Воскресенье, 16 июня
Меню

«Ночь в музее-2024». Авангард

  • Ирина Ковалёва
  • 504
«Ночь в музее-2024». Авангард
фото автора

В Павлодаре прошла крупнейшая тусовка креативной молодежи, ценящей неординарное искусство и творческие эксперименты. Художественный музей имени Н. Нурмухаммедова провел «Ночь в музее» — «Новые степные-2024», посвященную 30-летию первой в РК выставке художников-авангардистов и модернистов «Новые степные».

Необычная экспозиция будет работать до конца месяца. В ней представлен павлодарский, казахстанский, российский авангард 20-21 веков: живопись, графика, ассамбляж, видео и медиа-арт из фонда музея и частных коллекций.

Было ярко, громко и интересно. В этот вечер в музее сказали «нет» строгому академизму и классике, и «да» всему новому и необычному. Но лишь отчасти – ведь многие творения художников-авангардистов, когда-то не совсем понятых и принятых, сегодня уже стали современной классикой.

«Здесь представлен авангард еще советского периода, это настолько дорогие памятники искусства, многие даже не осознают, что они стоят миллионы. Если кто заинтересуется, то на Sotheby’s они реально просто диких денег стоят. Сейчас они находятся в Павлодаре, их можно увидеть на этой выставке», – пояснил один из организаторов и участников выставки «Новые степные» в 1994 году, журналист газеты «Звезда Прииртышья», куратор нынешней выставки Фёдор Ковалёв.

Особое место в экспозиции занимают работы участников первой в Казахстане выставки художников авангардистов и модернистов «Новые степные». О том, как возникли авангардисты в 80-е и в 90-е годы в Павлодаре – удаленном от мегаполисов городе, рассказал единственный оставшийся в Павлодаре участник первых «Новых степных» Рамазан Копеев:

«Я однажды своему сокурснику-студенту сказал: «Давай будем заниматься авангардом!». А он ответил: «Авангардом нельзя заниматься, им нужно жить!». Это было бурное время для всей страны. У нас был гениальнейший фотограф Едыге Ниязов. С его подачи мы начали заниматься фотографией и живописью. Здесь жил Вадим Овчинников, была с ним прямая связь через его дядю, Едыге Ниязова. Потом он жил в Питере. Оттуда пошла эта волна, «Новое искусство» Тимура Новикова, и отголосок пришел к нам. Основной костяк «Новых степных» — скандальный Игорь Рятов, неповторимый Аскар Каршигин, брутальный Маркунас Кестутис. Ну, и ваш покорный слуга!».

Как начинались выставки «Новых степных», на вернисаже рассказал известный павлодарский живописец Виктор Поликарпов, сам не чурающийся экспериментов в искусстве. В 1989 году руководитель музыкального училища Виктор Денисенко решил изменить внешний вид фойе и поручил это дело художнику Виктору Поликарпову.

«Вначале хотел сделать свою выставку», — вспоминает Виктор Поликарпов. – «Но вдруг появились мои друзья-авангардисты, и в итоге решили организовать выставку именно авангарда. И представьте тот взрыв в обществе, когда для картин людей, которых даже близко не подпускали к музеям, нашлось место!».

Словом, шалость удалась! Правда, та выставка, увы, закрылась очень быстро. Мне удалось на ней побывать – учителя художественной школы успели привести на экскурсию своих учеников. Мы, подростки-художники, были зачарованы такой смелостью и свободой выражения творчества, хотя в «художке» тех лет педагоги давали очень многое для реализации. А экспозиция 1994 года – первая в независимом Казахстане выставка художников-модернистов уже имела оглушительный успех.

«С трудом верится, что прошло 30 лет с выставки «Новые степные-2», — говорит художник, педагог, член Союза художников РК Ольга Ловина. – «Это была очаровательная, безбашенная экспозиция. Все такие юные и дерзкие! Рядом с теми ребятами были и более зрелые художники – Виктор Поликарпов, Михаил Бекетов, я и другие авторы. Но умение радоваться, удивляться, нестандартно мыслить было общим».

