Понедельник, 15 апреля
Меню

Грузины о релокантах (часть вторая)

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 345
Грузины о релокантах (часть вторая)
фото: Дмитрий Фефелов

Редакция информагентства «Наша жизнь» продолжает публикации о судьбах простых людей, которые были вынуждены покинуть Россию после начала войны в Украине. Не только Казахстан принял релокантов, они разъехались по миру. Наши корреспонденты уже рассказали, как их приняли в Сербии, Польше. Материалы об этом можно прочитать здесь.

Сегодня мы расскажем о релокантах в Грузии. Первая часть по ссылке.

Четыре часа на сборы

С другими беглецами из путинской России нам довелось встретиться на следующее утро за завтраком в отеле, где мы остановились. Нашими соседями по столику оказались два брата. Один из них был, что называется, типичный «ботаник» в очках — именно такой, каким их обычно рисует общественное мнение. Братья приехали в Тбилиси уже достаточно давно, еще с первой волной релокантов, уже где-то устроились на работу, но проживали до сих пор в отеле.

Должен заметить, что обоих этих длинноволосых парней я совершенно не смог бы представить одетыми в форму — настолько их облик несовместим с любыми военными причиндалами, принятыми в армейской среде.

Однако к тому времени я уже знал историю российского сотрудника «Райффайзенбанка» Тимура Измайлова, погибшего в Украине под минометным обстрелом через три недели после призыва в армию. Он был мобилизован как раз 22 сентября, несмотря на полагавшуюся бронь. Измайлову исполнилось 33 года, и он занимал одну из ключевых IT-должностей в банке, отвечая за сопровождение системы «Мир». Но когда Тимур Измайлов пришел по повестке в военкомат для «уточнения документов», у него просто отобрали военный билет и дали четыре часа на сборы…

Как потом выяснилось, списки людей, которым положена отсрочка в России, идут к военным очень долго — за это время можно запросто попасть на фронт и погибнуть.

«Списки на бронь — такая серая зона, — говорил впоследствии адвокат Тимура Константин Ерохин. — Военкомы являются заинтересованными лицами в этой мобилизации, у них нет желания звонить куда-то и разбираться, есть ли у человека отсрочка. Им важнее призвать как можно больше людей. И все может кончиться так же трагически, как с Тимуром. Я не понимаю, чем на фронте могут быть полезны люди, которые в руках ничего тяжелее клавиатуры не держали и не приспособлены к полевым условиям…»

Случай этот в России оказался, естественно, не единичным. Поэтому самые предусмотрительные россияне, не желавшие участвовать в развязанной войне, стали предпринимать активные шаги по сохранению своего бизнеса (а также жизни) еще с начала марта прошлого года.

Бизнес любит тишину…

Некоторые результаты подобной «передислокации» можно оценить, просто сопоставив данные по регистрации в Грузии новых бизнесов.

По прошлогодним данным Transparency International-Грузия, из примерно 13,5 тысячи российских компаний половина была зарегистрирована после российского вторжения в Украину.

За пять месяцев после начала войны в Грузии зарегистрировались примерно 6400 российских компаний — что в семь раз превысило даже годовые показатели предыдущего года!

А на то, что часть российских граждан переехали сюда жить и заниматься бизнесом, указывает следующий факт: более 90 процентов подобных компаний – именно индивидуальные предприятия.

Конечно, у новоприбывших россиян – наподобие братьев из нашего отеля – имелись не долгосрочные, а скорее неопределенные планы на будущее в Грузии.

«Пока смотрим новости, мониторим. Может быть, вернемся домой, как только поменяется ситуация, — говорил мне один из братьев, – ведь страна наша была до недавних пор великолепной в плане возможностей. Жизнь в России только-только начала налаживаться, а тут — хоп, и все резко поменялось. Власть решила поступить по-другому, но мы с этим не согласны».

О войне в Украине ребята, нужно заметить, говорили крайне неохотно и с большой осторожностью:

«Знаете, если честно, больше негативных и отрицательных эмоций. Мы видим, как люди переживают, и вот теперь уже сами столкнулись со всем этим. Начинаешь понимать чувства тех, кто уходил на фронт в Великую Отечественную войну. Но та война была все-таки совсем иная. Тогда напали на нас, а сейчас мы сами напали на наших соседей и пытаемся отжать у них территории».

Ребята упомянули, что в Грузию приехали в первый раз и не слишком много знают о стране. Старший из братьев признался, что до определенного времени вообще не интересовался политикой и почти ничего не знал о российско-грузинской войне 2008 года – вплоть до того момента, как его страна начала новую войну, теперь уже с Украиной.

