Суббота, 20 апреля
Меню

Обманут ли Нуржигитова с Нысанбаевым как в прошлом году Сулейменову 

  • Ольга Воронько
  • 3042
Обманут ли Нуржигитова с Нысанбаевым как в прошлом году Сулейменову 
фото с сайта Ratel.kz

Природоохранные попуски в уникальную пойму Иртыша мешают властям и бизнесменам ВКО и Павлодарской области, сообщает Ratel.kz.

Продолжение. Начало здесьздесьздесьздесь здесь и здесь.

Руководитель управления недропользования, окружающей среды и водных ресурсов Павлодарской области Айгерим Кабылтаева, возможно, не с собственной подачи, но озвучила предложение для межведомственной комиссии — начать природоохранные попуски воды из водохранилищ Восточного Казахстана в первой декаде апреля в объеме 5,0-5,5 км3. Продолжительностью они, по мнению главного эколога региона, должны быть не более 20 суток. Это позволит залить 70 процентов поймы Иртыша. Но и этим 70 процентам из-за того, что  глубоко промерзшая почва еще не успеет оттаять, от таких попусков пользы будет мало.

И это притом, что, недавно «Казгидромет» выпустил справку-консультацию о накоплении влагозапасов по состоянию на 1 марта 2024г. Согласно приведенных в ней данных, сумма осадков за период влагонакопления в ВКО и Абайской областях на правобережных притоках Иртыша (реки Уба и Ульба) выше на 76% от нормы, в бассейнах рек Бухтарминского водохранилища выше на 62%, на левобережье Иртыша на 73%.  Запас снега в бассейнах рек Уба и Ульба выше нормы на 69%, в зоне Бухтарминского водохранилища в два раза, на левобережье на 41 % выше нормы.

Имея такие запаса влаги и снега, по словам специалистов, можно, в кои-то веки провести нормальные весенние попуски в объеме 9,0 – 9,5 км3 и при этом залить до 97 % поймы. То есть зальются те участки поймы, которые не заливались десятилетиями. Для чего? Чтобы в реке было много рыбы, которая нерестится в озерках, образующихся в результате разлива, а в пойме выросло много сена. Не получая нужное количество воды весной, пойма Иртыша деградирует, теряет ценные кормовые растения, животных и птиц, река скоро останется вовсе без рыбы.

Как известно, до строительства в 60-х годах прошлого века в ВКО каскада гидроэлектростанций и соответственно водохранилищ, которые накапливают воду, чтобы при ее сбросе вырабатывать дешевую электроэнергию, Иртыш был не зарегулирован и долгие годы создавал особенную, живущую по своим законам экосис­тему – плодородную пойму, заливаемую дважды в год. Весной пойма покрывалась водой после сходов снегов с полей, в результате чего образовывались тысячи небольших хорошо прогреваемых озер, куда уходила нереститься рыба. Осенью, пос­ле летнего таяния ледников в горах Алтая, где река берет свое начало, пойма заливалась снова, и подросшие мальки возвращались назад в Иртыш.

Чтобы не потерять окончательно рыбное и луговое богатство после строительства каскада водохранилищ и были придуманы природоохранные попуски – ежегодно весной определенное количество воды определенное количество дней должно сбрасываться из Щульбы и Бухтармы без выработки электроэнергии. Разумеется, энергетикам это не выгодно, но даже когда восточноказахстанские ГЭС в 1997 году передавались в концессию американской энергетической компании AES, в контракте было прописано, что инвесторы обязаны давать пойме воду не допустить деградации пойменных земель и лесов.

В прошлом году, напомним, со стороны минэкологии была совершена настоящая диверсия. Молоденькой и неопытной министру экологии Зульфие Сулейменовой кто-то что-то наплел, и она дала указание фактически саботировать решение межведомственной комиссии, хотя даже при выполнении плана пойма была бы затоплена только на 65 процентов. «Отклонение от запланированных сбросов приведет к ухудшению экосистемы поймы и снижению урожайности сенокосных угодий», — пытались достучаться до министра депутаты мажилиса, что затем и произошло – регион остался без сена. Министр же, как под гипнозом, утверждала, что, мол, в водохранилищах и реках, их питающих, воды мало, если ее сбрасывать согласно плану, уровень воды в водохранилищах опустится ниже критического.

— Сколько мы должны спустить воды решает не ГЭС, а Иртышская бассейновая инспекция и министерство экологии, никакого критического уровня у нас не было, — подтвердил мне чуть позже, в кулуарах проходившего в Астане седьмого международного инвестиционного конгресса «Гидроэнергетика Центральная Азия и Каспий» начальник гидромеханической службы Шульбинсакой ГЭС Ануар Азимханов.

— Но даже если бы уровень действительно был критическим, достаточно было просто около недели подождать и начинать попуски в третьей декаде апреля, когда потеплеет и реки станут более полноводными, — сетовал мажилисмен и бывший замакима Павлодарской области Нуржан Ашимбетов. – Мы в свое время в случае поздней весны всегда добивались более позднего попуска.

