарском музее. Ей сейчас уже больше 70 лет, также живет в Германии и тоже занимается поисками документов, в том числе земляков из Успенки, где мы жили. Якова Ивановича забрали в 30 годы и сослали куда-то. Я знаю, что Иоанн Тиссен в июле 1921 года сильно заболел желтухой, умер 5 апреля 1922 года, а похоронили его через 4 дня. Он умер, сидя дома, в возрасте 64 лет. Знаю, что был еще сын Петр, который родился в 1905 году и скончался 2 января 1924 года. Место захоронения неизвестно. Был другой сын Иван, но о нем ничего не сохранилось. Так же, как и о дочери Елене. Я так полагаю, что она, видимо, была самым первым ребенком, – перечисляет состав семьи мельника Светлана Тиссен.

НЕТ НИЧЕГО НЕВОЗМОЖНОГО
По словам правнучки Тиссена, известие о том, что в Павлодаре общественники хотят спасти остатки мельницы ее деда, вызвали у нее слезы радости, и она в некотором смысле как будто заново родилась.

Сейчас территория вокруг исторического объекта загажена, а доступ к нему закрыт для постронних

– Каждый день думаю, часто дом наш снится, скучаю по Казахстану. Вспоминаем, это все-таки родина, похоронены все дедушки и бабушки там. У меня у самой два сына, пять внучек, и еще намечается. Они все тоже знают историю нашей семьи, откуда мы родом. В Казахстане остались самые лучшие люди: друзья, соседи, родственники еще есть, коллеги по работе. Мы все отслеживаем, любуемся тем, что меняется к лучшему. Видим павлодарскую набережную, как люди отдыхают там. Здесь все иначе. Спасибо Александру Касицину, что деревня родная наша процветает. Спасибо моей подруге Гульжан Курманалиевой, она мне как сестра, она друг нашей семьи. Когда-то она студенткой приехала на практику врачом, и ее поселили на квартире у моего дяди Ивана Яковлевича Тиссена. И сейчас Гульжан присматривает за могилками наших родственников. И она до сих пор так и работает в медицине. Я 8 сентября разменяю шестой десяток лет, и каждый год думаю, вот бы поехать домой. Если мельницу восстановят, то это уже будет для меня причиной обязательно поехать, – с ностальгией, полная надежд приехать в родные места рассказывает Светлана.

Светлана Тиссен с супругом Владимиром уехали в Германию одними из последних

В том, что на месте старой мельницы можно организовать новое общественное пространство, уверен и известный архитектор, почетный гражданин Павлодара Марат Кабдуалиев. Ныне пенсионер, он тоже внимательно следит за развитием событий в строительной сфере и за тем, как благоустраивают его родной город. Выпускник Казахского политехнического и Московского архитектурного институтов в свое время был главным архитектором сначала Павлодара, а затем и области.

Одно из писем акиму Асаину Байханову от известных горожан

– Считаю, что, даже если просто земля осталась, на которой стояло историческое здание, можно восстановить, как было, с соблюдением тех архитектурных особенностей, деталей и тонкостей, которые были. Это касается и фасада, и внутренней обстановки. Конечно, насчет убранства сложнее, но этой другой вопрос. Пространство можно заполнить чем угодно, главное, чтобы это было атмосферно, создавало некую ауру присутствия в той или иной эпохе. Если это нужно для истории города, считаю, что все возможно, это же интересно, это память уже для будущих жителей. Наше поколение, наши современники еще знают, что где было, какие люди жили, в том числе крупные исторические фигуры, а через 15–20 лет все может забыться, если не будет этих зданий, не будет информации, экспонатов, рукописей, фотоснимков. Тем более, наш город не настолько богат на такие архитектурные объекты. Так что нет ничего невозможного, – представил свое видение ситуации по спасению исторического объекта председатель областного Союза ветеранов строителей Марат Зейнекенович.

Старший сын Светланы Тиссен Владислав с семьей

Наша редакция неоднократно пыталась связаться с хозяином земельного участка по имени Андрей, но ни разу дозвониться по известному нам номеру телефона не удалось. Как рассказали представители общества «Возрождение», их звонки он тоже игнорирует. Вместе с тем, инициативная группа уже неоднократно озвучивала, что они готовы рассмотреть вопрос о выкупе участка, объявив сбор средств среди меценатов и жителей Павлодара.

Ответ властей на обращения павлодарцев

Салауат ТЕМИРБОЛАТ-УЛЫ, «Наша Жизнь» №34, 01.09.2022г.
Фото из фондов музея им. Г. Потанина, семейного архива Светланы Тиссен,
личных архивов краеведа Людмилы Баюшевой и репортера Deutsche Allgemeine Zeitung Марины Ангальдт

Наверх
Assembled by Nebel