×

Предупреждение

Ошибка при загрузке компонента: com_socialcrossposting, Компонент не найден
Menu

ИРИНА СМИРНОВА: БРАТ-СВАТ – ТАК БОЛЬШЕ НЕ ПОЙДЕТ!

ИРИНА СМИРНОВА: БРАТ-СВАТ – ТАК БОЛЬШЕ НЕ ПОЙДЕТ!

Проблемы, в которых погрязли казахстанские регионы, – это результат системных ошибок чиновников, отсутствия квалифицированных специалистов, а также коррумпированности власти. Все, что было построено старшими поколениями, рушится на глазах, а горе-капиталисты не считают простой народ за людей. Больше так продолжаться не может – заявила в эксклюзивном интервью НЖ депутат мажилиса парламента Ирина Смирнова. Вместе с другими активистами Народной партии она успела объездить полстраны, чтобы выслушать все жалобы казахстанцев. На днях со своими единомышленниками Смирнова побывала в нескольких селах Прииртышья и встретилась с жителями многострадального Второго Павлодара. Известная своими критическими высказываниями и замечаниями в адрес чиновников мижилисвумен обещала поднять вопросы павлодарцев перед правительством и добиваться их решения.

– Ирина Владимировна, в первую очередь вы решили отправиться в микрорайон Второй Павлодар. Почему?
– У нас скопилось огромное количество писем и жалоб от жителей этого частного сектора. Я лично до этого со стороны наблюдала за ситуацией, а сейчас представилась возможность все увидеть своими глазами. Люди бедствуют, люди разочарованы, нельзя их оставлять без помощи и внимания. Там огромные промахи, ошибки, приходили какие-то странные фирмы, которые понятия не имеют никакого о том, как надо прокладывать канализацию, водопровод. Там должны быть хорошие специалисты, там должна быть наука – с тем, чтобы понять, откуда и куда завтра потечет эта вода. Здесь она потекла в пустоты, смешалась с канализацией, и поэтому в эти дома теперь уже поднимается не просто вода, а какая-то ужасная жижа. И эта масса стоит даже сейчас в такую жару, в доме влажно. Надо городу и области серьезно подойти к ситуации, а не для отмашки, и давайте уже с чего-то реального начнем.
– По Второму Павлодару на разных уровнях создавались комиссии, приезжали высокопоставленные чиновники из столицы, было много обещаний. Что теперь остается делать людям?
– Люди действительно от всего устали и проклинают власти. Писать и кричать уже устали, тут даже администрация п резидента оказалась бессильной. И комиссии все – они зависимы бывают. От акимата, от еще кого-нибудь. Там знакомые, друзья, родственники, еще кто-нибудь найдется, которые пришли, покачали головой и сказали: ну, давайте менять. А что менять конкретно? А там нужно все менять, либо целиком микрорайон с людьми отселять, либо перестать болтать, а делать все по уму и правильно, чтобы люди могли спокойно жить в цивилизованных человеческих условиях. И государством поставленные люди должны отвечать за свои неправильные шаги. Вот если там неправильно провели канализацию, и дома разваливаются, то нужно выплачивать страховку, средства, чтобы пострадавшие могли купить жилье в другом месте. Богатых там нет, они давно не живут в таких домах. А тут государство говорит: мы будем разбираться. Не надо твердить одно и то же. Вы сделали ошибку, наломали дров – пожалуйста, отвечайте. И в первую очередь тот чиновник или бывший чиновник, который принимал решение и довел ситуацию до такой степени, когда дома в любой момент могут рухнуть на головы живых людей.
– Вы одной из первых отреагировали на недавнее ЧП в центре Павлодара, когда рухнул строящейся 4-этажный дом. Даже правительство промолчало, а вы решили высказаться…
– Я удивилась, что это произошло в Павлодаре, думала, где-где, но не в Павлодаре. Это для меня было немыслимо. Такой прекрасный город, такие высокообразованные, интеллигентные, а главное, требовательные ко всему люди здесь живут, и такая ситуация, – это нонсенс. Все эти новые подходы к тому, что разрешение вроде еще не дали, а объект уже начинают строить, – это само собой неправильно. Это делается специально для того, чтобы допустить к стройке своих близких, знакомых людей, которые, может, вообще к строительной сфере отношения не имеют. А если разрешение все-таки появляется, то за это должен ответить тот, кто дал его. Тогда хотя бы легче найти виноватого, подать в суд, и пусть выплачивает ущерб тем, кто уже внес деньги за квартиру или даже заселился. У вас в Павлодаре есть такой дом, где нет вентиляции, – наклеены решетки для правдоподобия, но вентиляционной трубы нет. В этом доме жить нельзя вообще-то. И эти люди должны оттуда выселяться, судиться с отделом строительства, с комиссией, которая принимала объект, и требовать переселения в другой дом. Потому что государство должно нести ответственность.