Зачем же губили пойму? Есть предположение – на неопытного министра надавили те, кто владеет домами отдыха на Бухтарме и кому не хочется, чтобы вода уходила сильно далеко от их пляжей. Они же, мол, зимой не дают накапливать необходимый запас, чтобы в случае весеннего многоводья их дома отдыха не затопило. О противодействие со стороны этого «туристического лобби» Восточно-Казахстанской области в письме акиму Павлодарской области на днях написал и энергетик с 40-летним стажем Даурен Сарсенбаев.

«Именно «туристическое лобби» в прошлом году заставила молодую министра экологии в период похолодания (и соответственно с уменьшением водности рек Уба и Ульба), уменьшить сбросы с Усть-Каменогорского водохранилища с 500 м3/с до 380 м3/с, мотивируя это тем, что наполнение Бухтарминского водохранилища было незначительным, — сказано в письме. — В результате непродуманного решения министра экологии павлодарская пойма осталась без воды, резко сократилась урожайность кормовых трав. Из-за нехватки сена Павлодарские фермеры вынуждены были забивать скот. Естественно, в весенний период погода нестабильна, и возможны затоки похолодания. В 2024 году, в случае уменьшения водности рек Уба и Ульба необходимо Павлодарской области продавливать вопрос о максимальных сбросах с Усть-Каменогорской ГЭС. Имея такие влаго- и снегозапасы в Алтайских горах, как бы не получилась обратная ситуация – Бухтарминское водохранилище начнет интенсивно наполнятся, а базы отдыха при наполнении Бухтарминского водохранилища свыше 43 кубокилометра начинает затапливать. Я точный год не помню, но лет 7-8 назад так оно и было. Тогда Бухтарминское водохранилище было наполнено почти до проектных отметок (но не критических) и многие базы отдыха были по крышу затоплены. Тогда тоже «туристическое лобби» ВКО пробило вопрос о резком увеличении сбросов с Усть-Каменогорской ГЭС в июне месяце, в результате чего в июне месяце в Павлодаре была вторично затоплена пойма, трава сгнила, в городе Павлодар полностью ушел под воду пляж. Что же получается? А получается так, что земельные участки районные акиматы Восточно-Казахстанской области выдавал фактически на дне водохранилища. А почему в этом случае не сделали оргвыводы? Не снесли базы отдыха?.. Владельцы баз отдыха хотят, чтобы вода в Бухтарминском водохранилище была стабильно на среднем уровне. Когда вода отходит от берегов – то они плачутся, что до воды стало ходить далеко, а когда воды много, то они плачутся, что их базы отдыха затапливает. Если Восточно-Казахстанцы в этом году будут настаивать (в случае затопления баз отдыха) об увеличении сбросов с Усть-Каменогорского водохранилища, то Павлодарская область должна активно противостоять этому. Ведь максимально наполненное Бухтарминское водохранилище является гарантией, что в будущем не повторится ситуация с прошлым годом. Хороший запас воды – это значит, что в маловодные годы пойма будет хорошо затоплена. Я сам с Лебяжинского района, иногда приезжаю к себе на малую родину и вижу, как изменилась пойма Иртыша в худшую сторону.  В детстве и юности (60-70-е годы) я помню вода в Иртыше начинала подниматься в конце апреля- начале мая и уходило в обратно в русло в конце мая- начале июня. Большая вода в Иртыше стояла 1 — 1,5 месяца».

Второй причиной, по которой страдает пойма, является героическая борьба всех последних павлодарских акимов с гнусом.

«Павлодарские ученые хотят, чтобы окончание природоохранного попуска каждый год было не позднее 15 мая (а с учетом того, что от Шульбинска до Павлодара вода по Иртышу бежит определенное количество дней, то фактически попуски должны быть завершены уже в первой декаде мая), чтобы обрабатывать пойму Иртыша от личинок гнуса, до становления ее на крыло, — сказано в письме акиму Павлодарской области. — Но природу не обманешь. Бывают поздние весны, когда реки, притоки Иртыша наполняются талой водой к концу апреля, тогда и попуски надо начинать позже. Откуда взялась эта дата 15 мая? Гнус не солдат, чтобы просыпаться в одно и тоже время, он подвержен природным инстинктам и каждый год он не может в один и тот же день вставать на крыло. Я энергетик с 40-летним стажем и работал на энергопроизводящих предприятиях Павлодарской области, городах Астана и Алматы. Я помню, что наш директор Экибастузкой ГРЭС-1 в конце 90-х годов ездил в город Усть-Каменогорск для участия в совещаниях о начале природоохранного попуска в самом конце апреля. То есть в те годы природоохранные попуски начинались в конце апреля и заканчивались в конце мая. Поэтому, я считаю, учитывая очень благоприятные условия по снегозапасам в горах, необходимо сроки  проведения природоохранного попуска увеличить до 30-35 дней. А комары, мошкара всегда были, есть и будут, независимо от сроков попуска. Я считаю лучше быть с комарами, но зато с хорошими запасами сена, многочисленными и тучными поголовьем скота и обилием молока».

Но, судя по всему, между травостоем и желанием достичь небывалых успехов в травле гнуса, на который в ближайшие три года выделено около восьми миллиардов тенге, власти выберут гнус.

– Для эффективности проведения дезинсекционных мероприятий мы уже направили предложения в межведомственную комиссию, – сказала Айгерим Кабылтаева.