Четверг, 22 февраля
Меню

Как удержать директоров школ от взяток и помочь семьям убитых журналистов

  • Ольга Воронько
  • 80
Как удержать директоров школ от взяток и помочь семьям убитых журналистов
фото: Ольга Воронько

Что смутило мажилисменов в законопроектах о школах и СМИ, сообщает Ratel.kz.

Среди рассматриваемых в четверг, 30 ноября, законопроектов больше всего вопросов вызвали проекты законов «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам образования и наставничества» и «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам масс-медиа» (первое чтение).

К примеру, в первом законопроекте законодатель решил дать директорам школ право самим решать – какие подчиненные им нужнее. Как это будет работать? Например, объяснил докладчик — руководитель рабочей группы Асхат Аймагамбетов — если у директора школы в соответствии с типовыми штатами должно быть семь заместителей, то он сам может сократить их количество, оставив четверых, а вместо остальных ввести три должности необходимых сотрудников, таких как психолог, социальный педагог или юрист.

На вопрос депутата Мурата Абенова: «Как после введения таких поправок уберечь директоров школ от взяток, если они и без дополнительных полномочий, по разговорам, берут по миллиону?», Аймагамбетов ответил, что право менять штатные должности у директоров будет исключительно один раз в год и при обязательном согласовании с отделом образования 

В целях защиты детей в законопроекте предложена норма об обязательной проверке каждую пятилетку зданий школ, детских садов и колледжей, эксплуатируемых более 30 лет, на предмет их аварийности. Было сказано, что такая необходимость возникла в связи с тем, что в последнее время наблюдается тенденция роста фактов обрушения кровли школ. Между тем, гораздо чаще слетают кровли свежеотремонтированных школ, которые к тому же еще и горят.

Напомним, в апреле прошлого года в павлодарской СОШ №1, в которой был сделан дорогущий капремонт, пожар распространился на 35 метров, в следующей — № 28 — тоже капитально отремонтированной — уже на 1200. В ДЧС сообщили, что в первой школе якобы видели какого-то мальчика, выбегавшего из книгохранилища, он, мол, и мог поджечь книги и мебель.

В 28 школе официальная причина пожара – нестандартный электрический удлинитель, к которому учитель физики подключила компьютер и интерактивную доску. Энтузиасты-энергетики втихаря стащили из 28 школы кусочки электропроводки и якобы выяснили, что там есть кабель с алюминиевой жилой. А по строительным нормам и правилам применение алюминиевых жил на строительстве объектов жилья и соцкультбыта запрещено, потому что алюминий более хрупкий, чем медь, может в руках неаккуратного монтажника надломиться и в этом месте сразу же уменьшается сечение, из-за чего он потом сгорит. 

Пока ждали официальных результатов расследования причин этих пожаров случилось ЧП в школе № 22 Экибастуза — там сработала пожарная сигнализация из-за тления электропроводов в щитовой комнате. В 2017 в этой школе капитально ремонтировали фасад и кровлю, в 2019 году она прошла энергоаудит.

Инженер-электрик, кандидат технических наук, автор более 40 научных трудов в области энергетики, соавтор справочников и учебников по электроснабжению промышленных предприятий, депутат мажилиса парламента двух созывов и экс-сенатор Владимир Бобров тогда написал письмо министру образования (им, тогда как раз был Аймагамбетов), в котором попросил: проверьте, пожалуйста, в первую очередь кабель.

— Причина 70 процентов пожаров в стране — это неисправность электрооборудования, и, как правило, горят новые сооружения или здания после капремонтов, — рассказал Владимир Бобров Ratel.kz. — Не было ни одного месяца, чтобы я не прочитал, что погибли люди, это реально страшно».

Отвечая на вопрос корреспондента Ratel.kz — нет ли необходимости законодательно усилить контроль и за капремонтами в школах, Асхат Аймагамбетов в кулуарах парламента ответил:

— Мы предлагали, чтобы в проверках качества ремонтов школ в обязательном порядке принимали участие в том числе инвалидные организации, представители органов образования, социальной защиты и ЧС, но эта норма сейчас пока на обсуждении.  

Законопроект, касающийся масс-медиа, обсуждался больше часа. Особо остро прозвучал вопрос депутата Дюсенбая Турганова о журналистах, которые будут работать в зоне боевых действий, в том же секторе Газа.

Мажилисмен напомнил про корреспондента, который был убит при освещении январских событий, семье которого сейчас никто не помогает.  Министр культуры и информации Аида Балаева ответила: «В случаях чрезвычайных ситуаций или если журналисты будут вынуждены ехать освещать военные конфликты, мы в законопроекте предусматриваем страхование его жизни непосредственно редакцией».

Между тем, журналист и депутат Сергей Пономарев сообщил, что никакой такой страховки в первом чтении законопроекта он не заметил. И выразил надежду, что сможет увидеть эту норму во втором чтении. А пока высказался по поводу бесплатного похода живых журналистов в музеи. 

— Как журналист с 30-летним опытом хочу вступиться за своих коллег и избавить их от излишней опеки, — сказал депутат. — Речь про пресс-карту. Уже в понятийном аппарате определяется, что владельцы этих так называемых пропусков будут иметь особый статус. А это нарушает конституционные права других журналистов.

Профильное министерство удивляет заявлениями о том, что с пресс-картой готовы дать журналистам «очень особый статус», чтобы у них был бесплатный доступ в музеи, вернисажи, театры. Но ведь любой театр заинтересован, чтобы его премьеры освещались. Не пишут – значит плохо, неинтересно работают для зрителя. Был в Италии – там достаточно удостоверения журналиста, чтобы вас пропустили в музей или галерею бесплатно. Но в Риме стоимость билета в Ватикан стоит десятки евро, билеты в наши музеи недорогие. Так что эта не та коврижка, которой стоит заманивать. Пресс-карты есть в зарубежных странах, например, в Германии и Финляндии. Но там их выдают общественные организации.

В идеале, у журналистов должен быть один документ – электронная аккредитация, что будет обновляться главным редактором ежегодно. Работаешь корреспондентом – получи.

Корреспондента же Ratel.kz интересовало когда прессе перестанут мешать работать все кому не лень. Судьи прекратят запрещать вести аудиозапись во время открытых судебных процессов в гражданских и административных судах (разрешение на нее требуется только в уголовном судопроизводстве), полиция перестанет возбуждать уголовные дела по нелепым заявлениям с единственной целью – покошмарить, и так далее. И когда в стране реально заработает уголовная статья о воспрепятствовании журналистской деятельности. Этот вопрос в кулуарах парламента я задала заместителю генерального прокурора Жандосу Умиралиеву.

«Статья работает, — ответил он. – с 2015 года возбуждено 21 уголовное дело».

Сел ли в результате хоть один обвиняемый по этим делам, заместитель генпрокурора не сказал.