– И как можно это остановить?
– Всегда складывалось представление, что в Павлодаре строже относятся ко всему. И когда была первая ласточка – этот дом с вентиляцией-обманкой, и вот потом рухнувшая новостройка – значит, это уже такой сигнал, прежде всего властям, что надо срочно все проверить и наказать тех, кто занимается нехорошими делами и допускает риск для жизни людей. Одно грубое нарушение, второе грубое и резонансное нарушение, – получается, в сфере сгущаются проблемы. Представляете, дом рухнул незадолго до заселения, здесь уже просто промолчать и спрятать ничего не получится, кто бы и как этого ни хотел. Антикоррупционная служба должна тщательно проверить, аким области должен выйти и сказать, и аким города, в первую очередь, взять ответственность и дать людям ответ. Раньше государство жестко контролировало, был специальный орган, который был при министерстве, потом это убрали и возложили все на региональные структуры. А они пошли по простому пути нарушения всех законов и продвигают совершенно неквалифицированных, неблагонадежных, но нужных людей, которые, как оказалось, руководят такими сомнительными стройфирмами. На самом деле, это преступление против человека, против своих граждан и Конституции страны.
– Что вы еще увидели в городе?
– Павлодар все лето без горячей воды, зато монополисты строят дома. Подождите, дальше будет еще хуже. Трубы гниют, линии электропередачи изнашиваются, все строилось при Советском Союзе. Его нет уже 30 лет. Это срок нашей независимости. Все новые павлодарские постройки сели на эти сети, ведь люди не видят, чтобы прокладывались километрами новые сети. А если что-то и тянут, то только хуже становится. Посмотрите, везде идут точечные застройки, растет город только внутри самого себя и садится все на эти старые сети. Но всему когда-то наступает конец, наступит конец и этим сетям. И электрическим, и водопроводным, и канализационным. Вот тогда мы поймем, но будет поздно.
– Когда-то ввели в практику идею «Тариф взамен на инвестиции». Людей убедили, что, если они будут больше платить по счетам монополистов, то они смогут быстрее поменять сети и гарантировать безаварийный, бесперебойный режим работы генерирующих станций и остальных объектов жизнеобеспечения. Есть от этого результат?
– Вы же видите, где эти тарифы. Все обросло коррупцией. Только удобные люди на тех или иных постах вместо квалифицированных работников – друзья и родственные связи. Если всех прошерстить, то тот начальник окажется племянником, другой – брат-сват, в бухгалтерии сидит сестра, всем заведуют дяди-тети, а те, кто реально обладает знаниями, может работать, эффективно решать сложные задачи, – их близко не подпускают к важным должностям, потому что там деньги. Поэтому все рвется и валится.
– В вашем графике поездок много сельских регионов. На днях побывали в Майском районе. Его всегда относили к депрессивным в Павлодарской области. Что вы увидели, что вам сказали местные жители, чем они живут и что их беспокоит сейчас?
– Мы встречались с людьми на селе, которые занимаются предпринимательством, точнее, пытаются им заниматься. Они не получают никакой помощи, как могут, сами пытаются накапливать какой-то капитал, что-то делать, при этом помогать поддерживать село. Это люди, как когда-то Рокфеллер чистил ботинки, они с одной или двух коров начинают пытаться развивать свое дело. Очень бережно и кропотливо работают. И что же происходит дальше? Здесь начинается самое интересное. Вот один человек начал разводить кобыл, получает кумыс и продает его в небольших масштабах, старается делать все качественно и хорошо. Продукция востребована, взял в аренду землю для выпаса. Живет в степи, построил домик, отдает себя полностью делу, ему это нравится, и тут появляются какие-то «инвесторы». Это не иностранцы, это наши люди переобувшиеся, наши же чиновники и близкие им люди, которые каким-то образом откуда-то получили деньги, своим хитрым или нехитрым путем используя разные схемы, называйте как хотите. И они сейчас якобы инвесторы, заходят в область и забирают огромные по масштабу земли. А местных сельчан, у которых небольшие кусочки родной земли были в аренде, эти «инвесторы» наглым образом поглощают. И этот человек, который вместо того, чтобы продолжать свое доброе, хорошее дело по разведению скотины, занимается тем, что бегает с документами по чиновничьим коридорам, с тем чтобы хоть до кого-нибудь умного достучаться и хоть как-то сохраниться. А не быть съеденным откуда-то свалившемся на их головы капиталистом-латифундистом – бывшим чиновником, который нагло отбирает земли.
