Понедельник, 15 апреля
Меню

В объезд санкций: из жизни дальнобойщиков

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 113
В объезд санкций: из жизни дальнобойщиков
Фото: pixabay.com

Мы неоднократно писали о влиянии войны в Украине на экономику Казахстана в целом и жизнь простых граждан в частности, об этом можно почитать здесь. Сегодня хотим рассказать, как изменилась логистика товаров из Европы в нашу страну и как это влияет на нашу жизнь. И почему Казахстан, как и Кыргызстан, рискует попасть из-за этого под санкции.

Доллар, евро стоят на одном уровне, рубль падает, а цены на импорт и некоторые товары отечественного производства растут. В чем дело? Одна из составляющих инфляции – стоимость доставки грузов. Как говорится, за морем телушка – полушка, да рубль перевоз. О том, как изменились маршруты, особенности прохождения таможенных постов в Европе и сама обстановка на них нам согласился рассказать водитель фуры, уже почти 30 лет занимающийся перевозками грузов из Казахстана в Европу и обратно. Он просил называть его дядя Ваня.

— Какие грузы вы в последние годы обычно доставляете в Европу, и что везете оттуда в Казахстан?

— Грузы бывают абсолютно разные, одно время много вывозили рачков Артемия салина, потом пошла микросфера, сейчас – ферросилиций или еще что-то, но пустым я не хожу. Из Европы обычно вожу разные запчасти для машин, берем все, чтобы загрузка была полная.

— Сколько  времени занимал обычный рейс до СВО и сейчас?

— Раньше я давал круг из Павлодара в Германию и обратно меньше чем за месяц, а сейчас в лучшем случае полтора.

— Какие страны вы проезжали раньше?

— Обычно из Павлодара шли на Омск, через всю Россию в Белоруссию, оттуда в Польшу, а затем в Германию или дальше – Голландию, Францию, Бельгию, разные пункты назначения бывали. В среднем рейс 5000 км в одну сторону.

— А сейчас как едете?

— Казахстан-Россия-Беларусь – Литва – Польша — Германия и дальше.

— То есть, Польша напрямую из Беларуси не запускает?

— Да, все пограничные пункты на белорусско-польской границе закрыты. Едем через Вильнюс. Крюк в 1000 километров примерно.

— Поэтому дольше?

— Не только. Увеличилось само время прохождения таможенных постов. К примеру, у литовцев я должен 100 часов отстоять в терминале. А сколько до терминала очередь будет – вообще никто не знает. Ребята неделями стоят.

— Как повезет, в общем.

— Конечно, от везения у нас много зависит. Ну и придумывают кое-что, конечно. Белорусы, например, специальную программу отслеживания очереди на границе сделали. К ним подъезжаешь, они тебя записывают, платишь 10 белорусских рублей и ждешь звонка. Можно, по крайней мере, не стоять с заведенным мотором вдоль трассы, а уйти на оборудованную стоянку и ждать там.

— От чего зависит скорость прохождения границы?

— Много от чего. Во-первых, от груза и его правильного оформления. Но водитель должен за этим сам следить. Я, к примеру, подаю все документы, а их много на каждое место (бывает до 30 отправителей и получателей) по отдельности, все разложено по порядку в файле. Поэтому таможенник все быстро просматривает. Если вопросы возникают, я могу что-то пояснить.

— На каком языке общаетесь? Языковой барьер есть?

— На русском. И в Польше так было, и сейчас в Литве, проблем нет. Но вот у узбеков, которых сейчас очень много на границе появилось, проблемы есть. Опыта по оформлению документов у них нет, и по-русски они часто не понимают и не могут толком пояснить. Если такой перед тобой стоит, изматеришься про себя, потому что долго и бестолково…

— А если большой наплыв фур идет, количество окон для прохождения досмотра добавляется?

— Никогда! Всегда работает только одно окно, сколько бы фур не стояло на границе. Это не их проблема. Работают в обычном темпе, что в Беларуси, что в Литве. Поэтому белорусско-литовскую границу проходил сутки. А это нарушение для водителя с точки зрения Евросоюза. Они строго за показаниями тахометра следят, у нас максимально разрешенный рабочий день – 15 часов. И я вижу, что уже этот потолок превышаю, тогда мне надо распечатать текущие показания тахометра с того места, где я начинаю нарушать. И еще раз, когда я закончил нарушать, то есть прошел границу и встал на отдых. Только в этом случае при проверке, а они нередки на дорогах Евросоюза, ко мне претензий не будет. Иначе штраф очень большой. Молодежь о таких тонкостях не знает и попадает. Но следить надо строго. Поэтому все прохождение границы ты на нервах. У меня уже на подъезде к ней давление повышается…

И у некоторых водителей здоровье не выдерживает, то и дело слышим, что кто-то в рейсе умер. Буквально недавно водитель одной из павлодарских фирм скончался буквально за рулем – дотянул до стоянки и умер сидя. Я с ним общался накануне, ему и 50 еще не было…

— Ваша фирма зарегистрирована в Павлодаре?

