Суббота, 25 мая
Меню

«Сердца Павлодара» просят защиты у Токаева и у Бриджит Бордо

  • Салауат Темирболат-улы
  • 824
«Сердца Павлодара» просят защиты у Токаева и у Бриджит Бордо
Мария Гребенкина, руководитель центра реабилитации «Сердца Павлодара». фото автора

Проблемы, которые витают над уникальной для всей Центральной Азии зоозащитной организации «Сердца Павлодара», продолжают потрясать и беспокоить неравнодушных к беззащитным животным казахстанцев. Уже не один месяц волонтеры подвергаются нападкам в соцсетях и не только, тем не менее, они не опускают руки и продолжают каждый день делать свое дело.

А нуждающихся в помощи животных меньше не становится, поэтому волонтеры обратились за защитой к президенту и к международным зоозащитным организациям, включая фонд Бриджит Бордо.

Попытки дискредитации и давления — признак чьей-то заинтересованности? 

Центр реабилитации раненых бездомных животных «Сердца Павлодара» продолжает стабильно работать, но в какой непростой психологической обстановке, пожалуй, знают только сами волонтеры. Мы отправились в приют, чтобы посмотреть, как обстоят дела и поговорить с ребятами. На наших глазах шла «выписка» домой после стерилизации одних хвостатиков, и тут же мы видели, как экстренно доставляют другое животное. Неизвестные нанесли котенку тяжелые травмы и покалечили так, что тот едва дышал.

«Поступил тяжелый пациент: у него на передних лапках глубокие травмы, также похоже на термический ожог носика, и на одном глазу рваные раны. Сделали рентген — и сразу на операционный стол. Дальше будет реабилитация в нашем центре, обработки различные, будем лечить. Он мог бы умереть, если бы не было условий для операции и лекарств. Но люди помогают и кормами, и медикаментами. Многие лекарства дорогостоящие, сами бы мы не смогли все это купить», — уже после операции отмечает ветеринар фонда «Сердца Павлодра» Аина Бариева.

Напомним, центр реабилитации «Сердца Павлодара» появился 10 лет назад. Волонтеры решили помогать именно раненым бездомным животным, которые никому не нужны. Тогда же власти и выделили им этот участок земли на краю города, где когда-то была одна большая свалка и заброшенное здание. Общественность сплотилась, помогла с ремонтом, вольерами, кормами и лекарствами. В общем, дело пошло. А недавно они же открыли у себя первую в Центральной Азии бесплатную ветеринарную клинику. Ее со всем дорогостоящим оборудованием волонтерам подарил неравнодушный к бедным животным меценат.

«С того момента, как мы создали эту ветеринарную клинику, спасибо огромное спонсорам, — на нас, и на меня лично оказывается огромное давление. Прессинг колоссальный — жалобы, оскорбления, попытки подрыва репутации, попытки дискредитировать нашу деятельность, — идут едва ли не каждый день. Сначала у меня руки опускались, уже нервы не выдерживали, думаю, зачем я за это взялась? Потому что раньше животных спасалось меньше — и мне жилось спокойнее. А сейчас все как будто перевернулось, мы вдруг стали ненужными», — с трудом передает настроение, в котором пребывают волонтеры центра, ее основательница Мария Гребенкина.

Волонтеры уверены: открытие общественной ветклиники и неожиданное мощное давление — это не какое-то совпадение.

«Все очевидно и ясно как божий день: попытки дискредитации и давления — признак чьей-то большой заинтересованности», — добавляют гражданские активисты, которые встали на защиту центра.  

Кто-то лишится миллионных доходов?

Всего за два месяца в общественную ветклинику поступило свыше 120 животных. Волонтеры не только спасают раненых бездомных животных, которые оказываются никому не нужны, но также на льготной основе проводят процедуры по стерилизации и вакцинации. С момента открытия ветклиники здесь уже провели целый ряд экстренных операций и буквально вытащили из того света несколько кошек и собак.

«Раньше эти 120 человек обратились бы в ветеринарные клиники и принесли бы им несколько миллионов тенге дохода. А они обратились сюда, никому никакого дохода не принесли, — а животные спасены. Поэтому приходится противостоять всем этим попыткам, ведь хотят любыми способами и путями нас закрыть. Получается, бесплатная ветеринария, бесплатная помощь животным не нужна», — продолжает Мария Гребенкина.

