Четверг, 30 мая
Меню

Павлодарка заявила, что почти год хранит сперму чиновника на юбке

  • Ольга Воронько
  • 266
Павлодарка заявила, что почти год хранит сперму чиновника на юбке
Фото: Ольга Воронько

Обвиняемая в вымогательстве у первого замакима Павлодарской области рассказала Ratel.kz, что хранит свою одежду, как Моника Левински – платье.

В специализированном суде по угловным делам Павлодарской области началось главное судебное разбирательство по делу о вымогательстве особо крупной суммы у первого замакима Павлодарской области Серика Батыргужинова со стороны Айгуль Каримовой.

Напомним, согласно обвинительному заключению, 19 мая 2023 года Айгуль была принята Батыргужиновым в кабинете ГУ «Аппарат акима Павлодарской области», а потом они поддерживали связь. С мая по сентябрь 2023 года чиновник передавал женщине то 50, то 100 тысяч тенге. А 24 сентября она, по версии следствия, потребовала с Батыргужинова 10 тысяч долларов, угрожая в противном случае распространить в соцсетях «неправдивые сведения об интимных отношениях на рабочем месте» (речь о комнате отдыха, расположенной за рабочим кабинетом замакима в здании акимата области), а еще рассказать о них супруге замакима. Чиновник через знакомого Ерболата Сайдахметова перечислил Айгуль 4 812 000 тенге.

С 6 по 14 ноября 2023 года она, по версии следствия, потребовала уже 20 миллионов тенге, после чего замакима понял, что этому не будет конца, и обратился в правоохранительные органы. По версии же Каримовой, после инцидента в акимате Батыргужинов пообещал ей помочь с получением квартиры, потому что ее ребенок-инвалид умер, после чего ее вычеркнули из льготной очереди на жилье в Астане.

Суд идет с участием присяжных заседателей. Каримова не под арестом и пользуется услугами государственного адвоката. Первый адвокат ее не устроил, поэтому сегодня, 22 апреля она попросила назначить ей другого, толком не объяснив суду, чем плох первый. Ей пошли навстречу, но предупредили, что бесконечно менять адвокатов не будут. Сегодняшнее заседание пришлось прервать, следующее назначено на 2 мая.

Выйдя из здания суда, Каримова подошла к нам с коллегой и рассказала, что познакомилась с руководством Павлодарской области, когда писала акиму на его рабочей странице о том, что в зале ожидания павлодарского аэропорта всего два кресла и что этого очень мало. Аким, по ее словам, помог ей устроить на лечение маму. А первый замакима (он вообще-то отвечает за вопросы сельского хозяйства) квартиру так и не дал. В машине, рассказала подсудимая, у нее лежит юбка в полоску, в которой она была на приеме у замакима 19 мая 2023 года и которую с тех пор всегда держит при себе.

— Я побоялась отдавать ее следователям, чтобы они ее не постирали, — рассказала Айгуль. – Мне посоветовали разрезать юбку на кусочки, чтобы на руках тоже остались доказательства. Но вдруг эти доказательства испачкали не всю юбку.

Напомним, в 1998 году в Америке разгорелся скандал с синим платьем бывшей стажерки Белого дома Моники Левински, которая не стирала его три года, тщательно сохраняя биологические следы демократа и 42-го президента США Билла Клинтона. Как выяснилось, пара занималась оральным сексом на рабочем месте – в Овальном кабинете. Синее платье стало главной уликой и вошло в историю как наряд, который чуть было не стоил Клинтону карьеры. Его вернули хозяйке из прокуратуры только в 2001 году, вроде бы Моника затем собиралась его сжечь. Одна из самых любопытных деталей этой истории заключается в том, что она, в целом, сыграла на руку Хиллари Клинтон – в политическом смысле, разумеется. Ее достойное и сдержанное поведение в столь неприятной ситуации обеспечило ей популярность среди женщин средних лет, которые составляют весьма значимую электоральную группу. У нее сложился имидж талантливой и целеустремленной женщины, которая некогда пожертвовала собственной карьерой ради карьеры мужа, помогла ему достичь вершины, всегда была на его стороне.

В Казахстане в свое время такой имидж сложился у второй жены Куандыка Бишимбаева Назым Кахарман, которая во время первого суда над ним по делу о коррупции, несмотря на измену мужа, была его общественным защитником и затем ездила с детьми в колонию.