— Да, и сам я павлодарец.

— Говорят, что в последнее время многие белорусские и российские перевозчики перерегистрируют свои фирмы в Казахстане, чтобы продолжать возить грузы в Европу и обратно, потому что их туда не пускают.

— Да, в том-то и дело, и это сильно усложняет нам жизнь.

— Каким образом?

— Из-за них европейские таможенники с большим подозрением относятся к нам, казахам, постоянно ужесточают требования, грозят вообще закрыть границу, как это сделала Польша. Они ж серый импорт, в основном, и таскают…

— Тогда как ездить будете?

— Ребята уже опробовали маршруты через Турцию, потом паром на Грузию и через Азербайджан в Казахстан. Это один вариант. А есть еще через Болгарию или Румынию паромом в Грузию. Буквально сегодня разговаривал с другом, он сейчас в Румынии ждет паром. Так он сказал, что сам проезд по стране дорогой, везде ж платные дороги, паром стоит 2500 евро, он ходит раз в неделю и плывет до Грузии два-три дня. А паром из Грузии в Азербайджан  — больше тысячи евро. Из Турции паром еще дороже. Вот и считайте…

— Насколько я понимаю, на этом маршруте  много горных участков, что сильно усложняет передвижение транспорта, особенно груженых фур.

— Да, это так. В России, конечно, мы через Урал тоже переваливаемся, но те горы посерьезнее будут, и горных участков больше. Так что время в рейсе еще больше добавится.

— Соответственно, и расходов на дизель, питание?

— Поверьте, это не главная часть расходов по доставке. К примеру, оформление груза сейчас значительно усложнилось и подорожало, европейская фирма-импортер должна дать гарантию, что ее товар не является санкционным, заполнить кучу официальных форм в интернете. Если этого не сделать – будут проблемы на таможне. К примеру, ребята голову ломают, как привезти запчасти для наших клиентов, потому что тот же подшипник считается «двойного назначения», то есть теоретически его на военной технике можно использовать. Сейчас на границе по этой причине застряла павлодарская фура с фильтрами. А таможенники Евросоюза все больше и больше требований выставляют по оформлению. Ты уже в рейсе, а они что-то новенькое придумали. Отстоишь неделю в очереди до границы, а они говорят – вот эту бумагу еще давай. Если нет – отправляют в конец очереди без разговоров. Поэтому все на нервах, не знаем, чего ждать. К примеру, у ребят был груз соли в таблетках, для производства какого-то. Сказали, что это санкционка, тормознули. Еле-еле потом выбрались, но стояли долго.

— Наверное, вы подняли цены на перевозку грузов из-за таких сложностей?

— Какое там! Конкуренция очень высокая, те фирмы из Белоруссии, России, даже Литвы, которые в Казахстане перерегистрировались, сильно сбивают цены.

— А литовцам это зачем? Они же не под санкциями? Или они тоже участвуют в доставке «серого импорта»?

— Не исключено. В любом случае, они берут грузы на Казахстан. А дальше – бог весть…

— В Павлодаре такие фирмы есть?

— Насколько я знаю, нет, они все больше в Алматы, Атырау, Костанае.

— Получается, политики вам сильно жизнь портят?

— Это так. Да и раньше такое было, не раз замечали: если батька (президент Беларуси Лукашенко – ред.) съездил в Москву и ему там очередной кредит дали, то белорусские таможенники нормально работают, а если поругались, то начинают придираться к любой мелочи и конфисковывать грузы почем зря. Для них это тоже была доходная часть бюджета.

— А где вы были 24 февраля 2022 года? Как отреагировали на новость о начале войны?

— Был я в рейсе, где ж еще. Но я знал, что война начнется, об этом за несколько дней наш «провидец», как мы его называем, еврей из Германии, сказал. Поэтому неожиданностью это не стало. Подумал, какая же это дурость!

— Как вы и ваши коллеги относятся к происходящему?

— Мнения у всех разные, наверное, такие же, как в обществе в целом. Но нам эта война точно не нужна. Из-за нее у нас тоже «небоевые потери», потому что все на нервах. Политики нас не слушают, а нам  достается…