Воскресенье, 14 апреля
Меню

Кто виноват и что делать?

  • Елена Васильченко
  • 210
Кто виноват и что делать?
фото из соцсетей

Об этом мы попросили рассказать Нуржана Ашимбетова – одного из бывших акимов Экибастуза (с августа 2018-го по август 2019-го, оттуда он ушел в парламент). И первая проблема, с которой он столкнулся в должности главы города горняков, была именно в коммунальном хозяйстве.

История вопроса

То, что происходит, – действительно большая трагедия. Но проблема возникла в Экибастузе, как говорится, не за один день. Нужно вспомнить, ЦАТЭК приобрела примерно в одно время и экибастузскую, и павлодарские ТЭЦ. И из всего этого актива Экибастузская ТЭЦ и теплосети – самые старые и самые убыточные. В свое время инвесторы, видимо, на это внимания не обращали, они приобретали все, как говорится, скопом. Думали, что будут госпрограммы, видимо, рассчитывали на субсидии, и что тарифы будут поддерживаться (на уровне).

Нужно сказать, еще в советское время тепловые сети города были так устроены, что лежали в одном лотке с водопроводными. Тепловики при проведении ремонтных работ не учитывали замену водопроводных (это ведь разные собственники теперь). То есть они водопроводные сети оставляли в том же старом лотке, а свои сети тянули отдельно. Поэтому получалось, что отдельные кварталы водопроводных сетей остались оголенные, без спутникового теплопровода, который оберегал их от промерзания. И мы тогда поставили вопрос, что в следующих проектах (замены теплосетей) была учтена модернизация и водопроводных сетей. Мы это подход защитили и начали делать совместные проекты, то есть на замену водопроводной сети, которая в коммунальной собственности, выделялись бюджетные средства. Ну и ряд этих проблем был снят. Уже после того, как я ушел с этой должности, тепловики, видимо, перестали этим заниматься.

Тогда же, в 2018 году, генеральный директор Павлодарэнерго, это головная компания, заявил о готовности передать теплосети Экибастуза в коммунальную собственность. Потому что у них нет возможности за счет сборов от действующего тарифа делать их замену. Собрали тогда рабочую группу, туда подключили ветеранов Экибастуза – тепловиков и энергетиков – и пришли к выводу, что, действительно, тепловые сети находятся плохом состоянии, возможны проблемы. Тогда мы высказали готовность принять эти тепловые сети в коммунальную собственность и в дальнейшем (ремонтировать их) за счет бюджета.

Но поскольку уже был конец августа – начало сентября 2018 года, скоро должен был начаться отопительный период, и вопрос завис в воздухе. На четыре года. Ну и пришли к тому, что видим.

В 2022 году летом они уже официально написали письмо о том, что готовы передать сети в коммунальную собственность. И была реакция властей, что никаких передач перед началом отопительного сезона не будет, в дальнейшем будет аудит проводиться, и дальше будет рассматриваться этот вопрос. Конечно, надо было еще тогда решать и бить в колокола, раз они говорят, что денег нет, ремонтные работы должным образом не проводятся. Я думаю, тогда надо было передавать.

Получается, передавать летом нельзя, зимой, само собой, нельзя – отопительный сезон. Весной начнешь передавать – тоже скажут, что короткий период. Когда-то ж надо его решать? По теплосетям  все, как говорится, на поверхности. В том плане, что там ничего сложного нет, простые проекты, простое решение вопросов. Мы в городах (Нурлан Ашимбетов был акимом Петропавловска, Павлодара, Экибастуза и Аксу – прим. авт.) очень много за счет бюджета ремонтировали сетей. Я считаю, что, однозначно, сети надо принимать в коммунальную собственность, делать проекты по их замене – они несложные. И, начиная с магистральных сетей, переходить на квартальные и заниматься их ремонтом за счет бюджета.

Отдельный вопрос по экибастузской теплостанции. Она очень старая. Оборудование, которое там был установлено, морально и физически устарело. Там в основном водогрейные котлы стоят. Есть, правда, одна турбина, которая вырабатывает электроэнергию, но ее хватает только на собственные нужды станции.

В 2018 году я также с этой проблемой столкнулся, что для модернизации станции необходимо установить новое оборудование, гидротурбинную установку, которая вырабатывает как тепло, так и электроэнергию. Тогда у станции будет два источника дохода: от выработки и реализации тепла и от выработки и реализации электроэнергии. Как работают, например, павлодарские ТЭЦ. Все три очень хорошо вырабатывают электроэнергию и зарабатывают на этом.

Генеральный директор Павлодарэнерго Олег Перфилов в свое время говорил о том, что они не могут одноразово выделить такие крупные суммы (на модернизацию). В связи с тем, что они уже и так занимали достаточное количество денег. В том числе в Европейском банке развития. Поэтому они выделили отдельно экибастузскую теплостанцию в юридическое лицо, которое сейчас существует. И под это юрлицо они предполагали в дальнейшем брать кредиты. Предлагался также вариант поставить новые мощности за счет бюджетных инвестиций. У нас, к примеру, Банк Развития Казахстана дает такие бюджетные кредиты, чтобы провести модернизацию за счет этих фондов.

