Menu

АРМАН БАЙДИЛОВ: СЕЗОН АЛЛЕРГИИ НЕ ЗА ГОРАМИ

АРМАН БАЙДИЛОВ: СЕЗОН АЛЛЕРГИИ НЕ ЗА ГОРАМИ

Начался второй месяц лета, а значит, скоро в Павлодарском Прииртышье начнется сезон активного цветения степных и луговых трав. Кому-то такая красота – в радость, а для аллергиков – серьезная проблема. Почему таких людей становится больше, с чем это связывают специалисты, как уберечь себя, и чего не стоит делать? На эти вопросы читателей НЖ в эксклюзивном интервью рассказал врач аллерголог-иммунолог Арман Байдилов.

– Арман Канатович, как складывается ситуация по аллергическим заболеваниям?
– Заболевших становится все больше и больше, и такая ситуация наблюдается во всем мире. Могу судить, опираясь на свою практику: ты каждый день выставляешь кому-то впервые выявленную аллергию. Есть сезонная, а есть круглогодичная аллергия. Вот сейчас тот момент, когда все аллергики живут в страшном ожидании начала цветения сорных трав. Самый пик у нас в регионе – это конец июля – начало августа, и примерно до 20 сентября сезон обычно длится. Это цветение полыни, амброзии и циклахены.
– Все-таки циклахена тоже вызывает аллергию, ведь раньше о ней почти не говорили. Во всех бедах винили только полынь…
– Циклахена имеет перекрестную реакцию с полынью и амброзией. Да, ее когда-то не признавали. Но сейчас есть специальные аллерготесты, то есть диагностические аллергены. Пациентам делают провокационный подкожный тест, и он подтверждает, что аллергия действительно есть.
– Есть ли данные по тому, кто больше подвержен, мужчины или женщины, может, есть возрастные особенности?
– Лично я такую статистику не веду, но болеть, как мы знаем из медицинской литературы, стало все человечество. Причина – развитие гигиены, и, как следствие, снижение бактериальной нагрузки на организм. Что мы имеем в виду? Когда бактериальная нагрузка достаточная, наш организм вырабатывает особые клетки, которые противостоят аллергии. Ведь раньше люди жили спокойно, пока не пришло столько мыло-моющих средств, средств очистки, плюс антибиотики. Результат – люди стали чаще страдать от аллергических и аутоиммунных заболеваний. Простыми словами, мы стали чище, то есть у нас нет антигенной нагрузки. А когда твой организм ни с кем не борется, иммунитет, так сказать, сходит с ума. Мы бесконечно моем руки, используя разные средства, у нас вся еда с антибиотиками. Раньше люди ходили в баню раз в неделю, и были счастливы и здоровы. А сейчас люди каждый день моются с гелем для душа, с мылом, есть шампунь, есть гель для пяток, для интимной гигиены, дети руки по двадцать раз в день моют, – и это снижает бакнагрузку. Есть конкретные исследования, когда семьи используют посудомоечную машину, в них дети в два раза чаще болеют атопическим дерматитом. Атопический дерматит – это аллергия, а посудомоечная посуда использует практически режим кипячения, и оттуда стерильной выходит посуда. Или в исследованиях пишут, что семьи, имеющие привилегированное положение в обществе и достаток выше среднего, чаще болеют аллергическими заболеваниями. Потому что они могут позволить себе более качественную гигиену.
– Кто к вам чаще обращается?
– Чаще стали обращаться те, кто впервые сталкивается с этим. Потому что многие люди, имеющие историю заболеваний 10, 20 лет и более, уже свыклись с этим, они придумали какие-то лайфхаки, как с этим жить, отработали схемы лечения, знают, что, когда, где и чего бояться. Некоторые ставят себе гормоны, хотя это не есть хорошо. А вот люди, которые с этим столкнулись впервые, у них начинается паника, и они, конечно, ищут возможность получить консультацию аллерголога. И никогда не затягивают с посещением, если заболел ребенок. Родители могут где-то закрыть глаза на свое здоровье, но с ребенком стараются не затягивать. К сожалению, большой процент пациентов с аллергическими заболеваниями органов дыхания может долгое время лечиться не у того специалиста. Ко мне приходит человек и говорит, что уже полгода от гайморита лечится, или полгода от пневмонии, бронхита. А там уже микрофлора уничтожена антибиотиками. Ну, не может гайморит быть полгода, или бронхит так тянуться. И чаще всего оказывается, что там причина в аллергии.
