Menu

Медиация как мотивация

Медиация как мотивация

Альтернатива есть. Решить спор, цивилизованно выйти из конфликта – в этом помогает медиация. Внесудебное урегулирование с помощью профессионального медиатора, стороннего и незаинтересованного лица, помогает избежать людям многих проблем и стрессов. Особенно актуальна медиация стала в пандемию коронавируса, когда сложностей и дезинформации в нашей жизни добавилось, а ясности из-за инфодемии стало меньше.

Взгляд со стороны
Это как раз тот случай, когда со стороны виднее. Специалист находит нужные вопросы и ответы, и беспристрастный взгляд конструктивно определяет, что именно можно сделать.
Центр медиации в Павлодаре действует с 2016 года на базе областного Дома дружбы. Это центр практической помощи для населения и методической поддержки для профессиональных и общественных медиаторов региона. На 1 октября 2020 года в регионе работают 34 кабинета медиации: 1 областной, 4 городских, 23 кабинета – в районах и сельских округах, и еще 6 частных кабинетов медиации в Павлодаре. В областном Центре медиации КГУ «Қоғамдық келісім» созданы телефон доверия, ящик доверия – для письменных обращений, сайт и онлайн-приемная «BIRGEMIZ». Ведется ежедневный прием граждан медиаторами Ассамблеи народа Казахстана, в том числе с привлечением судей в отставке.
Для активизации и координации работы по продвижению института медиации в регионе создан областной совет медиации, в который вошли руководители 15 управлений и департаментов. Организован областной координационный совет общественных медиаторов, в его составе 14 непрофессиональных медиаторов, активно сотрудничавших с АНК. Такая форма работы позволила закрепить за каждым населенным пунктом общественного медиатора. На данный момент в реестре акиматов региона состоит 151 общественный медиатор, ведущие свою деятельность в 131 населенном пункте Павлодарской области.
Наш сегодняшний эксперт – руководитель Центра медиации КГУ «Қоғамдық келісім» Управления внутренней политики акимата Павлодарской области, председатель областного финно-угорского этнокультурного объединения, волонтер, член совета АНК Павлодарской области Ольга Николашина.

Территория согласия
– Ольга Леонидовна, в чем задача медиации?
– Мир и согласие, в котором мы живем, – это главное богатство нашего государства. Несмотря на все изменения, которые происходят вокруг, включая коррективы, которые внесла в жизнь общества короновирусная инфекция, одно остается неизменно важным – это единство нашего многонационального народа. Сегодня базовые принципы политики мира и согласия, направленные на стабилизацию общественного сознания, нашли отражение во всех направлениях государственной деятельности и кабинетов медиации в том числе. В Павлодарском регионе началась работа по подготовке специалистов, умеющих выстраивать конструктивный диалог с населением и работать в нестандартных ситуациях. Первым шагом стало проведение семинаров-тренингов по медиации и психологии для руководителей отделов внутренней политики городов и районов, председателей этнокультурных объединений и консультантов онлайн-приемной «BIRGEMIZ».
– Что взяли на вооружение в работе в период пандемии?
– Сегодня, когда значительная часть мира находится на карантине или в добровольной самоизоляции, цифровые сервисы и технологии приобрели исключительное значение. Facebook, Instagram, Google, Telegram, WhatsApp дают возможность продолжать работать, общаться, делиться опытом и получать новые знания. Период пандемии вывел все сферы нашей жизнедеятельности на совершенно новый уровень, который сегодня требует от всех нас объединения усилий, чтобы сохранить достигнутое и выйти из этой ситуации достойно и без глобальных потерь. И, чтобы поддержать людей, оказавшихся в непростых условиях, продиктованных COVID-19, мы должны максимально использовать все инструменты для ведения работы онлайн. Это сервисы и технологии, позволяющие проводить видеоконференции, видеосовещания, групповые звонки. К слову, наш Центр медиации в данном контексте начал работу сразу после открытия Центра волонтера АНК Павлодарской области еще 17 января 2020 года. Я, как руководитель Центра медиации КГУ «Қоғамдық келісім», стала наставником и куратором направления по продвижению принципов медиации через повышение правовой культуры населения под названием «Келісім». С апреля по октябрь 2020 года в формате онлайн проведена значительная работа. Это диалоги о медиации в прямом эфире соцсетей, онлайн-конференции, семинары, международные круглые столы.

