Menu

Где тонко – там и рвется

Где тонко – там и рвется

Вбросы в соцсети зачастую становятся причиной неверного толкования информации, запутывают людей, мешают разобраться в ситуации. Не  стала исключением и ситуация с коронавирусной инфекцией. Тему «принятия – непринятия» ситуации с коронавирусом мы обсудили с врачом-психиатром Сергеем Молчановым. В ходе горячей линии в нашей редакции Молчанов ответил на поступившие вопросы читателей. Публикуем отчетный материал.

Формат горячей линии, когда приглашенные эксперты в редакции «Нашей жизни» говорят об актуальных темах, хорошо знаком наших читателям. В этот раз на вопросы ответил Сергей Николаевич Молчанов, кандидат медицинских наук, врач-психиатр высшей категории, ассистент кафедры персонализированной медицины и педиатрии Павлодарского филиала НАО  медицинский университет г. Семей, обладатель номинации «Лучший ученый вуза», член Координационного совета при Уполномоченном по правам человека в Республике Казахстан. Сергей Молчанов дал информацию по вопросам, которые анонимно задавали по телефону редакции и в сообщениях на ватсап-номер.
– Как складывается ситуация с психическими заболеваниями во время пандемии коронавируса? Увеличились обращения или нет?
– Я готовился к лекции как преподаватель – моя клиническая база находится в соответствующем заведении. И, по моим сведениям, во время карантина даже экстренная обращаемость с подобными заболеваниями снизилась. Возможно, из-за ограничительных карантинных мер. Но также появились единичные случаи, когда сформировался бред, связанный с коронавирусом. Например, у одного пациента возникло острое состояние, первичный психоз на этой почве. В семье кто-то чихнул, а пациент убил двух собак – свою и соседскую. Якобы они тоже были заразные. Сейчас проходит лечение. Врачи говорят, что у каждого времени свой психоз. Где тонко – там и рвется. Значит, у человека уже была предустановка. А тут коронавирус. И контингент людей, которые уже были на грани, себя проявили. Ситуация с коронавирусной инфекцией вокруг стала просто спусковым крючком.
– В Павлодаре известны случаи, когда на подъезды карантинных домов приваривали щеколды. Кто-то пожаловался официально на эти действия? И какие меры принимались?
– Я считаю, если штабом принимаются какие-то меры, вроде приваривания щеколд на карантинных подъездах, значит, должно быть все продумано. И чем будут питаться люди, и где им брать лекарства, и так далее. И ответственность за этих людей теперь несет тот, кто поставил эту щеколду. У нас, как у правозащитников, есть обращения с жалобами, но все инкогнито. Люди считают, что, если они раскроют свои имена, им будет еще хуже. Мы сделали обращение в департамент полиции, акимат. Мы подняли эту тему, написали письма, и с карантинных подъездов сняли щеколды.
– Слышали о случаях нарушения прав, но люди боятся обращаться. Думают, что толку не будет или сделают себе только хуже.
– Есть такой случай: женщина заболела пневмонией, ее забрали в провизорное отделение. Взяли анализ, он готовится три дня. Лекарств при температуре 38 С не дают, ждут результата. При этом 9-летнюю девочку, дочь женщины с подозрением на Covid-19, оставили дома одну. Здесь и нарушение прав ребенка по Конвенции о правах детей, и нарушение Кодекса о здоровье народа и системы здравоохранения. Мы работаем по этому случаю. Мама девочки все-таки написала заявление. Готовим письма в департамент полиции, в областное управление здравоохранения, другие службы. С вопросами о непродуманной системе, когда маму госпитализировали, а несовершеннолетний ребенок остался закрыт дома один. Но есть и другие ситуации, когда на людей надавили, и они боятся. В то же время есть люди, которые не боятся писать в соцсетях о проблемах. В одно провизорное отделение в Павлодаре из Аксу попал общественник Евгений Хабаров. Он писал о несоблюдении норм питания. Я  с ним переписывался, консультировал. А с ним медики проводили беседы, якобы финансирования не хватает. Мы тоже планируем написать письмо, это ведь это касается прав пациентов. Возможно, раз он из Аксу, у него в Павлодаре не было того, кто бы приносил еду в больницу во время карантина. Что ему было делать? Питаться байками о нехватке денег? Есть вопросы и по видеокамерам в палатах.