– С какими новыми видами аллергии вы сталкиваетесь?
– Они практически не изменились: если сейчас начинается сезон, то это аллергический ринит, аллергический конъюнктивит, аллергическая бронхиальная астма. Есть люди, у которых в сезон может появиться приступ удушья – нехватки воздуха. Официальная медицина этого пока не признает, но после того, как люди пролечились от ковида, особенно те, кто занимался самолечением, получали много антибиотиков, – у них сильно пострадала микрофлора. Паразитарные инвазии, то есть паразитарные инфекции, а у нас у всех есть паразиты, их не может не быть, и они проявляют свою агрессию тогда, когда страдает ваша микрофлора. И так как в первую волну пандемии некоторые люди получали по три группы антибиотиков, у них после этого появились аллергические реакции. На самом деле, их истинными аллергиями нельзя называть, потому что там реакция на паразитов идет. Если вы восстановите микрофлору кишечника, избавитесь от паразитов, этой реакции не будет. Разумеется, паразиты могут усиливать реакцию на сорные травы, потому что эти растения испокон веков используются для изгнания паразитов из организма.
– Почему у нас проблема найти аллерголога?
– На самом деле, это большой вопрос не только в Казахстане, но и в Европе, так как аллергологи – редкая специальность. Я не знаю, почему, возможно, потому, что иммунология является одной из сложнейших наук, а аллергология – ее маленькая часть. И отдельно на аллергологов нигде не учат. У меня, например, специальность аллерголог-иммунолог. Вот, получается, что у нас человек пять на всю область.
– Конечно, это, может, прозвучит как реклама, но где людям найти их, можете назвать имена специалистов в нашей области?
– Они в основном ведут частную практику. Вот, например, в Павлодаре, где бывшая фабрика «8 Марта» принимает Дюсекеев Алишер Балтабаевич, в клинике «Онипко» Ким Станислав Константинович, в детской областной больнице Джекесова Рауза Тенербергеновна. В Экибастузе Аварницына Ирина Николаевна, в Аксу – Бай Татьяна Владимировна. У нас еще иммунологи консультируют, почему-то разделили – отдельно аллерголог, отдельно иммунолог. На самом деле это одна специальность.
– Люди иногда не обращаются к специалистам, используют рекомендации от бывалых, в интернете, делают гормональные уколы, полоскают нос солью или фурацилином. Что рекомендуют врачи?
– Я на своей странице в Instagram специально проводил эфиры, рассказывал, как готовиться к сезону, что делать. Потому что понимаю, даже если бы я работал 24 часа в сутки, не смог бы принять всех желающих. Людей с аллергией, в том числе сезонной, очень много. Так вот, принимать депо-формы гормонов – это очень плохо. Ни в одном учебнике по аллергологии вы не найдете таких рекомендаций. Возьмем «дипроспан»: говорят, есть эффект, сразу прошло. Конечно, там лошадиная доза. Нужно просто готовиться к сезону, есть антигистаминные препараты. Для лечения аллергического ринита препаратом выбора во всем мире являются назальные гормоны, которые брызгаются в нос. Например, ризонель, моместер, этацид, у них минимальная биодоступность. Это значит, что в кровь препарат не впитывается. И я повторюсь, что назальные гормоны – препараты выбора во всем мире, потому что меньше вредят здоровью.
– А вот еще в аптеках рекомендуют «Аква Марис», «Сина Марис», говорят, морская вода хорошо лечит? Или, например, дают просто нафтизин.
– Может, в аптеках рекомендуют, но в аллергологии по ним никаких рекомендаций нет. Это ведь даже не лекарства. Только гормональные спреи для носа, и больше ничего. Детям тоже, а куда деваться? Но прежде, конечно, лучше обследоваться у аллерголога. Вдруг действительно у вас не аллергия, а обычная простуда, вот и першит в горле, или забит нос.