– Насколько знаю, свободных площадей сейчас в регионе почти уже не осталось. То, что не возделывалось, государство забрало и продает с аукционов. Мало того, жителям, например, пригородных сел больше не осталось мест для выпаса скота, люди пустили живность под нож. Они бросают дома и уезжают в город. К чему это может привести?
– Сел у нас скоро не останется. Некому будет там жить, потому что не станет привычного уклада. Город варварски добивает село. Для сравнения: в это же время в Монголии 70 миллионов голов скота разводят. При том, что у них всего около трех миллионов человек населения. Они не ищут латифундистов, сами перерабатывают кожу, шерсть, – все хорошо наладили, свой кашемир на весь мир продают. Они живут своей скотинкой и не ждут, когда якобы инвесторы приедут. Ни один зарубежный инвестор к нам на село не пришел, кроме наших чиновников. Они прикрылись шкурой невинной овечки, а внутри на самом деле сидит волк. Уже все украли, что можно было, денег полно, и теперь хотят дальше приумножить их, причем ничего не стесняясь и уничтожая своих же сограждан. Они ему абсолютно не интересны, ни их взгляды, их мечты, ни любовь к земле предков. Они ему только мешают, он их готов размазать, лишь бы отнять и высосать все для себя. Этого нельзя допускать! У нас еще есть шанс спасти наши села.
– На носу выборы сельских акимов. Чего вы от этого ждете?
– Очень здорово, что начинаются выборы, то, о чем много говорили. Жаль, конечно, что пока только на сельском и районном уровне, там, где есть самоуправление и так далее. Мне лично хотелось бы, чтобы выборы были по всей вертикали власти. Безусловно, очень короткий срок для проведения избирательной кампании. Очень важный вопрос, и главное сейчас, чтобы все получилось, пришли достойные, знающие люди, которые хотят изменений. Проехав многие села, мы не увидели ни на одной встрече с людьми, чтобы кто-то сказал доброе слово об их акиматах. Практически все говорили сплошь о том, что их не слышат, а кто-то вообще не видел своих акимов за реальной работой. Конечно, может быть, есть какие-то места, где мы не были, и там есть такие сельские или поселковые акимы-умницы, но это редкие индивидуумы, как из Красной книги. Если люди отмечают некоторые положительные моменты в каких-то сферах жизни, отмечают, например, что школа хорошая, фельдшер работает хорошо. Но это уже не заслуга акима, а заслуга педагогов и медиков, которые отдаются душой своей профессии, учат молодежь и лечат людей как нужно. Есть акимы, к которым невозможно попасть на прием, или к нему нужно записаться за месяц. И это происходит в маленьком поселке. Ну зачем тогда такой аким нужен людям?
– Вы сказали, люди не только о плохом рассказывают, но есть и светлые моменты…


– Мне понравилась встреча с предпринимателем из села Малайсары, его зовут Азамат. Он учитель физкультуры в школе, а еще варит котлы длительного горения. Три года назад его обманул аким, сказал, что добьется гранта, и просил парня уволиться из школы. Азамат поверил, ушел из школы, стал заниматься своим делом, но никакого гранта так и не получил. Это называется, аким его просто обманул, но он не обижается на него и сам делает свое дело. Он варит котлы, и знаете, как у него все хорошо. Мы зашли к нему – настолько ухоженный двор, я в первый раз за многие дни объездов разных сел увидела настоящий хороший огород, где растут овощи, картофель, где все ухожено, где специально отстаивается вода для полива. Я услышала человека, который говорит, не обижаясь на государство. Такая прекрасная отдушина была, когда говорили с ним. Его котел может отапливать 300 квадратных метров, и не надо в него все время сыпать уголь. Для этих мест это вообще супер. Причем все это варит сам и устанавливает компьютер, который регулирует температуру, и так далее. Я тут же позвонила в палату «Атамекен», рассказала об этом парне, что ему нужна поддержка. В национальной палате отреагировали, уже связались с ним. Не знаю, что у них будет дальше, надеюсь, что все получится. Мало того, этот же парень показал нам яблоневый сад, который уже много лет находится у них в районе поймы. И они сейчас хотят его восстановить. Люди говорят,  раньше там были хорошие яблоки, но со временем выродились. И молодежь уже знает, как восстановить, она готова это сделать. Вот Азамат произвел очень хорошее впечатление, и я спросила: а вы подавали заявление, чтобы стать акимом? Оказалось, что у них еще прежний аким будет некоторое время, так как в их селе еще выборов нет. А во-вторых, молодой человек ответил, что он не хочет быть акимом, а хочет просто жить, заниматься своим делом, помогать своему селу и его людям.
