Суббота, 13 июля
Меню

И вновь о маркировке лекарств: дьявол кроется в деталях

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 157
И вновь о маркировке лекарств: дьявол кроется в деталях
Коллаж редакции НЖ

Вот и вступило в силу постановление правительства РК о маркировке лекарств и медизделий, скопированный с российских образцов в рамках ЕАЭС. На первый взгляд, ничего не случилось – все аптеки работают в штатном режиме. Но это пока: расторговываются приобретенные ранее запасы. Тем не менее, цены уже пошли в галоп. И дело не только в росте курса доллара — практически все препараты, продающиеся в Казахстане, импортного производства, а если местного, то субстанции для них все равно поступают из-за рубежа. Дело именно в маркировке – предприниматели уже начали «отбивать» затраты на оборудование и увеличение штатов, о которых мы ранее говорили с Талгатом Омаровым, руководителем Казахстанской Ассоциации независимых аптек. Именно с его подачи мажилисмен Бахыт Сагындыкова сделала депутатский запрос премьер-министру о целесообразности нововведения.

Хотя парламент РК вышел на каникулы, депутат от ОСДП любезно поделилась с информагенством Наша жизнь ответом Олжаса Бектенова, премьер-министра РК:

«В рамках международных обязательств в 2019 году ратифицировано Соглашение о маркировке товаров средствами идентификации в Евразийском экономическом союзе (далее – ЕАЭС). 

В этой связи постановлением Правительства РК от 10 сентября 2020 года № 568 «Об определении перечня товаров, подлежащих маркировке» с 1 июля 2022 года было предусмотрено внедрение обязательной маркировки только для 90 позиций лекарственных средств (далее – ЛС).

Однако, учитывая отсутствие необходимой подготовки со стороны бизнес-сообщества, внедрение маркировки всех оставшихся лекарственных средств (выделено нами – ИА НЖ) перенесено на 1 июля 2024 года (постановление Правительства РК от 21.10.2023г. № 931).

Правительством по результатам конкурсных процедур в соответствии с подпунктом 11-2) статьи 6 Закона РК «О регулировании торговой деятельности» (далее – Закон) АО «Казахтелеком» определен единым оператором маркировки и прослеживаемости товаров (далее – единый оператор).

В соответствии с пунктом 8 статьи 36 Закона «Об информатизации» единый оператор использует собственное программное обеспечение. Информационные данные, хранящиеся и обрабатываемые в ИС МПТ, хранятся в защитном контуре в центре обработки данных (далее – ЦОД) АО «Казахтелеком».

Кроме того, в 2022 году и октябре 2023 года проведены испытания ИС МПТ на соответствие требованиям информационной безопасности, в результате которых нарушений информационной безопасности не выявлено (выдан акт испытаний).

Программное обеспечение, используемое для маркировки и прослеживаемости товаров средствами идентификации, является казахстанским, и единый оператор гарантирует сохранность передаваемых данных и обеспечивает конфиденциальность информации в соответствии с законодательством Республики Казахстан.

Таким образом, система маркировки и прослеживаемости товаров позволяет защитить отечественный рынок от контрафактной и некачественной продукции, повысить конкурентоспособность отечественных производителей на рынке ЕАЭС, а также обеспечить поступление дополнительных средств в бюджет (НДС, акциз, таможенная пошлина)».

Талгат Омаров так прокомментировал это послание-оправдание:

«Ответ премьера неубедителен. Могли хотя бы прикрепить документ, что Казахтелеком является правообладателем интеллектуальной собственности на программу ИС МПТ. А сервер Казахтелекома, интересно, где находится? Надеюсь, в Казахстане, а не в той же России, например.

Более того, необходимо отталкиваться от реальных материалов, когда говорят о контрафакте и фальсификатах. Если бы было изучено каким-либо институтом, что мы проверили 1000 аптек и, изучив продукцию, которой они торгуют, насчитали столько-то процентов контрафакта, а столько-то фальсификата, то можно было бы этим оперировать».

Словом, правительство вновь, пытаясь решить одну проблему, причем в государственной системе, создает сотню новых, но уже всем казахстанцам.

Почему мы так думаем? А это не мы, а практики, те, кто ежедневно работает в этой системе и знает не понаслышке обо всех ее проблемах. Своим мнением с ИА НЖ поделилась Джексембиева Фатима Муратовна – провизор с 35-летним стажем, высшая категория.