– А как узнать свой статус по аллергологии? Это дорогое удовольствие?
– Вообще, первичную аллергологическую помощь может оказать любой терапевт. Он должен уметь распознать гиперреакцию иммунной системы и назначить антигистаминные препараты, назальный стероид, если это нужно. Во всем мире аллергию лечат одинаково. Нельзя сказать, что у нас, в Казахстане, другая аллергия, которая чем-то отличается от Германии или Америки. Стандарт в лечении один, мы проводим аллергодиагностику, выявляем аллерген, и зимой, вне сезона, проводим аллерген-специфическую монотерапию. Это настоящее лечение аллергии, здесь и будет эффект. А то, что в сезон проводится, – это симптоматическая терапия, просто подавляющая симптомы, не лечение. А чтобы найти причину, нужно знать календарь цветения. Допустим, мы знаем, что с конца апреля до конца мая цветут деревья. Для нашего региона наиболее характерна аллергия на березу, поэтому можно пойти в лабораторию и сдать кровь самостоятельно на аллергены деревьев. Любые деревья цветут весной, у нас это клен, береза, тополь. Кстати, аллергия на тополь может быть только весной, и когда говорят, что летом у меня аллергия на тополиный пух, – это неверно. Потому что на сам пух аллергии не бывает, просто он собирает другие аллергены и переносит их.
– Часто ли встречаются запущенные формы?
– Бывает так, что приходит человек, говорит, что 20 лет страдает от аллергии, но за это время он ни разу не удосужился сдать аллерготест. Посмотреть, выбрать, когда и что в это время цветет. И человек мучается всю жизнь, хотя можно вылечить и забыть об этих проблемах. Понятно, вы не будете смотреть аллерген кипариса, потому что он у нас не растет. Чаще всего у нас встречаются аллергены весенние – это деревья, одуванчик, злаковые, рожь культивируемая, тимофеевка луговая, лебеда, вот ее по городу много, во дворах растет, ну и в конце лета – полынь, амброзия и циклахена. Последней стало больше, чем полыни, она, как паразит, захватила все территории. Сейчас остается немного времени, и она начнет цвести. В прошлом году я предлагал аллергикам выйти на улицу и срезать все верхушки циклахены, чтобы бутоны не завязались. Если цвести будет нечему, то тогда и аллергии не будет. Почему в Нур-Султане меньше аллергиков? Не потому, что там нет заводов, а потому, что там люди с триммерами весь день ходят, стригут весь город и не дают растениям цвести. А у нас циклахена в городе может вырасти до полутора метров, и вся цветет.
– А бывают микс-аллергии, сразу на несколько раздражителей?
– Конечно, мы их называем поливалентные аллергии. Есть люди, которые говорят: вот снег весной растаял, и, пока осенью снова не выпадет,  у меня не заканчивается аллергия. Она может длиться долго, реагировать на разные растения и деревья. Аллергия – это болезнь иммунитета. Основную роль играет микрофлора, и если здоровый кишечник, то очень сложно заболеть аллергией.
– Какой процент в причинах аллергий занимают вредные выбросы в атмосферу промышленных предприятий и автомобильные выхлопы?
– Говорить, что экология имеет прямое воздействие на рост заболеваемости аллергиями, нельзя. Но косвенный эффект может быть. Потому что если у человека нарушена детоксикация, и организм не может выводить ядовитые вещества, которые ему уже не нужны, следовательно, он вдыхает промышленные выбросы, но вывести их не может, то у этих людей риски возникновения аллергии выше. То есть проблема здесь не в самих выбросах, а в том, что они их вывести не могут. Другие же люди живут спокойно. Этой корреляцией пока никто серьезно не занимается. Поэтому каждому человеку нужно прежде всего заботиться о своем здоровье, правильно питаться и стараться избегать контактов с аллергенами, если у вас есть на них реакция.
– Спасибо большое, что нашли время и согласились ответить на вопросы наших читателей!
Илья ОТРАДА, «Наша Жизнь» №26, 08.07.2021г.

Последнее изменениеПятница, 09 июля 2021 21:04
Наверх
Assembled by Nebel