Суббота, 13 июля
Меню

В Павлодаре судят воспитателя из-за падения кровати на детей

  • Майя Шуакбаева
  • 82
В Павлодаре судят воспитателя из-за падения кровати на детей
фото Асхата Аманбекова

Сотрудницу частного детского сада обвиняют в ненадлежащем исполнении обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья маленьких подопечных.  

По версии следствия, 29 февраля этого года в группе «Балапан», около 17 часов трехъярусная кровать упала на малолетнего ребёнка. Детей, раскачивавших незакрепленную мебель, было трое. Двухлетнего малыша госпитализировали в отделение травматологии не из дошкольного учреждения, а из дома. Мама обратилась с заявлением в полицию. Теперь начался суд.

«Телесные повреждения, описанные в медицинской документации, в виде закрытого перелома правой плечевой кости без смещения образовались от воздействия какого-либо тупого твердого предмета предположительно в результате произошедшего инцидента. Таким образом, в результате ненадлежащего исполнения обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья малолетних гражданкой К.,  добровольно принявшей на себя такую обязанность, здоровью малолетнего Ж. причинен вред средней степени тяжести», – говорит государственный обвинитель Марат Алькенов.   

Обвиняемой воспитательнице детского сада – самой матери двух маленьких детей, теперь грозит до двух лет лишения свободы. Главным образом за то, что она не сообщила о происшествии родителям пострадавшего малыша и не вызвала «скорую помощь».

«Я собирала игрушки и не заметила, как дети (…) раскачивали эту кровать, и на них эта кровать упала. Я услышала грохот, сразу подбежала поднимать кровать с нянечкой вместе. Потом я сразу побежала к директору. Сама была в шоке, что так случилось, что кровати не прикрученные — я не знала. Директор включила камеры, посмотрела этот момент, сказала мне не сообщать родителям, никому ничего не говорить. А идти в группу и наблюдать за детьми», — заявила подсудимая.

По словам воспитательницы, видимых телесных повреждений, кровоподтеков или синяков у детей в ходе визуального осмотра она не заметила. Пострадавший ребенок долго плакал, но после ужина и до прихода матери в 18 часов 30 минут на боли в руке или плече не жаловался. Впрочем, ребёнок, как выяснилось, еще не умел говорить.  Трехъярусные кровати, по словам обвиняемой, раньше были прикреплены друг к другу. Как выяснилось, в январе, когда воспитательница находилась на больничном, ее напарница попросила демонтировать лестницы на кроватях.  Дети взбирались на них и часто падали. Пришедший мастер лестницы демонтировал, но кровати между собой, как оказалось, не скрепил. 

«Как в дошкольном учреждении вообще могли поставить трехъярусные кровати и, тем более, не закрепить их к стене?» – недоумевает мама пострадавшего ребёнка Акмарал Жуматаева.

После несчастного случая ее малыш не ходит в детский сад, состоит на учете у невролога и теперь постоянно получает уколы. Недавно у ребенка появились судороги, и без соответствующего лечения может развиться эпилепсия.

«Мне не позвонили. Ни воспитатель, ни директор не сообщили, что произошло в саду. Я пришла за ребенком, мне его просто вывели. Воспитатель сказала, что все хорошо Я никак не думала, что ребенок может пострадать в детском саду, мы же платим за его безопасность и платим немалые деньги. Несколько часов ребёнок терпел боль от перелома. Они не признают эту вину. Я хочу справедливости! И лишение свободы, и моральный вред – пусть все будет, как положено, потому что ребенок пострадал. Ему было всего два года. У него психотравма, испуг. Он дома, кстати, стал бояться залезать на кровать, спал на полу. И если вдруг эпилепсия, я не знаю, что будет, когда он подрастет», — сетует женщина.

Изначально уголовное дело завели в отношении директора детского сада. Тогда стороны пытались примириться до суда, но не смогли найти общего языка. Когда обвинения предъявили уже воспитательнице учреждения, пострадавшие уменьшили сумму для примирения до 1,1 млн тенге. По словам обвиняемой, детский сад согласился дать ей 350 тысяч тенге, поручив оставшуюся выплатить самостоятельно. У рядовой сотрудницы дошкольного учреждения таких денег не нашлось, и дело дошло до суда. Учредитель и теперь уже бывший директор детского сада проходят по делу как свидетели.

Как сообщила, отвечая на вопрос прокурора, воспитатель, в частном центре около восьми детских групп, и в каждой стоят трехъярусные кровати.