— Каких проблем в связи с введением маркировки вы опасаетесь?

— Во-первых, проблемы с интернетом. Ни для кого не новость, что он у нас работает плохо, а во многих местах, особенно в сельской местности, вообще недоступен. И когда пользователи массово будут заходить в систему, она повиснет. Как это уже происходит с Е-gov, ЭСФ и сайтом госзакупок.

Нам говорят, что программа якобы готова и отработана. Со всей ответственностью заявляю, что это не так! Мы понятия не имеем, как это будет работать на практике. Но, судя по уже известному алгоритму, можно понять, что на обслуживание одного покупателя будет уходить минимум 10 минут. А ведь в аптеку приходят больные люди! Хватит ли у них сил и терпения ожидать столько времени?

Следующий момент: отпуск лекарств отдельными блистерами, ампулами и т.д. станет невозможным, мы сможем продавать только упаковками, а они могут быть и по 20-30-50 блистеров. Это вопрос цены, которая станет для многих просто недоступной, не от хорошей жизни и не по прихоти у нас покупают часть упаковки.

В-третьих, стоимость лекарств с 1 июля стала увеличиваться в галопирующем темпе. Вчера актовегин стоил 1700, сегодня 1900, завтра в прогнозе стоит 2100. Как угнаться за этими ценами? Особенно когда розничные аптеки ограничены приказом о предельных ценах, выше которых мы не имеем права продавать лекарства. Следовательно, мы просто перестанем покупать эти препараты, не будем же мы торговать себе в убыток! Отсюда возможен дефицит лекарств.

Далее – сельские аптеки. Они не только зачастую не имеют возможности выходить в интернет, у них и необходимого программного обеспечения нет. Оно стоит в районе полумиллиона тенге, они просто не могут себе позволить его купить. Причем сельские аптечные работники часто не имеют соответствующего образования, они вряд ли смогут разобраться в тонкостях программы маркировки, безошибочно ее заполнять. И, скорее всего, просто закроются от греха подальше. Как тогда снабжать лекарствами сельское население?

Тут, куда ни кинь – всюду клин.

Хотя изначально, насколько мне известно, маркировка не касалась именно розницы. Она была предназначена для СК Фармации, оптовых складов и больничных аптек – именно там хотели отследить контрафакт.

Для аптек же вполне достаточно будет документов, что мы приобрели маркированные медпрепараты с оптового склада. Это легко проверяется и не требует всех этих накладных расходов, времени наших клиентов и нервов фармацевтов и провизоров.

Для рядового покупателя маркировка не несет какой-либо важной информации, только то, что лекарство произведено на таком-то заводе. И все. Стоит ли ради этого такой огород городить?

Российские коллеги, с которыми мы тесно общаемся, и где эта система не так давно была введена, они воют и хватаются за голову. Оформление полученных препаратов вместо нескольких минут, как сейчас, занимает два-три часа – в лучшем случае! А обычно пять-шесть часов – практически полный рабочий день. И пока препарат не «сядет» в систему, продавать его нельзя! Это катастрофа для частной аптеки. Это в больничной можно подождать хоть день, хоть два – лекарства там заказывают загодя и с запасом, а если клиент – больной человек – пришел за лекарством, а ты его продать ему не можешь, хотя вот оно, его возможное спасение – это ненормально! А потом разборки и объяснения с налоговиками, почему препарат поступил 1-го, а торговать стали 2-го или того дольше, потому что в выходные дни государственная программа просто-напросто не работает! И что будет твориться в понедельник в 9 утра, когда они включат свои компьютеры, а мы кинемся вводить все препараты, что получили с пятницы, думаю, все понимают.

Наверное, они думают, что в аптеку приходят один-два человека в час и те могут себе позволить спокойно подождать, пока мы все кнопки понажимаем, и все программы нас не выбросят и зарегистрируют. Но, уверяю вас, так не бывает. За малейшую задержку в продаже медпрепаратов в наших фармацевтов чем только не швыряли и какие слова только не говорили. И я с ужасом думаю, что начнется после полного введения этой маркировки. Туда бы этих законодателей. Мы бы послушали, что им скажут наши постоянные клиенты…