– Прогнозируют ли аналитики вторую волну коронавирусной инфекции в этом году? Если да, то куда обращаться в случае нарушений для защиты своих прав?
– Если будет вторая волна, то перегибы на местах, случившиеся во время первой волны, должны нас научить, как действовать. Я сейчас реализую проект «Защита прав потребителей» от Центра поддержки гражданских инициатив. Мой партнер по проекту – Казахстанское международное бюро по правам человека. По адресу Каирбаева, 34, офис 203 очно принимает Меруерт Темирболатовна Шакирова. Можно получить консультацию по телефону 32-17-67, мобильный, ватсап 8-705-731-98-69. Если случай входит в нашу компетенцию, все регистрируется, и мы ищем способы поддержки этого человека. Поможем написать заявление, уточним, куда следует писать. Если случай серьезный, то Международное бюро по правам человека даже может предоставить адвоката для защиты.
– Есть вопрос о том, что делать, если люди все-таки боятся обращаться из-за давления на работе, страха потерять должность или из-за беспокойства, что каким-то образом пострадают близкие?
– При обращении к нам человек получит устную консультацию. Но он должен понимать, что анонимные запросы не рассматриваются. Если вы хотите реально отстоять свои права, придется заявить о себе как положено. Информация должна быть не голословной, все должно быть подтверждено.
– Что делать с гуляющей по интернету информацией о том, что коронавируса не существует, его придумали политики, чтобы всеми управлять, чипировать и прочее, и прочее? Вопрос следующий: «Я сидела дома в карантине, потому что на улице пенсионеров могли оштрафовать. А не из-за вируса. Хоть лично у кого-то знакомые есть, кто заболел? Если есть, почему их никому не показывают, скрывают? В общем, ничего не происходит, значит, нам наврали».
– Во-первых, есть понятие врачебной тайны. Никто никому ничего показывать не будет. Заболевшие и выздоровевшие есть.  И если они сами захотят, то будут рассказывать. Во-вторых, я считаю, что коронавирус – не простой вирус, а дающий серьезные осложнения, и особенно это касается пожилых людей, в том числе у тех, у кого есть различные хронические заболевания. Поэтому все карантинные меры оправданны. Хотя есть и перегибы, вроде приваривания щеколд. Подход к ограничительным мерам должен быть более гибким и адекватным, с учетом накопленного опыта. Маски и перчатки – это понятно. Но многие люди остались без работы, обещанные пособия не до всех дошли. Мы знаем о выделенных триллионных суммах. И вот здесь уже никакой врачебной тайны нет. И люди хотели бы знать, куда идут все эти суммы.
– В одной передаче про бродячие сюжеты о пандемии упоминался такой: «Моей снохе рассказала знакомая бабушка, у которой кому-то якобы врачи предлагали 300 тысяч за то, чтобы записать ее как «коронавирусную». Он гуляет в Казахстане и в России.
– Казахстанское международное бюро тоже с этим сталкивалось. Если это бродячий сюжет, я рад. Но в целом это сложная тема. Если власть демонстрирует нам образцы своего худшего поведения, то кому доверять? Если будут демонстрироваться лучшие образцы поведения, а не сауны во время карантина и взятки на блок-постах, то таких вариантов не будет. А то получается так, что мы не знаем, кому верить. Я считаю, что надо жить, как в цивилизованных странах – чем выше власть, тем больше ответственности.
– По поводу «заваренных подъездов» пишут и такое: мол, с нашими людьми по-другому нельзя. Типа, а что делать: ведь нападали на врачей, сбегали по крышам, выпрыгивали из окон. Неужели, если не закрывать на щеколды подъезды, так и будут нарушать сами жители? А вопрос такой: как надо было поступить?
– Если к людям относиться плохо, они так и будут себя вести. Я уже говорил, если нет свободы – закручивают гайки. Это нарушение прав человека. У нас само собой считается, что люди нехорошие, несознательные. А я считаю, что на выделенные средства можно найти способы, чтобы люди не убегали по крышам. И решить их проблемы другим путем, если относиться к ним, как к людям.
– Что думаете про «чипирование через вакцину от Билла Гейтса»? Правда это или выдумка?