Студент Естай Жумадилов почти каждый день после учебы помогает ухаживать за ранеными животными. Учится юноша в аграрном колледже на ветеринара. А пока ассистирует на операциях, делает перевязки и инъекции лохматым пациентам.

«Мне нравится помогать животным, здесь я получаю огромный опыт общения с ними, учусь у профессионалов, как правильно проводить обследования, лечить их, выхаживать. То, что делают ребята — это дорого стоит. Своими глазами вижу, как все непросто, они как единый сплоченный организм. И вижу поддержку тысяч неравнодушных людей со всей страны. Еще люди приезжают, чтобы помочь физически с уборкой, чинят вольеры, кормят и просто общаются с ранеными животными. Многие приезжают с детьми. Это тоже очень ценно и важно для развития цивилизованного общества, для культуры гуманного обращения с животными», — считает Естай.

Иногда получается так, что у центра заканчиваются запасы лекарств или нужно докупить корма. По первому же сигналу сразу отзывается огромное количество людей. Павлодарцы никогда не остаются равнодушными к проблемам зоозащитников. Однако в нынешней ситуации рядовые горожане ничего не могут сделать. Тут все зависит от волевого решения властей и отдельных чиновников.  

Волонтеры — первые помощники государства и общества

На защиту центра реабилитации уже встали несколько авторитетных неправительственных организаций, известные общественники и гражданские активисты. Их позиция одна — если государство хочет действительно развиваться, подтверждает свою твердую приверженность принципам международных договоров и концепций, декларирует важность поддержки прогрессивных идей и сохранения общечеловеческих ценностей, то должно активно поддерживать волонтерство и на практике помогать таким НПО как «Сердца Павлодара».

По мнению некоторых экспертов, волонтеры фонда, собирая и выхаживая раненых и больных животных, делают эту работу за чиновников. Потому как есть соответствующие службы, которые должны за этим следить, но у них, как всегда, не хватает ни времени, ни, вероятно, даже соответствующих возможностей. Как считает региональный координатор Орхусской конвенции Светлана Могилюк, «Сердца Павлодара» — это уникальное явление для всей Центральной Азии. Ведь это не просто приют для животных, а именно для раненых кошек и собак. Именно для тех животных, которые не смогут самостоятельно выжить в городской среде.

«Это очень тяжелая работа, потому что идет постоянный стресс: это больные животные, которые требуют особого внимания. И люди, которые любят животных, конечно, не могут без сопереживания смотреть на то, что с ними происходит. Мы считаем, что такой приют нуждается в особой помощи, в особой психологической поддержке, внимании. И мы знаем, что многие волонтеры нашего города оказывают эту поддержку, и финансовую, и трудом своим вкладываются. Мы очень надеемся, что эта ситуация разрешится именно в пользу того, что приют там останется. Насколько мне известно, в этой ситуации власти все-таки пытаются помочь людям», — отметила Светлана Могилюк. 

Председатель «Экома» считает, что волонтеры — это первые помощники государства и общества.

Впрочем, в областном управлении ветеринарии официально тоже заявляют, что не имеют никаких претензий к «сердцам». Они неоднократно выезжали в центр, и даже рады, что волонтеры проводят такой объем работы.

«Именно в плане ветеринарных норм, которые используются в этом центре для реабилитации животных, — они соответствуют. Там всё необходимое есть, и никаких правонарушений, в плане того, что негуманное отношение какое-то происходит, антисанитария, и так далее, таких вопросов нет. Деятельность организации «Сердца Павлодара», на мой взгляд, несет положительный момент для нашего города, потому что происходит и стерилизация, и вакцинация, и учет. Мы рады, что есть люди, которым не безразличны животные, с которыми мы можем работать», — подчеркнул руководитель отдела противоэпизоотических мероприятий ветуправления Самат Мажиров.

Бизнес на животных

Ситуация с «Сердцами Павлодара» выплеснула наружу кучу проблем. В первую очередь, она показала, что бизнес на животных в Казахстане — это прибыльный и стабильный бизнес.