По законам гостеприимства

Как относятся к «передислокации» россиян сами грузины? По большей части – терпимо и даже с пониманием. А самые активные стараются помочь приезжим адаптироваться в новых для них условиях.

Есть, конечно, и «другая сторона медали» — но повернута она, в основном, к определенной категории россиян, являющихся объективно сторонниками политики Путина (таких в Грузии тоже оказалось немало).

25-летний Бадри Григалашвили из оппозиционной грузинской партии «Гирчи-Больше свободы» встречал в сентябре в тбилисском аэропорту бегущих от мобилизации россиян с плакатом «Привет русским дезертирам». Он пояснял, что его акция — саркастичный посыл тем россиянам, которые живут по двойным стандартам:

«Это мой протест тому, что люди, с одной стороны, в своей стране поддерживают путинский режим и оправдывают войну в Украине, а с другой — когда это стало угрожать им лично — испугались идти на войну, потому что предпочитают смотреть на то, как погибают украинские дети, по телевизору».

Далеко не все, кто сбежал от мобилизации в России, поддерживают войну в Украине. Но позиция тбилисского активиста отражает опасения многих в грузинском обществе, что вместе с несогласными в их стране поселятся и те, кому все последние годы жилось при Путине вполне комфортно.

По словам Григалашвили, многие из приезжих ведут себя в Грузии так, будто не осознают и не замечают того, что приехали в страну, часть которой оккупирована Россией.

«Все путинисты-дезертиры должны знать, что в Грузии для них не будут тянуть эларджи» — заявил в социальной сети Бадри Григалашвили. Чтобы было понятно: традиционное грузинское блюдо эларджи (кукурузную кашу с сыром) подавали в одном из ресторанов в Тбилиси российскому телеведущему Владимиру Познеру, чей приезд в 2021 году вызвал протесты оппозиционных активистов. И сегодня выражение «тянуть эларджи» часто можно услышать от критиков грузинского правительства, которые обвиняют его в чрезмерной лояльности к российским властям.

«Думаю, грузинское население должно дать почувствовать россиянам-сторонникам Путина, что мы не будем встречать их здесь цветами. Они должны на каждом шагу чувствовать дискомфорт с нашей стороны» — подчеркивал Григалашвили свою позицию. При этом активист всегда добавлял, что он и его партия — не сторонники полного закрытия границ для россиян.

«Грузия — это такой дом для людей, которые находятся под угрозой. Многие потом уезжают в Европу. Если это не активисты, а просто граждане России, бегущие от санкций или чего-то еще, они потом могут уехать в Армению или Турцию, где более позитивно относятся к Российской Федерации. Такие люди не хотят видеть надписи на стенах: «Русский корабль, иди туда-то…» и уезжают дальше — не в Европу, но в благосклонные к России страны или же туда, где нет оккупации и ежедневной информации про какие-то злодеяния со стороны России».

Не все так однозначно…

Можно еще добавить, что в целом процедура пересечения грузинской границы для россиян за последнее время сильно усложнилась. Официально граждане почти всех стран мира могут свободно въезжать в Грузию и находиться на ее территории без визы в течение года (это одна из причин, почему после начала вторжения РФ в Украину так много россиян выехали именно в Грузию).

Но теперь на грузинской границе российских граждан все чаще стали расспрашивать о целях визита, наличии достаточных средств для проживания в стране, а также обратного билета, брони отеля и так далее.

В заключение приведу еще мнение одного из жителей Тбилиси о российских релокантах:

«Знаете, я все понимаю, но искренне не приемлю позицию тех россиян — в первую очередь парней и мужчин среднего возраста — которые приехали сюда и абсолютно забыли о событиях в своей стране. Будто и война сейчас не идет, уж простите. Меня выводит из себя, когда я слышу, как какой-нибудь тбилисский русский переселенец начинает ныть о том, как ему сложно из-за русофобии, незнания языка, хотя сам он ни разу в жизни не помог ни одному мигранту в России и никогда не интересовался проблемами неславян в своей стране. И я почти не вижу в соцсетях здешних русских, которые репостили бы сборы для украинцев или даже для российских политбеженцев. Всё это придают огласке лишь единицы, к сожалению — и меня это откровенно бесит. Мне трудно хоть как-то взаимодействовать с людьми, которые делают вид, что ничего не происходит — они вот просто «релоцировались» — и все…»