Menu

Далекий и близкий Таджикистан

Далекий и близкий Таджикистан

В канун празднования Дня независимости Республики Казахстан отмечает день рождения молодой этнокультурный центр Павлодарского Прииртышья. В 2013 году было открыто таджикское общественное объединение «Таджикский этнокультурный центр». Мы побеседовали с его руководителем Хусейном Гуловым в областном Доме дружбы, где под единым шаныраком Ассамблеи народа Казахстана (АНК) работают более 20 этноцентров. Как живут этнические таджики в нашем регионе, что вкладывают в сохранение и развитие национальных культур, и почему дружба выручает в пандемию - читайте в нашем материале.

В кабинете этноцентра в Доме дружбы пьем чай со сладостями. Пусть на безопасном расстоянии дистанции. К слову, в средние века профилактические санитарные меры успешно применялись у таджиков.
– В свое время из-за эпидемии чумы опустели города. Люди умирали, выжившие бежали, спасаясь, – говорит об историческом факте председатель ОО «Таджикского этнокультурного центра», член Совета Ассамблеи народа Казахстана Хусейн Шомахмадович Гулов. – Ученик Ибн Сины просил учителя бежать. Тот ответил: мы будем лечить людей. И занялся профилактикой. Призывал встречаться малыми группами. Это социальное дистанцирование. Объяснял, как прикрывать лицо при кашле, чаще мыть руки, причем с уксусом – санитайзеров тогда не было. И меньше посещать массовые собрания, даже закрыть на время мечети, оставаться дома. Это самоизоляция. Поначалу духовенство не принимало его воззвания, но потом оценило верность таких решений.


Итак, что казахстанцу в среднем известно о Таджикистане? Немного. Государство в Центральной Азии в предгорьях Памира. Граничит с Узбекистаном, Кыргызстаном, Афганистаном и Китаем. Столица – Душанбе. Таджикских знаменитых ученых, философов и поэтов обычно почему-то называют отстраненно «мыслителями Востока». Хотя рубаи Омара Хайяма и медицинские открытия Авиценны знакомы любому. При близком знакомстве – совсем другое. Современные туристы с восторгом рассказывают о великолепных памятниках архитектуры древних городов, о чистоте и красоте городов нынешних. Об активной жизни и радушном гостеприимстве таджиков. Это нас объединяет. И еще на слуху «трудовые мигранты».
С момента открытия таджикского этнокультурного объединения его руководитель Хусейн Гулов ведет в Павлодарской области просветительскую деятельность, знакомит с культурой таджикского народа. Центр органично влился в работу областной АНК. «Не зря бытует выражение: чтобы узнать народ, загляни в его душу. У Хусейна есть желание объединить, сдружить, это стало заметно с его первых шагов в АНК», – отметила председатель «Славянского центра» Татьяна Кузина на одном из мероприятий «Таджикский этнокультурный центр».
Традиционным стал ежегодный Праздник дыни в рамках летнего фестиваля «Живем в семье единой» в парке имени АНК. Идею развили: в 2019 году в Павлодаре при спонсорской поддержке презентовали кафе таджикской кухни «Памир». Проводятся благотворительные акции, передачи на ТВ и радио, концерты. В 2016 году фурор произвела фотовыставка «Восточные сны» в областном художественном музее. Портреты соотечественниц, феерию красок народной одежды, красоту природы, шедевры мастерства ремесленников на снимках привезла гостья из Душанбе, участница молодежного форума «Бірлік – Единство.kz», корреспондент межгосударственной телерадиокомпании «Мир», ведущая службы новостей «Русского Радио» Наргис Абдулназарова.
Пандемия разрушила планы 2020 года. Фестиваля дыни этим летом не было, а кафе «Памир» пришлось закрыть. Впрочем, опускать руки трудолюбивые таджики не привыкли. Объединение активно участвовало в волонтерских акциях с другими центрами АНК. Вместо фестиваля в «Таджикском этнокультурном центре» готовили и отвозили обеды из блюд национальной кухни для медперсонала и пациентов провизорного отделения Павлодарского областного противотурберкулезного диспансера.