– В Павлодаре намечается строительство завода по производству кальцинированной соды. Люди, в основном через соцсети, выражают беспокойство за экологию. Те, кто хотел собирать подписи против завода, сообщили, что на них оказывается давление. Вы, наверное, наслышаны об этом?
– Не считаю, что, раз тебе сказали «не лезь», ты не должен ничего делать и тихо сидеть, молчать. Напротив, если считаете, что правда за вами, нужно продолжать бороться за свои права, за свою жизнь, за здоровье свое и своего окружения. И конечно же, почему мы, простые люди, должны думать о том, как будет работать этот содовый завод, куда он будет сливать свои отходы. Это государство должно делать экспертизу, проверять все тщательно, хорошо это или плохо, к каким скорым или долгосрочным последствиям он может привести. И если этот содовый завод вредный для человека, для экологии, то этот объект не должен быть построен и запущен. Либо там должна быть такая система очистки отходов, чтобы это было абсолютно безвредно, так, как работают современные производства в развитых странах – в Швейцарии, Дании, Германии и так далее. Там тоже есть заводы старые и новые, и надо перенимать самый лучший опыт.
– Независимых экологов беспокоит и будущее Иртыша. Они говорят, что увеличится забор воды. Как вы считаете, насколько это может отразиться на состоянии реки?
– У нас сейчас не капитализм, а дичайший капитализм, переходящий обратно в феодальный строй, и катимся назад в пещеру. И когда капиталист видит, что он может получить прибыль, ему абсолютно безразличны эти люди, которые могут пострадать. Он даже если и живет в этом месте, то наездами, а его дети точно нет. Они далеко отсюда, в хороших благоприятных условиях. И здесь государство должно жестко контролировать и требовать соблюдения законов и правил, которые само же установило. Капиталист должен получать меньшую прибыль, притом что вкладывать деньги, полученные от эксплуатации, в улучшение экологии, а не в увеличение опасной нагрузки на природу и дальнейшего загрязнения окружающей среду. Казахстан – водозависимая страна, у нас нет своих естественных источников воды, зависим полностью от других государств, откуда, например, с гор берет начало Иртыш. И мы должны беречь то, что нам приходит, мы должны охранять Иртыш, и не давать беспощадно эксплуатировать, отравлять и убивать его. В Конституции записано, что самый главный в нашей стране – это народ. Не сода кальцинированная, не нефть, не ферросплавы, не полезные ископаемые, о богатстве которых говорим, но никакой радости от них не видим и не чувствуем. Может, кто-то и чувствует, но простой народ нет. У нас должна быть благоприятная среда, хорошая экология и здоровые люди, – и об этом должно думать государство, а не об олигархах и их интересах.
– Одновременно с содовым заводом планируется строительство ферросплавного производства в Экибастузе. Говорят, это даст возможность развивать новые сферы промышленности, чтобы не зацикливаться только на угле. Президент дал поручение разработать новую стратегию развития моногорода с уклоном на «зеленые» технологии. Как, по-вашему, вяжутся эти вещи?