Говорят, нужно построить новую станцию, но это не так просто, это огромные деньги. Возможно, сотни миллиардов тенге. Нужно поэтапно вести замену, по очереди менять одну турбину, генераторную установку, произвести к ней подвязку всех необходимых коммуникаций.  А когда она уже будет выдавать тепло или энергию, менять следующую.

Поэтому сейчас принимать станцию в коммунальную собственность, я думаю, нет смысла, потому что там очень сложный актив. Надо будет еще проверять, сколько на этом предприятии сейчас задолженности, может быть, предприятие закредитовано. Для модернизации станции требуется сложное оборудование, нужно выбрать его тип, поставщика, потом длительные сроки изготовления самой установки. Это не так просто сделать.

С сетями гораздо легче разобраться. И сейчас, как я понимаю, основная проблема именно по сетям происходит. Я думаю, их можно принимать коммунальную собственность и заниматься модернизацией. Причем это можно сделать быстро: проекты там несложные, оборудования достаточно.

Я хочу сказать, не в обиду тем ребятам, которые после меня работали, но сменяемость акимов в Экибастузе – это большая проблема. Я в девятнадцатом ушел, сейчас 22-й год, уже третий аким у них. Представляете, три акима за три года в одном городе! Я хоть пришел подготовленным, а, например, Кантарбаев был акимом Майского (сельскохозяйственного – прим. авт.) района. Его Скаков сразу после Иманзаипова назначил, тот все-таки был хозяйственником. Кантарбаев, насколько знаю, в этой системе никогда не работал. Потом получилось, что его заместителя обвинили в коррупции, и там чуть ли не полгода велись следственные действия. То есть долгое время коммунальным хозяйством Экибастуза было просто некому заниматься. После приговора суда подчиненного Кантарбаева освобождают, а должность заместителя акима по ЖКХ была вакантной, не так давно приняли человека.

Местные исполнительные органы слабо контролировали ситуацию с подготовкой к отопительному сезону. Проблему, которая буквально лежала на ладони, не видели и не решали. И вот что из этого получилось.

С поставщиками тепла, так называемыми монополистами, не велось нормального диалога. Можно было принять в коммунальную собственность и передать их в доверительное управление специализированным компаниям. В Экибастузе столько энергетических предприятий, столько специалистов. Я думаю, нашлись бы компании, кто смог бы грамотно управлением заниматься. Экибастузские горэлектросети и водоканал, кстати, именно так и работают, и нареканий нет, насколько я знаю.

ЧС в Экибастузе уже была

Еще один момент расскажу. По улице Бухар Жырау, это центр города (сейчас основная проблема именно там), был запроектирован капитальный ремонт, замена асфальтового покрытия. Его уже поддержали из республиканского бюджета. Хотели, как в Павлодаре, сделать ее красивой. И когда я пригласил коммунальные службы – Горводоканал, тепловиков, спросил, как там с сетями. Не получится так, что сейчас реконструкцию проведем, но из-за аварий придется все потом ломать и по новой делать. И тут мне говорят, что центральный канализационный коллектор не менялся и не ремонтировался, и по нему проблемы. Тогда мы заказали технику, такой небольшой подземный вездеход, опустили его в канализационные трубы. И он сделал съемку проема канализационной трубы. И мы своими глазами увидели провисшие своды этих железобетонных труб. То есть канализационная сеть уже разваливалась. Пришлось срочно делать проект на замену канализационных сетей. Объявили даже местную ЧС. И проект замены канализационного коллектора сделали в течение двух месяцев.

И я ушел в парламент. Этот проект мы заявили в Министерство индустрии. Первый вопрос, который я в парламенте поднял, это выделение средств на ремонт коллектора по центральной улице Экибастуза. Сумма требовалась порядка четырех или пяти миллиардов. Мне говорят: да вы что, такие деньги! Бюджет почти сверстан – осенью бюджет формируется. Я объяснил, что это чрезвычайная ситуация. В итоге парламентские коллеги-депутаты проект поддержали, бюджетные средства выделили. И сейчас, насколько я знаю, основная работа уже завершена.

Когда объявляется режим ЧС, он позволяет без конкурсов брать уже готовые проекты компаний, которые на этом рынке имеют достаточный авторитет. И все можно быстро сделать. Далее из резерва правительства выделить средства на замену проблемных теплосетей. Ситуация не такая уж безнадежная.

Сейчас надо срочно восстановить сети. Нужно все трубы заварить, в том числе внутриквартальные, потом подъездные, подвальные, благополучно всех подключить. А потом заняться ремонтом пострадавших квартир, подъездов.