– Мы видели, как трудно медикам в критический момент, – говорит Хусейн Гулов. – Купили необходимые средства защиты – перчатки, маски, антисептики. Подумали, этого мало. И решили сделать хорошее дело, приготовить вкусные домашние обеды.
Помощь нуждающимся оказывают постоянно, не афишируя. Обычная жизнь: в большой семье всегда нужна поддержка. Но не только.
– Смысл не в том, чтобы помогать лишь своим. Зачем делить людей по каким-то признакам, если мы все созданы одним Творцом, – уверен руководитель ОО «Таджикский этнокультурный центр». – Нужно помнить: один раз сделанное добро вернется стократно. Недавно к нам обратилась за помощью павлодарка с тремя детьми. Она не таджичка. Из-за серьезных проблем со здоровьем работать не может, живут на пенсию матери. Мы откликнулись, привезли продукты с запасом. Даже в самых сложных ситуациях, как сейчас в пандемию, не нужно терять человеколюбие, которому нас учили. Для меня таким примером были мои родители. Ведь все закладывается в семье.
В Таджикистане госязык таджикский, а русский признан Конституцией языком межнационального общения. Если пролистать книжные страницы современных изданий со словами великих поэтов Рудаки, Фирдоуси, Саади, Низами, можно увидеть разные этапы таджикской письменности. Это старинная персидская вязь дари, латиница или кириллица. Сейчас высказываются мнения о необходимости возрождения дари. Гулов показывает коллекцию национальных музыкальных инструментов, народные костюмы с роскошной вышивкой, сборники произведений прославленных литераторов. С чего началось этнообъединение «Таджикский этнокультурный центр»?
– Древние государства на территории Таджикистана были еще до нашей эры, – говорит об истории руководитель этноцентра Хусейн Гулов. – Например, древнему городу Ходженту – более 2,5 тысячи лет! В IX веке Исмаил Самани становится основоположником первого таджикского Саманидского государства. В память об этом мы приняли решение дать его имя нашему центру «Ситораи Сомон» – «Звезда Самани» как напоминание о корнях.
Сначала были торговые пути. Уже в ХХ веке – великие проекты СССР, которые строились руками всего советского народа.
– В то время в Таджикистане было мало таких специалистов, – поясняет Хусейн Гулов. – С приходом советской власти пришло всеобщее образование, народ поднимался. Масштабно строили крупные объекты. У нас были знаменитые мечети, медресе. Но в основном в Душанбе на тот период строения типа караван-сараев. И само название кишлака Душанбе переводится как «понедельник». Через него издревле проходил знаменитый торговый Шелковый путь. И по понедельникам в деревушке Дюшамбе-бозор собирались люди на ярмарку.
По статистическим данным, в Павлодарской области проживает 362 этнических таджика. Как они оказались на севере Казахстана? Можно назвать две волны: первая – во времена СССР, вторая – после 90-х.
– Мы сами начинали как трудовые мигранты в СССР, – рассказывает Хусейн Гулов, живущий в Павлодаре 40 лет. – Тогда деления на нации, как такового, не было. Люди приехали сюда по делу: служба в армии, распределение после окончания вуза, строить тракторный завод, на работу на алюминиевый, ферросплавный заводы и т. д. После окончания школы в 1979 году я поступил в Таджикский государственный университет для изучения востоковедения. Учебу пришлось оставить. Для прохождения службы в армии направлен в Казахстан. Служил в Павлодаре, в войсковой части 6679, ветеран этого полка. 1980–82 – срочная служба, потом сверхсрочная, затем действительная военная служба. Мечта юности – выучиться на востоковеда – не сбылась, но нашел другую – служить родине. Казахстану. В 2005 году вышел на заслуженный отдых, пенсионер МВД РК.
Вторая волна – в 90-х. После развала СССР люди бежали от гражданской войны, разрывавшей Таджикистан пять лет.
– После вывода советских войск в Афганистане к власти пришли талибы. В ход пошли ухищрения, чтобы и Таджикистан повернуть в ту сторону, – говорит о непростой теме Гулов. – Начались стычки, по сути гражданская война за власть. Во время конфликта в Таджикистане погибли более 300 тысяч человек, в разные страны эмигрировали свыше 1,5 миллиона. Так таджики попали и на север Казахстана. Вспоминать тяжело. Но забывать такое нельзя. Мы принимали земляков. Когда война закончилась, было объявлено: соотечественники, возвращайтесь, у нас мир! Надо понимать: без помощи друг друга мы не обойдемся. Люди возвращались на родину.


