Понедельник, 6 февраля
облачно, небольшой снегПавлодар, -16°C
458.69 6.52 501.3
Меню

Скандал в Ледовом дворце: восторжествует ли справедливость?

  • Ольга Воронько
  • 34
Фото: Ольга Воронько

Теперь у побитой фитнес-тренера выясняют, сколько раз ее рвало после удара. Суд первой инстанции не смог понять, что произошло за закрытой дверью между фитнес-тренером и чиновником. Сейчас проходит апелляция, сообщает Ratel.kz.

Напомним, Юлия Пузина обвинила своего руководителя из Ледового дворца в том, что тот зашел к ней в кабинет, чтобы отругать за опоздание на восемь минут, и ударил по лицу так, что врачи первой горбольницы диагностировали закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга, гематому лобно-височной области справа, ушибленную рану правой стопы криминального вида.

В ответ спортивный чиновник тоже обвинил Юлию в том, что та его материла. В суде по административным правонарушениям города Павлодара в качестве подтверждения своей невиновности он заявил, что девушка, будучи спортсменкой, умеет держать удар, и если бы он ее ударил, то она не отлетела бы с места и не ушибла ногу.

Также он сообщил, что его предшественник вынужден был уволиться из дворца после того, как Юлия обвинила его в домогательстве. То есть дал понять, что у девушки просто какое-то предвзятое отношение к руководителям – мужчинам. Подчиненные чиновника подтвердили – девушка иногда была грубоватой, а вот руководитель, наоборот, всегда спокойный, добрый и уравновешенный.

Однако в музыкальном колледже, где Юлия работает преподавателем по классу виолончели и играет в оркестре, очень удивились и сообщили, что ни с одним руководителем – мужчиной у нее никогда здесь не было не то что скандала, но даже простого недопонимания.

— С Юлей Викторовной мы очень давно знакомы, — сказала на заседании адмсуда пианистка Ксения Салихазянова, — Юлю у нас В ГУ «Комплекс музыкальный колледж, музыкальная школа — интернат для одарённых детей» все очень любят. Она работает с детьми, с детьми маленькими. Для нас в комплексе это ситуация вопиющая. Дикий ужас. У нас совсем другие взаимоотношения. У нас два руководителя — Серик Касымханович Сыздыков и Даурен Болатович Куанов. Не один, а два! И оба очень ценят Юлю как музыканта и как человека. Ещё она 12 лет отработала в оркестре казахских народных инструментов, и тоже ни одного обвинения в домогательстве или побоях никому там не предъявляла.

В итоге административный суд решил не верить ни одной из сторон и обоим отказал за недоказанностью. Сейчас в суде апелляционной инстанции подробно выясняется – сколько раз после удара Юлию вырвало и где это происходило. Также вторая сторона намерена провести расследование – действительно ли при ее заболевании крови не рекомендуется лишнее облучение, раз она не стала делать рентген головы после удара по лицу. Согласитесь, для молодой женщины, вынужденной делиться информацией о своем сложном диагнозе, в этих судах мало веселого.

—  Уважаемый суд, — сказала она в апеляционной инстанции, — я воспитывалась в глубоко порядочной семье! Где отец был примером настоящего мужчины, который никогда не оскорблял и не поднимал руку на женщину. Я воспитывалась в любви и ласке. Даже в детстве родители никогда не позволяли себе поднять руку на нас, детей. Я верующий человек, более 15 лет хожу в храм, являюсь прихожанкой. Я музыкант, закончила Академию музыки по классу виолончели и выступала на одной сцене с именитыми музыкантами. Калиев недоумевает, что я сейчас обращаюсь во все инстанции, чтобы остановить насилие, которое в наше время происходит, к сожалению, часто. Если не моё государство, в котором я родилась и живу, не наше правосудие меня защитит, то кто? Если суды будут оправдывать рукоприкладство, то насилие и беззаконие будут процветать и завтра на моем месте окажутся чьи-то дочери, жены, матери. Заключение нейрохирурга, травматолога на руках. Они выданы врачами, которые осматривали меня в день происшествия. Я проходила лечение у невролога, травматолога, будучи на больничном. Мой папа погиб страшной смертью, мою маму, накануне, сбила машина, и никто из виновных не сел в колонию. Теперь меня бьют на рабочем месте, руководитель, мужчина, и я вынуждена бороться и доказывать. Меня унизили и продолжают унижать.

Об ужасной гибели в 2007 году Виктора Пузина, отца Юлии, в свое время много писали в СМИ. Он работал начальником участка на строительстве трубопровода в Кенжеколе, стоял на строительной площадке и раздавал задания рабочим. Как установило следствие, в это время нетрезвый крановщик решил, что ему при развороте мешает 11-метровая труба весом 700 килограмм, резко нажал на газ, чтобы ее оттолкнуть и протаранил ею Виктора. Мужчину буквально разорвало, а крановщик продолжал работать. У него не было документов, ему задним числом быстро сделали липовые.

Статью переквалифицировали на ДТП, но Юлина мама смогла доказать, что трагедия случилась не на трассе, а вдоль неё. Инспекторы по труду признали стопроцентную вину работодателя, однако руководитель фирмы-застройщика — ТОО СФ «Пирамида» так и не был привлечен к ответу. Его, конечно, признали обвиняемым в нарушении правил охраны труда, но следственные органы четырежды приостанавливали расследование, шесть раз выносили постановление об отказе возбуждении уголовного дела.

Так протянули два с половиной года, после чего срок давности за преступление небольшой степени тяжести истек. Один полицейский был привлечен к дисциплинарной ответственности за волокиту. Крановщик получил два года лишения свободы условно. Юле пришлось уехать из Астаны, где она училась и получила несколько предложений о работе в оркестрах, чтобы шесть лет участвовать в судах и поддерживать маму. Семья так и не получила компенсацию по страховке за гибель кормильца на производстве.

А недавно Юлину маму на пешеходном переходе сбила машина. Её подкинуло на лобовое стекло, оттуда она отскочила на асфальт. Была без сознания. Прошли суды, и человека, который это совершил, лишили прав на шесть месяцев. Мол, в результате ДТП у пострадавшей диагностированы только гематомы. А у мамы боли в спине и челюсти, она ходит по врачам. И на работу в тот день, когда они оказались с начальником за закрытой дверью, Юля опоздала на восемь минут потому, что бегала к маме делать обезболивающий укол.

Вас заинтересует