– А онлайн-консультации?
– В период дистанционной работы мы активизировали консультативную помощь гражданам, находящимся на самоизоляции. Следуя концепции работы волонтерского движения и с целью доступности получения консультативной помощи гражданами, попавшими в спорную, конфликтную ситуацию, с 14 мая и по сегодняшний день на постоянной основе, каждый четверг с 15:00 до 17:00 на платформе Zoom работает онлайн-приемная «BIRGEMIZ».
– Как она работает?
– Онлайн-приемная «BIRGEMIZ» – безвозмездная, бесплатная консультативная помощь всем, кто попал в спорную, конфликтную ситуацию. На моей странице в соцсети  Facebook  и я указываю: если вам сложно самостоятельно разрешить или урегулировать спор, конфликт или необходима консультация, напишите нам. И в какой бы области, городе, районе вы ни жили, мы обязательно ответим!  Нужно написать о спорной ситуации мне в личные сообщения (мессенджер на странице в Facebook) или в Whatsapp на номер 87016667406. Пишите или подключайтесь к нашей онлайн-конференции, номер и пароль указаны на каждой афише. И вы получите ответы на свои вопросы. Можно обращаться и в личных сообщениях в моем аккаунте @nikolashina66 в соцсети Instagram – пишите, мы ждем ваши вопросы.
– Расскажите о вашей команде.
– Нам повезло, что в составе приемной есть медиатор Марина Иванова с богатейшим багажом знаний по законодательным нормам. В нашей команде юрист, профессиональный медиатор Алтын Ахметова. Работает с нами Ирина Седлецкая – специалист от уголовной до гражданской и семейно-бытовой и школьной медиации, и психологи не только Павлодарской области, но и регионов Казахстана. С большим опытом специалист с широким спектром действия – Асель Сайлаубай из Нурсултана. Активное участие в онлайн-приемной принимают Валентина Досыбиева из Тараза, Фариза Екишева и Сауле Кабиева из Караганды, Нурбала Оразкулова из Шымкена и многие другие. Поддерживают нашу приемную Талшын Италиева, главный эксперт сектора координации и взаимодействия с общественными структурами АНК, международного сотрудничества и медиации РГУ «Қоғамдық келісім» (Нурсултан), Нурсауле Альтекова, ведущий эксперт РГУ «Қоғамдық келісім» Министерства информации и общественного развития РК, руководитель кабинета медиации республиканского Дома дружбы (Алматы), Татьяна Савицкая, директор Центра разрешения конфликтов «Диалог», президент ОФ «Озарение» (Караганда), Жандильда Жакупов, генеральный директор Ассоциации медиаторов Республики Казахстан (Алматы).
– О чем спрашивают люди?
– На сегодняшний день наша общественная приемная заняла нишу консультативного характера. Хотя мы планировали ее сделать именно медиативной. Но так сложилось, что люди оказались изолированы, а помогать им надо. Вопросы и проблемы никуда не уходят. К нам люди обращаются со своей болью. Написать, к слову, психологически легче, чем позвонить или прийти на личный прием. И здесь онлайн-встречи – то, что нужно. Обращаются по семейно-бытовым проблемам, по трудовым спорам. И самое главное, что в большинстве случаев достаточно даже не сложных многочисленных встреч, а простой консультации! Люди говорят, что элементарно не знали своих прав и обязанностей.
– Медиация борется с дезинформацией?

