Вторник, 23 апреля
Меню

Брат убитой Салтанат Нукеновой создал волонтерскую сеть помощи жертвам бытового насилия

  • Майя Шуакбаева
  • 1539
Брат убитой Салтанат Нукеновой создал волонтерскую сеть помощи жертвам бытового насилия
Фото: Shutterstock

«Полиция говорит: мы его «закрыли». Дочь тут же звонит папе, а папа до сих пор где-то гуляет, пьет, то есть никто его не закрывал»

Еще до начала интервью Айтбек Амангельды оговаривает условие, что пока идет следствие, и с момента, как тело его единственной сестренки Салтанат Нукеновой предали земле, не прошло еще и сорока дней, комментировать ход громкого уголовного дела он пока не будет. Известно, что сразу же после убийства Салтанат, началась масштабная информационная война, где факты и домыслы смешивались в одну вязкую противоречивую массу.

Но именно личная трагедия подтолкнула Айтбека, находившегося в трауре, инициировать создание волонтерской сети помощи жертвам бытового насилия. Все началось с соболезнований, летящих к нему со всего мира на страницу в социальной сети. В этом ворохе многочисленных обращений люди зачастую делились собственным пережитым опытом абьюзивного прошлого, а после один за другим стали поступать сигналы о помощи от женщин, переживающих это насилие сейчас. Первый случай, как вспоминает сейчас Айтбек, был в городе Темиртау, и неокрепший еще после утраты мужчина особенно близко воспринял эту историю.  

Айтбек Амангельды. Фото: Асхат АМАНБЕКОВ

 — Было морально сложно, находясь в Павлодаре, понимать, что кто-то сейчас в Темиртау находится в физической опасности, — рассказывает Айтбек. — А ты ничего практически не можешь сделать. Пришлось думать, как помочь. Сначала это были друзья, через друзей пытались найти кого-то в Темиртау. А это был случай, когда девушка нуждалась в реальной физической зашите, была угроза ее жизни. В какой-то момент мы просто поняли, что не вытянем всего самостоятельно, потому что пошел просто поток обращений. А поскольку все люди спрашивали, как помочь? Возникла идея помочь хотя бы тем, кто сейчас в опасности и нуждается в экстренной помощи.

Несколько дней назад своей странице в Instagram Айтбек запустил анкеты для волонтеров и жертв бытового насилия. За короткий промежуток в ряды волонтеров записалось около тысячи человек, у которых в работе сейчас 60 различных кейсов. Одиннадцати женщинам неравнодушные казахстанцы помогли круто изменить жизнь, уйти от абьюзивных отношений, найти временное жилье и работу. И за это короткое время с момента создания анкет, отмечает Айтбек, произошел резкий скачок обращений. Лидируют по ним Астана, Алматы, Шымкент и запад республики.

Волонтеры, как подчеркивается в описании группы, не благотворительный фонд, то есть не оказывают материальную помощь и не объявляют сборов. Сеть децентрализованная, то есть без руководителя, и каждый имеет равный доступ к обращениям. Волонтеры помогают жертвам домашних боксеров в переезде в другой город, жилье, сопровождении (когда женщина боится быть избитой или убитой на выходе из дома), трудоустройстве, информационной поддержке, а главное, оказывают юридическую и психологическую помощь. По словам Айтбека, среди волонтеров юристы, психологи, медицинские работники, журналисты, общественные деятели из Казахстана, а также других стран – Европы, США и т.д.

— Это экстренная помощь, которую обычно оказывают близкие, но не у всех есть такие близкие. В первую очередь, юридическая консультация и психологическая помощь, потому что надо правильно оформить заявление в полицию. Заявления не принимаются, теряются, экспертизу не назначают. В общем, вечная история о том, что те, кто должен защищать и давать ощущение безопасности, никак не помогают жертвам насилия. Психологическая помощь нужна жертве, чаще всего, для того, чтобы она не возвращалась назад к абьюзеру. Потому что, действительно, очень высокий процент тех, кто забирает заявление, в первую очередь, из страха перед будущей неизвестностью.  Куда идти? Что делать? На что жить? И все это можно понять.  Были истории, когда мы приезжали эвакуировать беременных девушек из дома, с детьми, после — перевозили их в другой город, то есть в безопасное место. Находили им работу.  