«В 1994-м в беседе с Поликарповым у нас родилась идея провести выставку «Новые степные-2» с новыми авторами. От Виктора Фёдоровича я получил благословение: «Будешь павлодарским Дягилевым». Я не сомневался, что в Павлодаре есть авангардисты, и решил их найти», — рассказывает Фёдор Ковалёв, который представил историю выставок «Новых степных», а также прочитал лекцию «Как понимать авангард и почему он дорого стоит?».

Об авангарде из фондов музея и о художниках, чьи смелые идеи и эксперименты изменили лицо искусства навсегда, посетителям рассказала сотрудник музея Татьяна Апалимова.

Ещё один участник выставки 1994 года — директор ТОО «Ertis Media» Руслан Билялов. 30 лет назад его картины организатор выставки Фёдор Ковалёв увидел в экспозиции художественной школы.

А член Союза художников Андрей Оразбаев представил абстрактную живопись и в полотнах на стенах, и на мастер-классе. Прямо перед изумленной публикой мастер перформанса создал две авангардные картины.

Привлекали публику ассамбляжи павлодарца Станислава Чевтаева, в свое время завоевавшего победу на творческом конкурсе «Шабыт». Это сборные объемные «картины» из разных, казалось бы, несовместимых предметов, объединенных одной мыслью. А также его действующие, но очень необычные на вид интерьерные объекты – светильники, био-камин «Парус» и так далее.

Экспонируются работы признанных мастеров андеграунда из собрания музея. В фондовой коллекции есть авангард, начиная с 20-х годов 20 века.

«Например, Тышлер — прекрасный театральный художник, но работал и в своей стезе – красивейшей фантазийной теме», — говорит искусствовед, хранитель фондов художественного музея Елена Дубовая. – «У нас прекрасно представлены художники-шестидесятники, это неофициальное, андеграундное искусство. Борис Жутовский – это тот человек, который стоял перед Хрущевым и говорил: «Да, это моя работа», а Хрущев на него кричал: «На лесоповал!». Потом, правда, извинился. Но, тем не менее, это было сказано и подхвачено прессой, что по тем временам было очень серьезно. Все эти художники ушли на квартирники: Крюков, Крапивницкий, Зубков, Тышлер, — все, что у нас там представлено».

Вспомнили тех, кто стоял у истоков павлодарского авангарда. Так, на выставке представлены фондовские работы павлодарцев, представителей ленинградского андеграунда Вадима и Александра Овчинниковых, Игоря Рятова.

«Эти эксперименты — их свободомыслие, отношение к музыке и, может, даже «шаманизму», — продолжает Елена Дубовая. – «Это владение банджо, гитарами, электроакустикой. Вадим Овчинников написал свой знаменитый кюй-рок, — такой синтез всегда был в их живописи, творчестве. Уже потом Вадим Овчинников выставлялся в Мраморном Дворце, в Русском музее, в американских городах. Как и фотоработы Едыге Ниязова — он был одним из вдохновителей. Ниязов был человеком космического плана: интеллектуал, великолепно знающий фотографию и музыку, замечательно разбирался в живописи и графике. Последние годы он работал в художественном музее, и мы очень много у него почерпнули».

А потому на входе в зал – фотоистория питерского и по совместительству павлодарского авангарда в лицах. Есть и знаменитые ниязовские снимки группы «Кино».

Из новых авторов – свой проект «Жизнь и глянец» представила фотограф Елена Шангай. Еще два свободных художника нового направления показали свои умения на вернисаже. Руслан Касимов «Faster» дал урок граффити, а Владимир Зубко «Rheos» создал трафаретный портрет одной из зрительниц в необычной технике. Между тем, известные произведения этих художников не повесишь в музей – их «холстами» становится улица, огромные стены домов и заборы. Муралы Касимова и Зубко украшают не только Павлодар, но и другие казахстанские города.

«На выставке такая энергия творческих людей, такие идеи! Муза, как говорится, просто прет после этого! На такие встречи приходишь именно за такой атмосферой», — говорит о своих впечатлениях Елизавета Красноперова, студентка второго курса Павлодарского художественного колледжа. – «Про «Новых степных» я слышала в колледже. А сейчас на выставке представлены творческие работы наших студентов третьего и четвертого курсов. Изначально колледж дает академическую базу, на которой строятся разные виды современного искусства. Сначала дается фундамент, а потом уже нам помогают искать и развивать свой стиль, в том числе и авангардный. Думаю, что всем, кто хочет совершенствоваться, это дается, главное – приложить усилия».