– Это та же самая фейковая бродилка. А что касается создания вакцин, то, несмотря на высокий уровень развития науки, до сих пор не получается найти вакцину против ВИЧ. А против коронавируса, думаю, все-таки, найдут – не так он и сложен. А вот насчет чипирования и каких-то слежек, когда кого-то якобы подслушивают и прослушивают, я всегда думаю: да кому нужны и интересны ваши разговоры? Теории заговоров распространяют те, кому реально нечего делать. И, судя по всему, у нас достаточно много людей, кто не может найти достойную, интересную для себя работу. Им остается вот так развлекаться. К тому же, чем ниже интеллект и образование, тем больше хочется «решать глобальные проблемы».
– Что делать с информацией в соцсетях и особенно с голосовыми сообщениями в мессенджерах? Были случаи, когда авторов фейков находили. И они объясняли, что просто хотели подшутить над родственниками, но информация пошла дальше и вышла из-под контроля. Так было с женщиной, которая отправила сообщение о том, что якобы «детей крадут на органы». Это была, по ее словам, всего лишь шутка.
– Социальные сети созданы для блага человека. Через них мы действительно решаем многие свои проблемы. Но есть и обратная сторона. Они иногда напоминают большую помойку, где каждый сливает свое. Кто-то размещает научные статьи, делится чем-то интересным и полезным, общается – использует соцсети социально приемлемым образом. А кто-то использует для своих низменных чувств. Кто раньше знал гражданина такого-то, до того как он опубликовал какую-то «суперсекретную информацию»? И если сравнить соцсеть с ординаторской, то раньше мы обсуждали какие-то ситуации только с врачами. А сейчас в разговоре участвуют все кому не лень, считая необходимым вставить свои «особо ценные» комментарии. Домохозяйка спорит с профессором, что она, мол, лучше знает. Соцсети – это открытость и свобода. Но в то же время они могут приводить к открытым конфликтам, причем переходящим из онлайн-пространства в офлайн. Думаю, что нужно относиться к соцсетям осторожно: это как обоюдоострый нож. Он может помочь приготовить вкусное блюдо, но им можно и ранить кого-то.
– Как жить с коронавирусом, если он никуда не денется? Неужели теперь совсем не обниматься и не ходить в гости?
– Читал у одного врача-инфекциониста: за много лет снизились случаи отравлений, дизентерии, поносов и т. д. Люди просто начали мыть руки! Мое личное мнение – человек переживал эпидемии регулярно. И эта эпидемия пройдет. Будет какой-то коллективный иммунитет. Но даже если нам придется всю жизнь так прожить, ничего страшного. Когда посещаешь пенитенциарные учреждения (тюрьмы и т. д. – прим.ред.), видишь, как люди живут, соблюдая строгие правила. Хотя, конечно, это самый жесткий пример. Если Covid-19 никуда не денется, то будут определенные ограничения. Научились же люди соблюдать правила, которых не придерживались ранее, например, когда появился ВИЧ. Научимся соблюдать и новые правила безопасности при коронавирусе. Человечество не стоит на месте и эволюционирует. Будут выживать сильнейшие и те, кто приспособился. Эволюции все равно. В то же время коронавирус начал выявлять наши системные проблемы – чего мы не умеем и чего нам не хватает.
– Повлияла ли ситуация на врачей? Медики изменились?
– Медики сейчас на передовой, и они первыми могут заразиться. Они всегда соблюдали дезинфекционный режим. По своим коллегам не вижу, чтобы сильно изменились. Но у нас и не такая ситуация, как, например, в Италии. Пока ни один мой коллега не пострадал.
– Как себя вести, если в виртуальной или реальной беседе оппонент ведет себя агрессивно, настаивает на собственной правоте, хотя преподносит неверную информацию? Как его переубедить?
– Вы его все равно не переубедите, а нервы потратите. Просто выходите из этой беседы. Либо дайте ссылки с проверенной информацией, чтобы человек сам сравнил и сделал собственные выводы. Но для этого нужно его желание, только вашего недостаточно.
Ирина КОВАЛЁВА, фото автора , «Наша Жизнь» №19, 28.05.2020г.

От редакции: если у наших читателей остались вопросы, то просим высылать их на наш электронный адрес Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. или задавать по телефону редакции: 73-04-43, по мере накопления Сергей Николаевич Молчанов готов на них ответить.


Данная публикация была подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание данной публикации является предметом ответственности автора и не отражает точку зрения Европейского Союза.

Последнее изменениеПятница, 29 мая 2020 21:52
Наверх
Assembled by Nebel