Сейчас за сутки, отмечает Айтбек, поступает 20-30 обращений. В волонтерской сети есть координаторы, которые их принимают. Разумеется, есть среди сигналов о помощи и те, что не стоят внимания, к примеру, мелкие личные междоусобицы, недопонимания между супругами. Такие случаи не берут в работу. Одну из волонтеров сети, жительницу Астаны Бибигуль Рамазанову до глубины души задела трагедия семьи Нукеновых. Одну из девушек, обратившихся за помощью, она временно разместила в квартире своей подруги.

Бибигуль Рамазанова. Фото: Асхат АМАНБЕКОВ

— Девушку я встретила, поселила, сейчас мы с ней каждый день на связи, — подтверждает Бибигуль. — Сегодня у нее  первый рабочий день. И я так счастлива за нее, сейчас у нее все хорошо. С ней сейчас работают психологи. И вся эта ситуация натолкнула меня открыть к Новому году свой клуб женщин, который будет помогать таким жертвам домашнего насилия. Мы уже нашли помещение.   

Я думаю, что мое предназначение в этой жизни — служить людям, и было бы здорово, если бы я стала причиной изменения их жизни в лучшую сторону. А жертв в насилия в моем окружении много. Если честно, даже страшно становится. Сейчас мне тоже пишут знакомые девчонки, плачут, рассказывают, они столько лет скрывали правду о том, как живут, — откровенно делится Бибигуль.

Павлодар – третий после городов-миллиоников по количеству волонтеров  в движении, запущенном Айтбеком Амангельды. Мой собеседник связывает это с тем, что история Салтанат больше всего задела жителей его родного города. По мнению мужчины, истоки жестокости домашних абьюзеров и разгула их безнаказанности – отчасти из-за ментальности, отчасти – несовершенства закона и т.д.

— У нас был один кейс: муж избил свою жену и получил девять тысяч штрафа. Средний вред здоровью за девять тысяч! Это просто смешно… Причем, эти девять тысяч тенге, поскольку абьюзеры зачастую не работают, оплатит, скорее всего, женщина из семейного бюджета. Девять тысяч тенге за то, чтобы избить жену! А как правоохранительные органы отрабатывают эти обращения, постоянно делая виноватой женщину? Даже изменения в законодательстве, позволяющие предиктивный метод — отрабатывать факты без заявления потерпевшей… Они же даже заявления не принимают, когда они есть. Конечно, они приедут, административный штраф выпишут и —  уедут. А если говорить про менталитет, то зачастую это наша многократно порицаемая тема — ұят. То, что всплывает сейчас, это не внезапная волна ненависти — просто сейчас об этом начали говорить. Это в том числе ментальная проблема – положение мальчика и девочки в семье с детства. Есть у нас случай, где муж избил беременную жену, только потому, что она вынашивает не мальчика. И, конечно, порицающие родственники: «разведенка с прицепом», кому ты будешь нужна? Это моральное давление — одна из причин того, что девушки не уходят, остаются. И это наша общая вина, и вина нашего общества. 

Есть в сети волонтеров нехватка специалистов (юристов и психологов) и… мужчин. Из 970 волонтеров только 31 – мужского пола. В выходные, по наблюдениям Айтбека, происходит всплеск насилия. На прошлой неделе он сам выезжал на помощь одной из жертв «кухонного» боксера. Женщина написала заявление, но в полиции, несмотря на наличие множественных травм, не направили пострадавшую в больницу. С дочерью потерпевшей Айтбеку удалось уговорить ее позвонить в скорую и повторно  вызвать полицию.

—   Полиция говорит: мы его закрыли. Дочь тут же звонит папе, а папа до сих пор где-то гуляет, пьет, то есть никто его не закрывал, — говорит в заключение Айтбек Амангельды.  — Когда человек просит о помощи, и вы видите, что он в беде, видите фотографии избитых девушек. Как можно не помочь? Тут не вопрос того, хочу я изменить мир или Казахстан, здесь просто нельзя отказать в помощи.

Накануне стало известно, что Министерство юстиции  не будет рассматривать петицию против бытового насилия, набравшую более ста пятидесяти тысяч подписей казахстанцев. В ведомстве объяснили свое решение тем, что петиция была запущена «Центром прикладных исследований «Талап» в 2021 году, когда в Казахстане не было Закона «О петициях». Он был принят только в октябре 2023 года.