Menu

ПОСЛЕДНИЕ ИЗ МОГИКАН

ПОСЛЕДНИЕ ИЗ МОГИКАН

Эпоха всеобщей цифровизации привела к тому, что мы сами стали как роботы: меньше общаемся, что называется, вживую, даже звоним реже дург другу, ограничиваясь сухими текстовыми сообщениями по средствам WhatsApp, все время куда-то спешим, опаздываем и не успеваем вовремя перекусить. В общем, сплошная суета сует. При этом, наверное, каждый второй потом жалуется на стрессы, депрессию, мигрень, усталость и прочие негативные последствия от современного ритма жизни. На днях я забежал в часовую мастерскую недалеко от дома. В принципе, других в городе и не знаю. По привычке раз в полгода приношу свои часы, чтобы посмотрели. А в мастерской знакомые все лица. Можно сказать, родные. Сколько помню себя, эти люди здесь были всегда. И они никогда никуда не спешат. Я даже позавидовал их усидчивости, спокойствию, и той обходительности и внимательности, с которыми они подходят к своему делу.

Мои часы приняла Галина Евгеньевна. Как всегда разговорились. Оказывается, в этом году нашей мастерской будет 47(!) лет. Она старейшая с советских времен, и пожалуй, единственная, сохранившаяся в том же виде, и почти в том же составе.
– С 1973 года, как дом выстроили и выделили помещение под часовую мастерскую, так многие и работают здесь. Мы были филиалом “Рембыттехники” – была такая крупная организация, старшее поколение хорошо помнит, но молодежь навряд ли. Раньше были училища, где готовили парикмахеров, швейников, сапожников и часовых дел мастеров. Я, правда, его не заканчивала, меня муж всему научил. Он работал в мастерской, а я приходила к нему, ну и дома он тоже чинил всегда что-нибудь, в том числе приносил различные часовые механизмы. Следила за ним, помогала, – так и научилась, – начала наш диалог Галина Евгеньевна.
Ее общий стаж работы в мастерской – 40 лет. По первой профессии – бухгалтер, но признается, что, как только познакомилась с часами, цифры ее стали меньше интересовать. Супруга Галины Евгеньевны – Анатолия Ивановича Аксенова – не стало 10 лет назад. Он до последних дней жизни был предан своей профессии часового мастера.


– Мы ремонтируем все виды часов: и механические, и электронные. В общем, что люди приносят – все берем, мало кому отказываем, а куда им еще идти за помощью? Но мне по душе, конечно, старые, механические. От них идет какое-то тепло, их люди берегут десятилетиями, с ними связана жизнь, и они тикают даже как-то по-особенному. Есть часы, которым много лет. То есть принесли на ремонт, но потом не забрали. Кто его знает, что могло случиться с человеком? Может заболел, просто денег не было, а может уехал, или они стали ему не нужны, а может вообще умер. Но сейчас мы стараемся долго не держать их. Два-три года ждем, а потом разбираем на запчасти. Жалко, а что делать. В основном наручные часы. Большие часы с боем раньше тоже были, но сейчас их стараются сразу забрать после ремонта. Памятные, с гравировкой тоже надолго не оставляют.
В коллективе мастерской – 5 человек, все давно на пенсии, но продолжают свое любимое ремесло. Они чинят и мастерят людям часы, чтобы эти механические, электронные и кварцевые “маятники времени” никогда не останавливались и продолжали тихо постукивать и тикать.


– Клиенты в основном все свои старые, кто привык к нам. Это дети и даже правнуки тех павлодарцев, кто приходил с первых дней открытия нашей мастерской. Сейчас такое разнообразие часов, что трудно уследить. Но мы в основном принимаем те, у которых не поломаны какие-то важные детали. А если детали основные поломались, то это уже все, считай, часов больше нет. Но мы все равно стараемся что-нибудь сделать: где-то разбираем, находим, подбираем детали. Молодежь вообще считает, что чем искать детали, легче новые часы купить. А я так не считаю. Старые часы все равно надежнее, просто нужно бережнее относиться к ним и ухаживать за ними.
Малюсенькую пристройку к девятиэтажке коллективу удалось приватизировать в лихие 90-е, а вот сделать большой ремонт не получается. Доходов едва хватает, чтобы совсем не закрыться. Спонсоров тоже не нашлось, хотя починить свои часовые механизмы приходят и влиятельные чиновники, и крупные бизнесмены. Хотя, по мне лично, может и не стоит делать никакого ремонта, потому что тогда навсегда исчезнет дух истории.


– Если бы был нормальный доход, у нас бы мастерская такой вид имела бы? – как бы с некоторым стыдом признается Галина Евгеньевна. – Нас пять человек, и все пять человек сами же и хозяева. Мы ни на кого не надеемся, все сами тянем, и за все эти годы пока никто помощь не предлагал. С другой стороны, здесь хоть кино снимай. Все по старинке осталось. Как увидят, все сразу говорят: “Ой, советское, родное, ничего не поменялось, это ж так здорово”. Конечно, мы все гордимся, что нам удалось сохранить старейшую в городе мастерскую. Приятно, когда люди приходят, радуются и благодарят. Люди привыкли к нам. Конечно, хочется немножко изменить что-нибудь внутри, но пока не получается. Да, мы по-своему гордимся, что удалось сохранить старейшую мастерскую. Приятно, когда люди приходят, радуются и благодарят. Ведь с ней у многих связана жизнь, какие-то приятные моменты в семье, в прежнем коллективе. Люди привыкли к нам.
Лично для меня эта часовая мастерская как достояние Павлодара, ведь с ней так или иначе связана жизнь всего города. А люди, работающие в ней, могут поведать немало забавных и полезных историй. Надеюсь, она просуществует еще много лет, потому что, если мы потеряем эту мастерскую, мы потеряем еще одну важную составляющую истории нашего города.
Илья ОТРАДА, «Наша Жизнь» №34, 10.09.2020г.

Другие материалы в этой категории: « ВО ВСЕМ ДОЛЖЕН БЫТЬ БАЛАНС Нужные как воздух »
Наверх
Assembled by Nebel