– Весь нормальный мир отходит от угольной промышленности, по крайней мере, вся Европа переходит к «зеленой» экономике. Даже не имея своего угля или имея старые шахты, – все закрывается. Они сегодня уже думают на перспективу, чтобы даже газ не использовать. Над этим работают научные центры, чтобы использовать только возобновляемую энергию. У нас государство пока позволяет работать таким грязным предприятиям. Для меня как простого человека причины непонятны. Одна из них, скорее всего, – коррупционные схемы, когда какому-то чиновнику это выгодно, потому что от них идет огромная прибыль, там такие деньги, которые нам и не снились. И все это идет капиталисту, в карманы тех, кто его оберегает. А нам надо, чтобы государство требовало от хозяев этих заводов, чтобы их производства были чистыми. Печально, но все успешно идет в одном ключе. Можно пошутить, но на самом деле хочется плакать. И уже на все наши ГЭС, ГРЭС начали приезжать бизнесмены из разных стран, чтобы заниматься майнингом, просто качать деньги. Я не совсем понимаю эти схемы, но знаю, что Китай запретил у себя это делать. И они все, оттуда выехав, едут к нам, потому что огромные будут налоги и штрафы за нарушение экологической среды в результате такой работы. Народ не знает, что в Экибастузе биткойновые фермы, и народ не должен знать, потому, что он для чиновников не представляет никакой ценности. Если ферросплавный завод будет чистым, то ради бога, пусть работает. Все это должно обсуждаться с населением на общественных слушаниях, если люди дают добро и считают, что это действительно нужно для города.
– Много вопросов не только по Иртышу, но и каналу им.Сатпаева. Отсюда иртышская вода идет в Караганду, она как запасной вариант для обеспечения столицы. Вдоль канала много сел. Что вы увидели?
– Вся Павлодарщина, при том что здесь проходит крупнейшая водная артерия континента, – мы объездили многие села, и они страдают, что нет воды. Население здесь сидит на большой реке, и в Иртыше прекрасного качества вода, если сравнивать с другими крупными естественными водоемами в мире, а народ не может просто попросить и выпить стакан чистой воды. Вообще нет чистой воды, куда бы мы ни пошли. Везде проблемы. Самое главное, что нужно человеку, – это чистые воздух и вода. А эти люди доживают в селах, которые, к большому сожалению, стали муляжами города. То есть у них больше нет ни огородов, у многих нет живности, условия самые неблагоприятные. Люди не могут полить огороды, поить скот, пасти даже не могут, все пастбищные земли забрали у крестьян. Этими вопросами должны заниматься акиматы, бить во все колокола, – а не казаться в хорошем свете при плохой игре. И то же самое касается городов.
– Много проблем с зелеными насаждениями, экологи заявляют о варварской вырубке деревьев. Есть и другие вопросы. На левом берегу Иртыша предприниматель хотел построить пирс, завез горы щебня. Через суд ему запретили и велели провести рекультивацию. Но щебень до сих пор там лежит. Или частной компании запретили добывать песок из реки, а люди говорят, что ничего не изменилось. Как это остановить?
– Местный маслихат должен принять правила о том, как нужно относиться к зеленым насаждениям, как защитить, какие штрафы установить, – это в их силах и в компетенции. Надо требовать от них, потому что их выбрали павлодарцы, чтобы они не самоустранялись. Вы же не можете сами написать за них эти правила, они же взяли на себя функции защищать ваши права, и трудиться во благо своих земляков, своих избирателей. Советую павлодарцам: пишите им письма, требуйте, если нет толка, то отзывайте их. Надо обращаться в антикоррупционную службу, почему игнорируются решения судов? Раз они не исполняются, значит, там есть связка между тем, кто должен запрещать, и тем, кто это делает. Только и всего. И антикоррупционная служба должна найти этого человека и за руку привести туда, куда положено. То есть в следственные органы. А если они это не делают, значит, и коррупционная служба погрязла в коррупции.
– В Павлодарской области много промышленности и один из высоких показателей по онкологии. Это одна из причин, что люди уезжают. Что-то предполагается для решения этой проблемы?
– Это большая беда для нашей страны, когда уезжают люди. Особенно если уезжает умная, образованная, физически и психологически здоровая молодежь. Это, казалось бы, будущее нации, кому дальше строить страну, рожать детей, развивать экономику и так далее. Я давно уже об этом говорила, и однажды, когда я задавала вопрос одному из уже бывших министров, он сказал: ничего страшного, люди уезжают, это их право. То есть, вы понимаете, такое отношение к народу. Уезжаете, вас, умных, меньше станет, а то требуете какого-то внимания, постоянно лезете куда-то. Вас не будет, вот и замечательно. Меньше народа – меньше трат. Вот так размышляет чиновник. Люди, конечно, имеют право выбирать, где им комфортнее и лучше жить. Люди разочаровываются, люди перестают верить. Это очень печально, это очень больно. У нас очень хорошие люди, и с ними можно горы свернуть, сделать страну самой передовой в мире. В этом я уверена.