«Животные в Казахстане — это источник дохода. Причем источник огромного дохода: везде, где бы ни вставал вопрос о животных. Потому что отчитаться за животное проще некуда: животное само не нажалуется, не расскажет, кормят его или нет, лечат его или нет. Можно сказать, это животное привито, это животное чипировано, стерилизовано. По факту никакие процедуры проведены не будут, но деньги за это будут вычтены. Это огромная коррупционная составляющая», — заявила Мария Гребенкина.

А еще все происходящее лишний раз свидетельствует о том, что высокопарные заявления политиков и чиновников всех мастей о важности развития волонтерского движения и институтов гражданского общества, — на самом деле, скорее, пустые слова, лишенные практической основы. Иначе бы даже проблемы отдельного взятого центра реабилитации животных уже давно могли быть решены.

«На нас сейчас оказывается колоссальное давление со стороны заинтересованных лиц, заинтересованных в том, чтобы бесплатной ветеринарии в Казахстане как раньше не было, так и не было бы дальше. То есть, хотят сделать вид, что нас никогда и не было здесь. Дело в том, что животные в нашей стране, еще раз повторюсь, — это бизнес, это доход для определенных лиц. Эти лица, которые не заинтересованы терять свой доход, находят все способы, чтобы оказывать на нас давление», — заявляют зоозащитники.

Волонтерам тыкают тем, что они открыли общественную ветклинику, при этом не оформив как следуют землю. По словам Марии Гребенкиной, модульную коробку, подаренную меценатом, они установили с устного согласия властей. Думали, следом им выдадут право на аренду, однако этого до сих пор не случилось. Волонтеры уже обошли несколько высоких кабинетов, но каждый раз словно упираются в невидимую стену. 

«Попросили выставить этот небольшой участок в три сотки земли на аукцион, для того, чтобы мы могли взять его в аренду под эту клинику. Прошло уже несколько месяцев, как мы ждем результатов, когда выставят участок на аукцион, позволят нам в нем поучаствовать и взять в аренду. До сих пор тишина. Нам не дают ни согласия, ни отказов, вообще все встало, никуда не двигается. Просто замкнутый круг. Одна подпись, просто выставить на аукцион, мы выкупим его, мы оплатим деньги как положено, но мы даже этого сделать не можем. Одна подпись, которую нам не ставят, которую нам не позволяют, нам всем связывают руки, нам не дают спасать животных», — отмечает Мария Гребенкина.

На голом энтузиазме

Центр «Сердца Павлодара» уже обратился за помощью к президенту Казахстана, а теперь просит мировое зоозащитное сообщество, в том числе фонд Бриджит Бордо, у которых учились местные волонтеры, — защитить уникальный благотворительный проект.

«Мы обращаемся к Касым-Жомарту Токаеву. Помогите нам, пожалуйста. Мы работаем не для того, чтобы утешить себя, мы работаем для того, чтобы люди могли получать помощь. Вы поддерживаете волонтерскую деятельность в стране, поддержите, пожалуйста нас. Наша деятельность — на голом энтузиазме. Нам даже никакая другая помощь не нужна, нам хотя бы не мешали. Мы не просим финансирования, мы не просим ничего, дайте нам клочок земли под эту клинику. Также же я обращаюсь к мировому сообществу, которое занимается зоозащитной деятельностью в мире, поддержите пожалуйста в нашем вопросе. Мы не для себя просим, мы просим для нашего казахстанского общества», — озвучила официально через СМИ свое обращение Мария Гребенкина.  

Маленький Шынгысхан не знает, какие проблемы сейчас витают над «Сердцами Павлодара». Мальчик лишь счастлив от того, что здесь помогли его питомцу, и уже выписывают домой.

«Мы нашли бездомную кошку, думали, это пацан, оказалась девочка. Потом она родила вот эту кошечку. Это случилось, когда у меня был день рождения. Как будто подарок мне. У меня раньше был кот, но он старенький был и умер. Я плакал, мне было больно и жалко», — едва сдерживая слезы, рассказывает школьник из села Мичурино Шынгысхан Канапин.

Время идет, волонтерам нельзя останавливаться, ведь больных и травмированных животных меньше не становится. Но пока ситуация далека от разрешения, угроза закрытия центра остается. Волонтеры стараются сохранить стабильную психологическую атмосферу, и не давать лишних поводов для новых гневных комментариев в соцсетях и необоснованной критики и обвинений в свой адрес.