К слову, это косвенно подтолкнуло к открытию центра в Павлодаре. Многие павлодарцы помнят: стук в дверь, на вопрос «Кто там?» отвечают: «Мы таджики». Хусейн Гулов говорит, в начале 90-х помогали соотечественникам, попавшим в беду.
– Двери моего дома практически не закрывались. Пока не стало ясно: не все так просто, – поясняет он. – Как-то пришел молодой мужчина с детьми, просит о помощи. Я на таджикском говорю: заходите скорей, накормим, поможем. А он отвечает: «Извините, я не понимаю». Почему же вы говорите – «мы таджики»? Мне было тогда стыдно и обидно. Таджик себе лучше руку отрежет, чем будет попрошайничать. Таджик будет работать в поте лица, трудиться на любой работе, чтобы прокормить свою семью! Тогда ведь по домам ходили другие люди – турки-месхетинцы, цыгане-люли и т. д., кто тоже уехал от тяжелой жизни оттуда. Но не все старались найти работу, чтобы обеспечить себя и родных. Проблема в том, что в Казахстане очень мало информации о таджиках. И, когда мы объединились, стали первым делом знакомить людей с нашей культурой.
После службы в армии у Гулова была возможность вернуться в Таджикистан. Но, продолжает, от судьбы не уйдешь. Преподавать любимое востоковедение во всех вузах СССР стали только очно – и в Москве, и в Ленинграде.
– Если свыше начертано, нужно исполнять свое предназначение, – считает председатель ОО «Ситораи Сомон». – Вернулся на службу в Павлодар. Здесь создал семью. Жена – казашка. Дети общаются с родней в Таджикистане, чтобы не забывать свои корни, знать язык, не прерывать связи.
И третья причина, по которой в наших краях оказываются таджики, – временная. Год назад история вызвала резонанс в Казахстане и Таджикистане. На автодороге Павлодар – Кызылорда полицейские заметили сломавшийся автобус. В салоне пассажиры – 43 гражданина Таджикистана и два водителя-кыргыза. Ехавшие из российского Новокузнецка в Кыргызстан стали заложниками снежного плена. Замерзавших путников спасли полицейские и служба ДЧС.
Причина в трудовой миграции, но при иных обстоятельствах. Павлодарский регион – приграничный, транзитный. Поехали на работу в Россию и застряли у нас. Если неполадки с документами, человеку придется вернуться. И идти за помощью к соплеменникам.
– Где быстро найти земляков в незнакомом городе? На базаре и в мечети. Об Ассамблее народа Казахстана не все еще знают, – рассказывает Хусейн Гулов. – Но все равно потом оказываются в этом кабинете. Две недели назад вот так обратился мужчина, чтоб его отправили домой. Налажена связь с карагандинцами, по договору они 1–2 раза в месяц организуют рейс на автобусе. Все наши мигранты с сопроводительными документами отправляются через границу на родину. А мы помогаем спокойно дождаться отправления, разобраться с документами и добраться до Караганды.
Проблема возвратов – в нарушении миграционного законодательства. Зачастую на границе выясняется: документы не в порядке.
– Мы разъясняем: закон есть закон, – считает руководитель таджикского ЭКО. – Едете через Казахстан в Россию на работу – нужно изучить, как положено трудоустраиваться, какие нужны документы и т. д. К примеру, там надо купить патент, указать место трудоустройства. На территории Казахстана по новым правилам с частным визитом можно находиться после приезда месяц. А если на работу, то правила другие: оплатить пошлину, сделать регистрацию, получить официальное разрешение на работу. И можно спокойно трудиться. Многие нарушают по незнанию. Либо работодатели пользуются неведением, не заключают трудовые договоры. Поэтому мы постоянно ведем разъяснительную работу. Собрался на работу в другую страну – изучи права и обязанности. Ведь когда мы приходим в гости, то соблюдаем этику и порядок этого дома.


Поэтому идет постоянное взаимодействие с руководством миграционной полиции. Гулов неоднократно предлагал найти и организовать место для временного размещения в таких случаях.
– В Казахстан из Таджикистана приезжают с официальными договорами, – рассказывает Гулов. – Так, большая команда помогала в строительстве электролизного завода. Но сейчас едут реже. Коронавирус прибавил проблем. Мы видим, как умирает бизнес. Я поднимал этот вопрос на встрече с акимом Павлодарской области. Производители, бизнесмены терпят убытки, покупатели не могут толком ничего приобрести, торговля застопорилась. Постановление санитарного врача нельзя нарушать. Но нужно что-то предпринимать, чтобы помочь людям.
Пандемия создала напряжение. Судя по вспыхивающим конфликтам на земном шаре, порой тема границ дает негативные последствия. И веками живущие по соседству народы вовлекаются в игры политиков.
Председатель ОО «Таджикский этнокультурный центр» процитировал строки, написанные почти тысячу лет назад. Но слова Омара Хайяма актуальны и сегодня:
«Кто битым жизнью был, тот большего добьется,
Пуд соли съевший выше ценит мед.
Кто слезы лил, тот искренней смеется,
Кто умирал, тот знает, что живет».
– Когда территории «режут», не придавая значения истории, к сожалению, будут такие вопросы. Простой народ живет мирно, а кто-то манипулирует обществом, решает свои проблемы во власти, – озвучил свое личное мнение Хусейн Гулов. – Считаю, в 21 веке единственно правильное решение – вести мирный диалог. Нередко к войне народ толкают экономические и политические причины. Сами люди становятся невольными участниками чьих-то игр. В 90-е годы Таджикистан стал заложником подобных процессов. Поэтому мы сегодня так ценим мир и согласие. Сейчас таджикская диаспора Казахстана представлена многими общественными объединениями. Общаемся, живем одной семьей. Мы благодарны, что есть возможность объединиться, есть поддержка. Это настоящая дружба. Общество открытое, мы понимаем: без мирного сотрудничества сейчас нельзя. Мне кажется, во всех странах нужно открыть Ассамблеи народа. Чтобы люди умели ценить уникальность каждого из нас.
Ирина КОВАЛЁВА, фото автора и из архива ОО «Таджикский этнокультурный центр», «Наша Жизнь» №48, 19.12.2020г.

Данная публикация была подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание данной публикации является предметом ответственности авторов газеты «Наша жизнь» и не отражает точку зрения Европейского Союза.

Последнее изменениеСуббота, 19 декабря 2020 10:56
Наверх
Assembled by Nebel