Воскресенье, 29 января
облачноПавлодар, -13°C
460.43 6.65 501.04
Меню

Загадка чиновника с ружьем

  • Ольга Воронько
  • 6
Фото Киикбая Калиева из открытых источников в соцсетях

Спортивный чиновник вспомнил, что не мог дать пощечину правой рукой, так как у него там с прошлого века страшно искалечена и не работает кисть. В сути конфликта продолжает разбираться Ratel.kz.

Напомним, павлодарка Юлия Пузина обвинила своего руководителя из ледового дворца в том, что тот зашел к ней в кабинет, чтобы отругать за опоздание на восемь минут, а в результате ударил по лицу так, что врачи первой горбольницы диагностировали закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга, гематому лобно-височной области справа, ушибленную рану правой стопы криминального вида.

На заседании суда по административным правонарушениям города Павлодара Киикбай Калиев заявил, что не мог ударить Юлию из-за того, что между ними, во-первых, был стол, а, во-вторых, она спортсменка и умеет держать удар, поэтому не отлетела бы с места и не ударилась ногой.

В суде апелляционной инстанции он сообщил, что своей правой рукой ему трудно держать даже ручку, не то что кого-то бить. Пальцы не сжимаются в кулак, а если за что-то случайно ею задевает, то очень больно. Потому что в 90-е годы тысячелетия получил производственную травму, в результате которой были порваны все сухожилия и нервы, переломаны кости, а врачи первой горбольницы все это плохо собрали и сшили. С годами развилась болезнь обоих кистей — артроз второй степени и синдром Вартенберга.

Пузина скачала со странички Калиева в Instagram, находившейся в открытом доступе, его фотографии с ружьем в правой руке. И участники судебного процесса вместе с судьей полтора часа, что длилось последнее заседание, обсуждали – зачем неработающей руке оружие.

Фото Киикбая Калиева из открытых источников в соцсетях

—  Фото сделано лет пять назад, после свадьбы сына, — объяснил Калиев. – Мы тогда поехали на рыбалку, ружье сзади держит мой родственник за приклад, а я придерживаю пальцами, чтобы оно не упало вперед. Я даже стою в классических брюках, на меня куртку накинули просто для фото.

— Калиев охотник, часто ездит на охоту, это пятизарядное ружье, которое весит 3,5 килограмма, плюс патроны с ремнём, — сообщила суду Пузина. – Также он ездит за рулем. Если у него не работает одна рука, значит, он создает аварийную ситуацию на наших улицах и на охоте может кого-то не того подстрелить?

— На охоту я езжу, когда беру отпуск и всегда в Таразе, — возразил Калиев. — Действительно, в 2019 или 2020 году я получил охотничий билет и зарегистрировал двустволку, но я не стреляю, а езжу просто отдыхать.

— А зачем вам ружье, если вы не можете нажать на курок? – спросил судья.

— Для самообороны, — ответил Калиев.

— А как вы будете самообороняться – родственника позовете, чтобы сзади ружье держал? – уточнила Пузина.

— Ружье мне подарили, — сказал Калиев.

— А тот, кто дарил, имел право это делать? – спросила Пузина. – У меня отец был охотником, поэтому я знаю, что для того, чтобы получить разрешение на оружие, нужно пройти медкомиссию и специальные курсы стрельбы в спорткомплексе департамента полиции «Динамо». Как вы смогли все это сделать, будучи инвалидом с недействующей рукой?

— На медкомиссии проверяли только состою ли я на учете в наркологическом и психдиспансере. Факт травмы я скрыл. А курсов стрельбы у нас никаких нет, — ответил Калиев.