Понедельник, 15 апреля
Меню

Из Павлодара в Павлодар: релокация в поисках мира

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 172
Из Павлодара в Павлодар: релокация в поисках мира
Фотоколлаж НЖ

Прошлой осенью из России в Павлодар приехало много ребят призывного и мобилизационного возраста. Для многих эта релокация была первой. Люди приехали в Казахстан, потому что иные способы покинуть Россию были исключены в силу различных обстоятельств: отсутствие заграничного паспорта, наиболее близкий и удобный переход границы или просто наличие в стране знакомых (материалы на эту тему можно почитать здесь).

Для других этот путь был уже знаком. Это возвращались в родные края бывшие граждане Казахстана. Ведь намного проще обустраиваться в уже знакомом городе, восстанавливать старые знакомства или банально первое время пожить у родственников.

Однако среди множества кочевников поневоле мы отыскали совсем уж «редких птиц» — семью, которая зародилась в Павлодаре, затем переместилась в Россию, была в Украине во время начала военного конфликта, скиталась по Европе и, наконец, вернулась на исходные позиции. Впрочем, обо всём по порядку.

Павлодар — Москва — Киев

Причины переезда «славян» в Россию в двухтысячные годы были, в общем-то, тривиальны. Одни, по привычке, сбивались в соответствии с национальными признаками. Другие стремились за российским образованием, которые в те годы было объективно лучше местного. Третьи ехали строить карьеру в удобную для них среду. 

У Елены (здесь и далее имена изменены) основной причиной стала любовь. Её молодой человек Александр жил и работал в Подмосковье, знакомство состоялось в Павлодаре. Решили жить вместе, и вопрос «где именно» имел в то время однозначный ответ. В начале «десятых» Лена переехала в тихий подмосковный город, вышла замуж, сменила гражданство. Скоро у супругов родился сын Игорь.

Как и большинство работающих в сфере IT, Лена и Саша относились к политике, проводимой российскими властями, весьма критично. Регулярные путешествия по ближнему и дальнему зарубежью лишь подтверждало их точку зрения: «внешние враги» России существуют лишь в телевизоре и умах недалёких людей. 

— В любой цивилизованной стране абсолютно всё равно, какой ты национальности и на каком языке говоришь. Важно оставаться человеком, уважать окружающих, стараться не нарушать правила страны, и к тебе будут относиться нормально, — говорит Елена. — Мы вполне комфортно чувствовали себя как в центральной Европе, так и в странах Балтии. Никто ни разу не посмотрел на нас косо за русский язык или российский паспорт.

В Украину семья решила переехать в 2021 году. Решение пришло не спонтанно. Лена и Саша часто бывали там как по работе, так и просто в отпуске, завели немало друзей. Были в Одессе, Карпатах и, конечно же, в Киеве, куда и планировали приехать. Знакомые помогли с переездом, первоначальной арендой жилья. В общем, 2022 год семья встречала уже на новом месте и с видом на жительство.

— Вот вы сейчас спросили про язык, а я об этом даже не задумывался, — удивляется Александр. — В разговорах мы пользовались русским, но потихоньку учили и украинский. Языки из одного корня, поэтому понимание приходит интуитивно, особенно в контексте. Многие киевляне, по моему ощущению, также говорили на русском. Но, конечно, нередко я слышал и украинскую речь. Некоторые люди также разговаривали на смеси языков, так называемом суржике. В целом, никаких языковых барьеров я не ощущал.

— Всех интересовал только один вопрос, — вспоминает Елена, — почему мы приехали. Весь двадцать первый год российская армия бродила вдоль украинских границ, и в воздухе уже носилось если не напряжение, то явная тревога. Поэтому все удивлялись нашему решению. Впрочем, в России тоже удивлялись, почему мы уехали. 

— Что касается языка, — продолжает Елена, — то я сталкивалась с людьми, которым было привычнее говорить на украинском, но, видя, что я не понимаю, они пытались переходить на русский. Не у всех это хорошо получалось, но коммуникацию мы, общими усилиями, всё-таки находили. Со временем и я подучила украинский, мне было несложно. Наш сын, которому к тому времени уже исполнилось семь, вообще никаких языковых проблем при общении во дворе не замечал — дети быстро учатся.

— А вот люди немного другие, чем в России, — замечает Александр. — В Украине народ более активен, им, если так можно сказать, больше «не всё равно». Не могу сказать, это у украинцев наследственное или приобретённое. Но такой стиль жизни мне нравится больше, чем средне-российское равнодушие. 

Не успела семья обжиться, как настал тот самый февраль. Тревога переросла в напряжение. Но окружающие, по словам ребят, всё равно не верили в возможность острого военного конфликта. Не верили, что Россия всерьёз намерена развязать масштабную войну в центре Европы в XXI веке. Думали, что все угрозы — лишь элемент политики Путина, и не более того.

Продолжение следует.