Понедельник, 15 апреля
Меню

Почему казахстанские малыши сгорают и погибают под пулями

  • Ольга Воронько
  • 68
Почему казахстанские малыши сгорают и погибают под пулями
Фото: GETTY IMAGES, из открытых источников

Предложение наказать отца, отправившего четырехлетнюю дочь «за памперсами» в кантар на охваченную огнем площадь Республики, вызывает истерику у части общества, сообщает Ratel.kz.

В специализированном межрайонном суде по делам несовершеннолетних Павлодарской области и в Военном суде РК назначены судебные процессы, вокруг которых так называемые известные общественники страны устроили хайп. В Астане должно начаться рассмотрение апелляционной жалобы на приговор военного суда Алматинского гарнизона, оправдавшего военнослужащего Армана Жумана. Напомним, он обвинялся в том, что 7 января 2022 года на блокпосту отдал приказ стрелять в машину с детьми, в результате чего погибла четырехлетняя Айкөркем Мелдехан. Дело почти все засекречено, поэтому стороны могут говорить все, что хотят – проверить их слова общественность, не получившая допуск к госсекретам, не может.

Отец девочки Айдос Мелдехан и его группа поддержки в многочисленных интервью повторяют, что родители детей в момент трагедии были дома в Турксибском районе города и вообще с 5 по 7 января никуда не выходили, поэтому не знали, что в Алматы стреляют и в стране объявлен режим ЧП. И что дети – 18, 15, семи и четырех лет оказались у площади Республики после семи вечера в поисках продуктов и памперсов.

Защита обвиняемого после оправдательного приговора рассказала: установлено, что между обстрелянной машиной и местонахождением обвиняемого было 700 метров. В условиях зимнего вечернего времени, тумана и гари от сгоревшего акимата военные на блокпосту ее даже видеть не могли, не то, что рассмотреть в салоне детей. Как и единственный свиделель обвинения, утверждавший, что рассмотрел все через глазок. Также по словам адвокатов, в суде было доказано, что 7 января отец вместе со старшим сыном с двух часов дня до пяти вечера катались по городу, то есть имели представление, что там происходит, а в 15.43 даже звонили в 102 с просьбой оказать помощь.  И что 5 и 6 января этот автомобиль тоже ездил по городу, причем, периодически со снятыми номерами – камеры «Сергек» фиксировали его то в одном районе Алматы, то в другом, а как он переезжал из одного места в другое почему-то не видели. К примеру, 5 января машина была зафиксирована на проспекте Суюнбая в районе улицы Громова и «больше не двигалась», а 7 числа, не попав ни на одну камеру, оказалась в районе станции метро «Москва» (Абая западнее от улицы Утеген Батыра). Также по утверждению адвокатов в суде было установлено, что в 18:26, то есть перед самым выездом несовершеннолетних детей за памперсами их отец получил 2 SMS оповещение от AKORDA о том, что необходимо оставаться дома так как идет антитеррористическая операция.

Виновен или нет Жуман может сказать только суд апелляционной инстанции. Но хотелось бы также чтобы органы разобрались и сообщили общественности — оставил ли своих детей в опасности Мелдехан? Потому что у нас в стране дети погибают в тот момент, когда должны находиться под надзором и защитой родителей и никто из любителей хайпа не поднимает по этому поводу шума в соцсетях, зная – «воинствующая общественность» их не поддержит.

В селе Павлодарское в декабре прошлого года государственные органы, возможно, предотвратили трагедию, подобную той, что произошла в одном из сел Карагандинской области 23 февраля, где во время пожара сгорело четверо детей от полутора до пяти лет, оставленных одних дома – родители были у соседей. Началось все с того, что в общественное объединение «Семья и дети. Павлодар» пришло сообщение от жительницы Павлодарского, которая просила совета – что ей делать: «У меня есть сын 6 лет от первого брака, — писала женщина, —  сейчас я в браке, есть дочь. Сына он сильно бьет, развестись боюсь, то что он заберет у меня дочь как мне быть подскажите».

Общественницы обратились в школу № 40, где учится мальчик и узнали от директора, что ситуацию в этой семье разбирали еще в сентябре, когда во время планового медосмотра обнаружили на теле ребенка синяки.

Отчим тогда признался, что бьет его ремнем. Поэтому, когда 3 декабря мальчик не пришел в школу и учителя не смогли дозвониться до матери с отчимом, в известность была поставлена прокуратура и органы опеки. Дети – мальчик и его двухлетняя сестра оказались дома одни, взрослые уехали в город, в открытом доступе была печь длительного горения, два ножа на столе и мешочек с лекарствами.

Детей изъяли, сейчас идет судебный процесс по ограничению родительских прав. Он сопровождается хайпом со стороны «Казахстанского союза родителей», выступающего против законопроектов «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам образования и защиты прав ребёнка» и  «По вопросам обеспечения прав женщин и безопасности детей». Мама детей теперь заявляет, что сожитель ее сына не избивал, а он сам ударился об диван.