– Разъяснение правильной информации решает дело. На 13 октября проведено 22 приема на платформе ZOOM. Это 47 часов волонтерской работы по 336 обращениям. Из них 132 – по семейно-бытовым спорам, 121 – вопросы по адресной социальной помощи и пенсионному обеспечению, 69 – по трудовому законодательству, 11 – связанные с COVID-19, еще 3 – по уголовному законодательству. По 208 обращениям получена обратная связь, в которой люди благодарят за помощь. Мы видим, что большинство вопросов – по соцобеспечению. В 2020 году органы соцзащиты и координации занятости населения активно работают и в этом направлении: информируют на интернет-ресурсах, в печати и на ТВ и т. д. Но все равно люди как будто не все услышали, не все поняли. Подходы разные нужны. С этим вопросом мы обратились в местное ведомство соцзащиты и нашли отклик.

– Как ведется онлайн-консультация еженедельной приемной?
– Каждый свой прием начинаем записи, указываем число, состав консультантов, их регалии и область компетенций. Отвечаем на том языке, на котором к нам обратились граждане, чтобы было удобно и понятно. Обращаемся  по имени к каждому, например: «Уважаемая Айгерим, по вашему вопросу ситуация такая-то, согласно нормам и законодательным актам». По окончании приема запись отправляем людям, которые к нам обратились. Нам потом пишут: «Спасибо огромное, даже не думал, что мне ответят», «Не представляла, что в моей судьбе примут участие столько людей», «С таким добром отнеслись к решению моего вопроса». Чем уникален этот формат? А тем, что человек задает свой вопрос по одной теме, а получает ссылку на запись  работы онлайн-приёмной, где консультации  помимо него получили  ещё 6-7 человек по разным  обращениям. Соответственно,  получается правовой ликбез  для наших граждан. Задал один вопрос, а получил ответ на 6-7 вопросов.

– Что в целом дают такие консультации?
– Повышение правовой культуры. Это образовательный фактор. Если даже не сейчас, а в будущем человек или его близкие столкнутся с таким вопросом, то будут знать, как правильно поступить, как себя защитить. И будут верить в себя. Приведу пример. Нам написала женщина: новая машина супруга неадекватно повела себя на дороге. Ночью на трассе он незначительно превысил допустимую на этом участке скорость, и авто вылетело в кювет. Сам пострадал не сильно. Вопрос: возможна ли компенсация по страховке? Со всех сторон им говорили: раз сам превысил, то это невозможно. Но наши консультанты стали детально разбираться. Выяснилось из уже имеющейся практики, что нужно было осмотреть дорожное полотно на предмет целостности покрытия. И самое главное – уточнить в техническом паспорте нового автомобиля, какова допустимая максимальная скорость. Оказалось, что она значительно больше той, что была при аварии. Если на невысокой скорости машина так себя ведет, что будет, если выжать разрешенный максимум? Когда мы выслали ответ, женщина написала, что муж сначала смеялся над ней, не верил в помощь. Но после разъяснения специалистов еле дождался утра, чтобы отправиться на ту трассу. Обнаружил выбоину на дороге и после нее – следы своей машины, ведущие в кювет. Случай этот детально разбирали, даже приезжал эксперт с завода. А ведь все началось с решения узнать больше, с вопроса. И наших ответов.
– Люди не верят, что у них хоть что-то получится?
– Мы говорим, как и по какому сценарию могут развиваться события, такой результат, если в суд – вот такой. А если никуда не обратитесь – ну, вот такой будет результат, и можно будет обижаться только на самих себя. Ведь под лежащий камень вода не течет.

Конфликт поколений
– Вы говорите об образовательном факторе медиации.
– Да. В рамках этого направления особое место занимает информационно-просветительская работа. В трех вузах области мы провели волонтерскую акцию «О медиации должен знать каждый». Мы проводим со студенчеством встречи, обсуждения, конкурсы. А в рамках проекта «Школа/колледж – территория без конфликта», запущенного в регионе в 2017 году, провели уже III областной турнир «Медиация и основы права» в апреле 2020 года.
– За три года какие видны результаты работы с детьми и подростками?
– Согласно мониторингу, проводимому совместно с ювенальной полицией, отмечено снижение преступности среди несовершеннолетних учащихся школ и колледжей региона. По сравнению с 2018 годом за аналогичные 9 месяцев в 2019 году – на 37 %, в 2020 году – еще на 28 %. Число групповых преступлений среди подростков по сравнению с 2019 годов снизилось на 62,5 %.