– Что касается лекарств, вы эту тему также поднимали. Насколько серьезна эта проблема?
– У медиков часто нет доступа к некоторым лекарствам, потому что их закупает СК «Фармация», и берет не оригиналы, а какие-то дешевые дженерики. Вот почему СК «Фармация» удобно это делать, то есть когда всех в хвост и гриву посадили. Это не только дешевле, видимо, за дженерики есть маржа сверху, чтобы именно эти препараты были куплены нашей страной. И СК «Фармация» все это приобретает. В итоге получается, что врач, может, очень-очень грамотный и хороший специалист, прописывает то, что неэффективно, но в объеме бесплатной государственной помощи. Может, тогда легче дать деньги, и тогда человек сам купит эффективные лекарства. Тогда нужна ли нам такая СК «Фармация», и кому вообще нужна СК «Фармация»? Для того, чтобы в этом «объеме» аккумулировать туда огромные средства для приобретения не ужных лекарств.
– Вы на встречах похвалили наших учителей. То есть вам понравилось то, как обстоят дела в системе образования области?
– У вас хорошая педагогическая школа, отличные учителя работают. В Павлодаре сильный педагогический университет, мы видим результаты. Дай бог, чтобы это сохранили и продолжали развивать. У павлодарцев высокие показатели по ЕНТ, сильные олимпиадники, спортивные достижения, крепкие гуманитарии, известные деятели науки выросли здесь. Хотя здесь не так развито репетиторство, как, например, в Алматы или Нур-Султане. В селах, где была, люди говорили, что ребята и «Алтын белги» получили, и ЕНТ очень хорошо сдали, и это несмотря на то, что ни к каким репетиторам они ходят, занимаются только со своими сельскими учителями. Так что это показатель качества образования. Скандалов каких-то, как в других регионах, по школам мы не слышим здесь. Но если брать по стране, само содержание системы образования, качество учебников и подготовки кадров, – все это вызывает много вопросов. Все вкупе ведет к понижению качества образования.
– Мы привыкли, когда Павлодарскую область называют кузницей кадров, а еще, что это кладезь талантов. Сразу вспоминают Сатпаева, Маргулана, Торайгырова и так далее. Оттого, что они родились в Баянауле, этот край лучше не стал, раем для туристов его не сделали. Мария Мудряк, Скриптонин, Иманбек – сейчас обсуждают наших прославившихся молодых земляков. Роза Рымбаева раскритиковала диджея Иманбека, хотя он единственный у нас, кто получил Грэмми. На ваш взгляд, насколько важно поддерживать талантливую молодежь?
– Конечно, нужно поддерживать талантливых людей, почему они должны за свой счет ездить, что-то доказывать, завоевывать, а потом государство начинает вдруг просить или даже заставлять его пахать на имидж страны. Он трудится, сам по себе развивается, терпит унижения, а потом где-то выстреливает за рубежом, и вот тогда государство говорит: вот они, наши казахстанцы, мы гордимся и поздравляем. Начинают по телевизору их показывать. Так нельзя. Нужно изначально поддерживать на всех этапах. Нам нужно детей возвращать в культуру. Мы можем потерять их. Я обращалась к министру культуры с проектом «Театр – детям, дети – театру» Он о том, что детям из сельских регионов надо давать возможность посещать театры. Они их не знают. А если с детства не знают, то уже во взрослом возрасте туда уже не ходит. А ведь это тоже воспитание, это расширение кругозора, возможность проявить интерес и, может, раскрыть какие-то скрытые таланты. Нас в детстве водили, мы сопротивлялись, а на третий раз мы уже поняли, полюбили и сами пошли. Вот такой проект мы хотели реализовать по всей стране, дать детям возможность быть ближе к театральному искусству. У вас хорошие театры, начните водить детей на спектакли. Скоро мы, наверное, еще раз вернемся в ваш регион. И хочу всем павлодарцам пожелать, чтобы у вас были слышащие, понимающие и грамотные чиновники, чтобы они своевременно реагировали и решали насущные проблемы, а не летали в облаках.
– Благодарю за интересное и подробное интервью!
Салауат ТЕМИРБОЛАТ-УЛЫ, «Наша Жизнь» №26, 08.07.2021г.

Наверх
Assembled by Nebel