Дух выставок «Новых степных» в музейном зале для «Ночи в музее» не просто воссоздали. Свежее дыхание ветра новой степи – в каждой детали. Стремянка, оставленная после монтажа экспозиции, – отсылка к выставке 1994 года. Тогда с такой же читал свои стихи павлодарский поэт Евгений Дымов. В общем, основной темы придерживались, но в проявлении не сдерживали.

Для зрителей представили несколько авангардных коллекций театра моды «Вернисаж», перформанс с картиной-трансформером, устроили настоящую вечеринку с диджеем и динамичный танцевальный сейшн уличной фристайл команды «Крамп». В этом главная задача: дать возможность проявить себя молодым – сегодняшним «Новым степным». И показать первые эксперименты нынешних юных бунтарей и искателей.

Самый юный участник – 11-летний павлодарский школьник Радомир Ковалёв. В лектории музея в день открытия экспозиции он представил два арт-объекта: инсталляцию «Жажда» и медиа-арт «Техно Штейнберг», оживив и озвучив в компьютерной программе картину классика геометрии в живописи, советского и российского авангардиста Эдуарда Штейнберга.

«Больше, чем что-либо, меня зацепили арт-объекты юного дарования Радомира Ковалева», — поделилась своим мнением художник, педагог, член Союза художников РК Ольга Ловина. – «Дело в том, что у меня есть произведение под названием «Жажда». И вдруг я вижу работу с таким же названием. Их объединяет именно этот нерв, ассоциация, состояние жажды. Пустой стеклянный графин, его пробка, сквозь которую проходит луч лазера на вращающейся платформе из деталей лего-конструктора – и хаотичный текучий красный рисунок света на стене. Это все нужно было придумать и продумать, и самое главное, эффект достигнут. Я невольно потянулась за бутылкой воды, чтобы сделать глоток. А синтезатор из произведения Штейнберга! Считаю, за такими вещами будущее перформанса и арт-объектов. Мне близка идея сочетания музыки, изобразительного элемента, трехмерной пластики. И я вижу эту интеграцию. В этих работах передан сам дух художественного направления, и ты в моменте присутствуешь при создании. Не побоюсь сравнения: в музее «Эрарта» в Санкт-Петербурге или же в Таллинне и в других музеях современного искусства, именно такая визуальная игра со зрителем, его участие очень актуальны. Конечно, там другой масштаб. Но сейчас мы видим на вернисаже в работах Радомира более миниатюрный первый шаг. Рождаются индивидуальные для каждого зрителя образы, плюс конструктивизм – сама по себе интересная штука. А тут возникает музыка, движение! Возникает желание еще и еще раз пробовать поиграть в картину. У этого направления, я считаю, есть будущее. Своеобразные «куколки авангардистов» раскрываются».

Сам четвероклассник признался, что очень взволнован участием своих экспериментов на одной площадке с работами не только павлодарских авангардистов, но и с шедеврами звезд казахстанского и мирового уровня – загадочного Калмыкова, скандального участника той самой «бульдозерной» московской выставки Жутовского, легенд питерского андеграунда братьев Овчинниковых и Игоря Рятова и других.

«Я была на выставке в музучилище 30 лет назад, мне было очень интересно», — вспоминает искусствовед Елена Дубовая. – «Да, говорят, что тогда искусствоведы ругали. Может быть, ведь глаза были зашорены – везде соцреализм. И тогда эти моменты свободомыслия уже начинались. Музей немного сторонился. Но, я думаю, мы будем повторять выставки, и самое главное – копить материал. Это для музейщиков прекрасная возможность. Сейчас мы увидели несколько молодых художников, которые учатся, и все они с заявками на мыслителей, мудрецов, и конечно же, на композиторов живописи».

Как искать и проявлять себя, когда не надо прорываться через сопротивление и свободы через край? Какой он, авангард сегодня?  

Искусствоведы, ориентируясь на важные каноны в искусстве, утверждают, что сегодняшний авангард пока проигрывает по широте мысли, но по возможностям техническим – выигрывает. И предлагают наблюдать, воспитывать, создавать общественное мнение и группы поддержки: это очень интересно, что получится у бурлящей идеями молодежи.