Четверг, 22 февраля
Меню

Кто был народу полезнее — нарушитель Елжан Биртанов или Ажар Гиният

  • Ольга Воронько
  • 512
Кто был народу полезнее — нарушитель Елжан Биртанов или Ажар Гиният
фото из открытых источников

Снятая с должности министр имела пятерых заместителей и возила с собой в регионы свиту из нескольких десятков человек, сообщает Ratel.kz.

Ни министр здравоохранения Ажар Гиният, ни один из пяти ее заместителей не смогли за месяц выполнить обещание, данное Ажар Гиниятовной корреспонденту Ratel.kz на пресс-конференции в правительстве 8 января этого года. Тогда я спросила — беспокоит ли министерство ситуация, сложившаяся в инфекционном стационаре павлодарской детской областной больницы, где в некоторых отделениях работают только резиденты с опытом работы до года, да еще и не способные отличить ОРЗ от сальмонеллеза, а грыжу от воспаления легких?

Ажар Гиниятовна прекрасно знала, о чем речь — уже год из-за странностей с экспертизой не движется с места расследование уголовного дела по погибшему по вине врачей малышу. Тамерлан Нурлан, которому благодаря асару была успешно проведена пересадка печени в Турции и которого госпитализировали в павлодарскую больницу в удовлетворительном состоянии, просто чтобы прокапать назначенное турецкими врачами лекарство, в результате манипуляций павлодарских инфекционистов попал в реанимацию. Диафрагментальную грыжу у него приняли за пневмонию, сделали прокол легкого, повредили кишечник, но даже этого не заметили. В итоге даже срочная транспортировка в национальный центр в Астане уже не могла ничего исправить. Ребенок погиб. Еще один малыш — Саид Оспанов, госпитализированный с банальной кишечной инфекцией, едва не погиб, потому что ему отказывались ставить капельницы, доведя до обезвоживания. И только пробивная сила, и грамотность мамы спасли жизнь и здоровье мальчика.

— Это проблема только павлодарского детского инфекционного стационара или всей страны? – спросила я на брифинге у министра. — Возможно, отказ вакцинировать своих детей у многих родителей связан с тем, что они сомневаются в грамотности детских врачей, которые перед прививкой не проверяют состояние ребенка?

Подчеркну, о вине врачей — это не мои выводы, а вердикт после проведенной проверки комитета медицинского и фармацевтического контроля. Затем отец Тамерлана весь год был на связи с Гиният по поводу экспертизы, назначенной органами следствия, но его только кормили обещаниями разобраться. Надо ли говорить, что про меня после пресс-конференции министр тут же забыла? Я напоминала в переписке с министерской пресс-службой, в итоге 2 февраля получила от нее очередное сообщение: “Почему в акимат не пишите? Это их вопрос».

Коллега, Оксана Акулова, в соцсетях рассказала еще одну показательную историю из практики Ажар Гиниятовны. Пообещав в 2021 году, еще будучи вице-министром, курирующим сферу трансплантологии, девушке, которая восемь лет ждет пересадку легких, портативный кислородный аппарат, чтобы той было легче передвигаться, Гиният обещание не выполнила. Журналист периодически напоминала, в последний раз спросила об аппарате в декабре прошлого года. Министр, пишет Оксана, удивилась: «Как? Я думала, вопрос давно решили». И снова обещала помочь. И снова не выполнила обещание.

Вы скажете — не министерское это дело, разбирать каждый отдельный случай, как в истории с портативным аппаратом, и даже каждую отдельную больницу, как в истории с детским инфекционным стационаром. Но, во-первых, не надо было обещать, а, во-вторых, расскажу историю с Елжаном Биртановым. 1 октября 2019 года павлодарка Анастасия Яшкина опубликовала в Facebook пост: «Пациент без лечения остается. До конца года – три месяца, которые могут оказаться фатальными… В Павлодарском областном онкологическом диспансере врачи отказали нам в предоставлении данных препаратов, сославшись на их отсутствие, так как препараты дорогие, рассчитаны только на Алматы и Нур-Султан и в мелкие регионы не поставляются. Для решения проблемы с обеспечением нас препаратами врачи-онкологии Павлодара предложили нам переехать в Актобе на постоянное место жительства и там получать таргетную терапию препаратом «Зелбораф», но уже без комбинации в комплексе с «Мекинист» …»

Это был вторник, у мужа Анастасии Александра Яшкина с четвертой стадией рака кожи оставалось таблеток до воскресенья, после чего его метастазы могли начать неконтролируемо расти. В 2016 году Александру в павлодарском онкодиспансере удалили родинку и заверили, что она не злокачественная. А в июле 2019 обследование показало опухоль головного мозга. Оперировали в Новосибирске, где и определили, что это не самостоятельная опухоль, а метастазы меланомы, четвертая стадия, сразу предупредив, что химиотерапия при данном виде рака неэффективна. В институте онкологии KazIOR Алматы, обследовав Александра, назначили принимать инновационные иммунотерапевтические препараты тафинлар и мекинист по месту жительства. Однако в Павлодарском онкодиспансере мужчине заявили, что препараты дорогие и в регионы не поставляются. Рыночная цена тафинлара в то время была 1,8-2 миллиона тенге, мекиниста – около 800-900 тысяч тенге. Продав все, что можно, семья смогла купить несколько таблеток. Еще несколько таблеток Яшкину передали родственники пациента онкодиспансера, который ушел из жизни.

В октябре 2019 года министром здравоохранения был Елжан Биртанов, который отслеживал публикации в соцсетях и всегда на них реагировал. В комментариях под обращением Анастасии он поручил разобраться в ситуации и доложить ему срочно. Благодаря ему вопрос с таргетной терапией для Александра решился вовремя, препараты ему помогли жить полноценной жизнью.

Биртанова обвиняли в том, что он, заболев коронавирусом в командировке в Таразе, с разрешения премьер-министра Мамина возвращался в Астану не вместе со всеми остальными членами правительства, а бортом санавиации, чтобы не перезаражать весь кабмин. А сколько он экономил бюджетных денег, не таская за собой в собственные командировки свиту из десятков замов и помов? По словам известных медиков, Биртанов владел всей информацией и прекрасно во всем разбирался, поэтому ему не нужны были подсказчики, чтобы отвечать на вопросы населения.

Что касается системных вопросов здравоохранения, это, конечно, тема для серьезных аналитиков. Но то, что за время правления Гиният в фонде социального медицинского страхования сменилось три руководителя (и ни одного, разбирающегося в медицине), а нормальную схему финансирования медицины так и не наладили, подтвердил на расширенном заседании правительства и президент:

— В 2024 году на здравоохранение будет направлено 2,6 трлн тенге. При этом существенного повышения качества и доступности медицинской помощи пока не происходит. Более того, имеет место неэффективное использование ресурсов, которое приводит к серьезной финансовой перегрузке отрасли. Правительству нужно взять на жесткий контроль функционирование системы медстрахования. Данный инструмент должен быть простым и понятным.

Вместо решения вопроса с нормальным финансированием, фонд и министерство занялось принудительным откреплением населения от частных поликлиник, которые люди сами выбрали, и прикреплением их к переполненным государственным. У нас же все для людей.