– Медиация в молодежной среде – о чем она?
– На недавней встрече в рамках «НеКонференции» –  диалоговой площадки областной АНК – мы обсуждали это. И в проекте школьной медиации видим основную проблему – конфликт поколений. Я хочу обратиться ко всем взрослым: нельзя отмахиваться от детей! Если ребенок, подросток, молодой человек задает нам вопрос, на него обязательно нужно дать ответ. Если нет времени, так и скажите: мол, сынок, я сейчас доделаю свои дела и найду момент, чтобы поговорить о том, что тебя интересует или беспокоит.

– А что делать, чтобы ребенок не попал в плохую компанию, в радикальную среду?
– За это отвечают взрослые. Уважаемые родители, бабушки и дедушки! У нас есть привычка – сравнивать с собой, со своим временем. Это ошибка. Нам ведь тоже когда-то говорили наши родители: вы не такие, как мы. Да, это так. Время накладывает отпечаток на формирование наших детей и внуков. Если мы не приложим максимум усилий, чтобы встать с нашими детьми на одну общую ступень, то можем потерять их. Наше непонимание, нежелание слышать детей и внуков просто ломает их. И тут как раз, не найдя поддержки в семье, они могут пойти по пути радикализации. Ведь в этой среде ведут огромную работу по привлечению новых участников. Там такие «умники» со знанием дела психологически обрабатывают людей! Они могут буквально по глазам распознать, с какой проблемой человек пришел. А подросток – как открытая книга, у него нет жизненного опыта противостояния опасности. Это позволяет в радикальной среде узнать, на какие клавиши психики нажать, чтобы обработать, заманить, затянуть к себе.
– Как же быть родителям?
– Нам, взрослым, не надо бояться признаваться, что у нас что-то не получается в общении с нашим подрастающим поколением. Сейчас много разных психологических тренингов, в том числе онлайн. Там можно получить профессиональную поддержку.
– А чем отличается помощь профессионального медиатора от советов, к примеру, старших родственников или знающей подруги?
– Опыт старейшин, безусловно, важен в своей сфере компетенций. Но «кухонная домашняя терапия» подружек или соседей не рекомендована теми же психологами. Она не заменяет профессиональной помощи. Соседка или друг не видят конфликт целиком, у них нет полной информации. И опираются они только на свой опыт. А проблема может быть гораздо шире.


– Со своей бытовой колокольни ее не разглядишь?
– Однозначно. Здесь нужен незаинтересованный нейтральный специалист. Редко ведь у кого из непрофессионалов есть дар медиатора. В основном это постоянная учеба и практика, повышение квалификации. Профессионал должен непредвзято и равнозначно посмотреть на обе позиции конфликтующих сторон. Главные принципы работы медиатора – нейтралитет и конфиденциальность.

Помирите нас!
– Ольга Леонидовна, как медиатору не проживать все эмоции вместе с теми, кто обращается со своими проблемами? Ведь нужно сохранять эмпатию, сочувствие, но в то же время разъяснить сторонам, как будет лучше им обоим, чтобы максимально сохранить согласие.
– Про себя скажу, что иной раз получается с трудом. Нейтралитет легко сохранить. А вот проживать вместе с человеком его беду бывает очень тяжело. Ведь каждое обращение – чья-то судьба, причем не одного человека, а семьи. Здесь важно слушать и слышать. Не раз бывало, что просто проговорить ситуацию с оппонентами уже будет решением проблемы. Нужно правильно задавать вопросы. Работа с каждым человеком, который приходит в медиацию, очень индивидуальна.
– Знания разных ситуаций обогащает опыт решения споров в новых ситуациях?
– Мои педагоги Жандильда Жакупов, Татьяна Савицкая говорят: прежде чем начать работать с решением проблемы какого-то конкретного запроса, нужно проштудировать все об этой сфере. Ведь нужно будет говорить, к примеру, на одном профессиональном языке, понимать все тонкости какой-то сферы, чтобы разбираться в этом. Тогда вся картина складывается максимально ясно. Кстати, зачастую семейно-бытовые проблемы связаны с проблемами на работе. Не умеют люди еще дистанцироваться между работой и домом. И отрицательный заряд утром дома переносится на коллег. Или неприятности на работе валятся на домочадцев.

