Четверг, 18 апреля
Меню

За смерть по вине врача больницы будут платить 11 миллионов тенге

  • Ольга Воронько
  • 124
За смерть по вине врача больницы будут платить 11 миллионов тенге
Фото: Shutterstock

Принятыми мажилисом во втором чтении поправками по вопросам здравоохранения внедряется обязательное страхование профессиональной ответственности медицинских работников, сообщает Ratel.kz.

Согласно поправкам в законодательство, каждая медицинская организация будет заключать договор со страховой компанией. Размеры страховых взносов будут рассчитываться в зависимости от класса риска и штатной численности медработников. При этом вводится механизм досудебного урегулирования споров. При обращении пациента в случае нанесения вреда его жизни и здоровью в результате «врачебной ошибки» жалобы предлагается рассматривать независимой экспертной комиссией. Её заключение станет исключительным основанием для осуществления страховой выплаты пациенту, размер которой будет зависеть от степени нанесённого вреда.

Расценки такие:

  • смерть – 3000 МРП;
  • установление инвалидности: первой группы – 800 МРП, второй группы – 600 МРП, третьей группы – 500 МРП;
  • ребёнку с инвалидностью – 500 МРП;
  • без установления инвалидности – 300 МРП.

При этом сохраняется право обращения пациента в Комитет медицинского и фармацевтического контроля МЗ РК или в суд.

До этого больницы крайне редко шли на мирное урегулирование споров с искалеченными в них пациентами. Исключением была разве что Аксуская центральная больница, одно время активно соглашавшаяся заключать мировые соглашения и заглаживать свою вину, и то благодаря принципиальному судье Сауле Досыбаевой. К примеру, суд рассмотрел иск к больнице Зои С., которая родила в АЦБ сына. Суд установил, что роды стимулировали запрещенным к применению гелем, в результате врачебных манипуляций у мальчика оказались травмы шейного отдела позвоночника. К моменту судебного процесса, состоявшегося почти через два года после родов, ребенок был инвалидом, не мог сидеть, лежать на животе, держать голову, часто испытывал боли и судороги. Несчастная мать просила взыскать с больницы 30 миллионов тенге. Но в результате согласилась заключить мировое соглашение, по которому больница обязана выплатить полтора миллиона, провести сыну Зои С. Святозару бесплатную компьютерную томографию шейного отдела позвоночника и МРТ головного мозга и предоставить мальчику квоту на получение лечения в реабилитационном центре Астаны.

16-летней Зареме У. подростковый врач АЦБ поставила диагноз фолликулярная ангина, острый бронхит, в то время как наличие в анализах мочи кетоновых тел и глюкозы указывало на сахарный диабет. В стационаре девушку принимать отказались, заявив, что у нее нет никакого бронхита, а просто ОРВИ, и отправили домой. За две недели, что врачи отмахивались от Заремы, она похудела на 18 килограммов, перестала ходить и в итоге попала в реанимацию в состоянии прекомы. Причем, когда Зарему обследовали в детской областной больнице, выяснилось, что никакой ангины, бронхита и ОРВИ у нее нет, а все проблемы связаны с тем, что врачи проглядели сахарный диабет. По решению суда АЦБ заплатила за моральный вред 300 тысяч тенге, обжаловать и опротестовать определение не стала.

Также судья Досыбаева убедила больницу урегулировать спор в порядке медиации с Ниной Б., мужу которой в АЦБ диагностировали каллезную язву желудка. Оперировать мужчину вопреки установленному Минздравом протоколу лечения аксуские врачи не стали, прописав медикаментозное лечение в домашних условиях. Страдая от сильных болей, он целый год обращался в больницу, но док­тора отправляли его восвояси, пока не довели до рака желудка. За смерть мужа Нина Б. изначально просила 10 миллионов тенге, но в результате медиации согласилась на миллион.

Эта же судья рассмотрела еще один, пожалуй, самый шокирующий иск. У супругов К. в роддоме АЦБ родилась дочь, у которой оказалась врожденная дисфункция коры надпочечников. Из-за этого клитор девочки был увеличен, и врачи приняли его за половой член, объявив, что родился мальчик, и передали эти сведения в регистрирующий орган. Обследование ребенка не проводилось, его выписали домой с диагнозом двустороннее неопущение яичек. Дома бабушка, развернув кулек из роддома, сообщила родителям, что это девочка, но врачи АЦБ стояли на своем. Ребенок плохо кушал, срыгивал, постоянно плакал, не прибавлял в весе, был истощен и отставал в развитии. Потеряв веру в местных эскулапов, родители повезли «сына» обследовать в областной центр. Там наконец сделали УЗИ, обнаружили матку и яичники, назначили гормональное лечение, и состояние малышки значительно улучшилось. Родители за все насмешки, что им пришлось выслушать о своем ребенке «не­определенного пола», хотели взыскать с АЦБ 10 миллионов тенге. Интересы больницы защищали целых три адвоката, и в результате медиации стороны согласились на 500 тысяч.

Увы, не все больницы готовы признать свою вину так, как делала АЦБ, а компенсации, назначаемые в суде, не всегда адекватны. То, что теперь у всего будет конкретная официальная цена, и ее не нужно будет выбивать через суд, позволит сохранить пострадавшим пациентам и их родственником хотя бы остатки нервной системы.

Кроме того, поправками исключается обязательное применение клинических протоколов при оказании медпомощи, чтобы врачи могли, как когда-то, выбирать лучшие способы лечения в зависимости от индивидуальных особенностей пациента.