– Как найти общий язык с оппонентами? Может, есть какие-то тонкости работы медиатора?
– Медиация – сложный психологический процесс. Мы никогда не даем оценки людям и их поступкам. Важно, какие вопросы они задают. Всегда уточняется, правильно ли понят смысл беседы. Необходимо постоянно обучаться. Знания нужны самые разные – психология, правовая база и т. д. Порой на помощь приходит иносказательность. Если сразу в лоб дать информацию, это может вызвать отторжение либо непонимание. Тогда нужно тактично на примере той же притчи пояснить ситуацию образно. И это помогает в консультациях. И вот бытовая ситуация уже не выглядит некрасиво, а в ней уже есть своя жизненная философия, мудрость веков. И есть решение. Медиатор – не психолог, он в первую очередь слушатель. Он выстраивает коммуникацию. Он должен понять, что стало причиной конфликта, и привести к обоюдному соглашению стороны. Были такие ситуации – обратился человек с заявкой на медиацию. Я созвонилась со второй стороной. Там найдено понимание. И когда обратившийся человек узнал о согласии второй стороны к диалогу, вечером позвонил и сказал: «Я все обдумал и понял, что сам был неправ. Не нужно медиации, я пойду к оппоненту и извинюсь».
– А бывает, что на медиации у людей сдают нервы?
– Бывает. Задача медиатора – настроить людей на такой лад, чтобы диалог был конструктивным. Стороны понимают, что медиатор знает об их споре все. Юлить бесполезно, нужно решать, что можно сделать сейчас, как сохранить согласие и выйти из конфликта. Но случается, что люди заводятся, начинают сыпать претензиями, совершенно не слушают медиатора. И тут надо направить спор в нужное русло. Недавно на семинаре преподаватель из Иркутска рассказал, как решаются такие ситуации, чтобы медиатор не стушевался и помог сторонам. Ему это подсказал его педагог-психолог, профессор московского университета. В ситуациях, когда оппоненты перестают владеть собой и не слышат медиатора, он показывал заранее приготовленную ярко-красную табличку с надписью «Прошу слова!». Я тоже попробовала – это работает. Пар выпустили и переключились на конструктивную работу.
– Людей не учат цивилизованно конфликтовать?
– Да, ведь конфликт – это дело житейское, столкновение мнений, взглядов, интересов. Бывает, что разъяснения достаточно, и спор разрешается. Но для эгоцентричных людей одной встречи бывает недостаточно. Но медиация – настолько гибкая система, что решить можно многое. Если стороны не готовы, мы обсуждаем проблемы по пунктам, поэтапно, на нескольких встречах. И человек становится более открытым, он уже настроен на переговоры.
– Что лично вам дает медиация?

– Для меня каждая встреча – радость, что есть возможность протянуть людям руку помощи. Знаете, люди, которые обращаются к медиатору, это те, у которых есть надежда на восстановление отношений. Даже с ощущением, что я, мол, прав, а мой оппонент неправ. Все равно у них остались эмоции, чувства, желание сохранить их. Если они пришли к медиатору, они не жгут мосты, а хотят, чтобы были переговоры. И обращение к медиатору – такой маленький белый флажок в сердце. Это просьба – «Помирите нас!». И мы, в свою очередь,  прилагаем все усилия, чтобы люди поверили в медиацию и доверяли ей все свои споры и конфликты.

Ирина КОВАЛЁВА, «Наша Жизнь» №39, 15.10.2020г.
фото со страниц социальных сетей Ольги Николашиной

Данная публикация была подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание данной публикации является предметом ответственности авторов и не отражает точку зрения Европейского Союза.


Последнее изменениеПонедельник, 19 октября 2020 07:44
Наверх
Assembled by Nebel