Четверг, 30 ноября
пасмурноПавлодар, 1°C
458.04 5.17 500.41
Меню

Бота Машрапов: художник во времени и пространстве

  • Ирина Ковалёва
  • 752
Бота Машрапов: художник во времени и пространстве
фото автора

В Павлодаре на фасаде жилого дома по проспекту Н. Назарбаева, 174, где располагалась мастерская павлодарского художника Боты Машрапова, установили мемориальную доску. А в областном художественном музее проходит памятная выставка его живописных работ из фонда музея и собрания наследников.

Бота Кабыкенович Машрапов родился 1 января 1952 года в Павлодаре. Окончил Алма-Атинский государственный театрально-художественный институт, ныне Казахская национальная академия искусств имени Жургенова. Работал в Павлодаре. Скульптор, дизайнер, художник-постановщик массовых зрелищных мероприятий, живописец, книжный график. Член Союза художников РК с 1992 года. Произведения художника находятся в фондах республиканских и областных музеев, в частных собраниях Казахстана и зарубежья.

Участник различных выставок и международных симпозиумов. Был награжден почетными грамотами, благодарственными письмами, юбилейными медалями. В год 25-летия независимости Республики Казахстан Боте Кабыкеновичу был вручен нагрудный знак «Мәдениет саласының үздігі».

Бота Машрапов у нас в регионе был первым профессиональным художником-дизайнером. Первый выпуск был всего 6 человек по Казахстану, и художник шутил: мол, штучный товар. Сам Машрапов рассказывал: институт тогда только открылся, и он был в числе первых выпускников-дизайнеров. «На последних курсах уже просили остаться на кафедре, работать в Алма-Ате, в проектных институтах. А мне отец сказал: «Лев Николаевич Толстой и в Ясной Поляне писал свои произведения. Если ты действительно умеешь, знаешь свое дело, ты можешь хорошо делать его и у себя на родине». Так я прибыл в Павлодар», – объяснял Машрапов.

Бота Машрапов был разноплановым художником. Увлекался живописью, создавал интерьеры мемориальных и историко-краеведческих музеев, школ, клубов и Дворцов культуры города и области. Но его главным призванием была скульптура. За годы жизни им было создано более 20 бюстов и памятников известных людей Прииртышья. Среди них памятник воинам-афганцам, памятник Чехову на театральной площади, мемориал жертвам голода в 30-х годах в Казахстане (в соавторстве с М. Абылкасимовым). Он являлся инициатором создания и автором снежных и ледовых композиций на улицах Павлодара. Сам ткал и создавал прекрасные гобелены. Его мышление скульптора и декоратора соединялось в декоративно-прикладных работах. И, конечно же, павлодарцы помнят, как художник тонко схватывал черты и характеры людей, вырезал из бумаги портретные профили и дарил их горожанам.

В фондах собрано не так много работ художника. Тем ценнее выставка для зрителя, который может увидеть еще одну ипостась таланта Боты Машрапова.

– Он очень спешил показать, много было всего сделано разноплановых работ. Здесь он представлен как живописец и немного  как график, – показывает работы экспозиции искусствовед, главный хранитель фондов областного художественного музея Елена Дубовая. – В самом начале выставки – работы из фондов. Одна из них посвящена другу семьи – журналисту Женису Марданову. Память о нем воплощена на полотне Машрапова в, казалось бы, не свойственной для него лирике. Есть здесь и мужское, и что-то трогательное, детское – оно пробилась в это открытое окно. Неслучайно мы в экспозиции соединили эту работу с портретом сына художника. И эти перекликающиеся открытые окна, эта бесконечность жизни, конечно, символична. Люди уходят и приходят, поколение сменяет поколение, и этот момент жизни отражен.

Также из фондовой коллекции – портрет старшего сына художника. Он уже не раз экспонировался, но неизменно вызывает восторг зрителей.

– В нем мало цвета, палитра скупая, но красные пятна ее оживляют. И здесь Машрапов очень грамотный живописец – это просто маленький шедевр! Мы им очень дорожим, – говорит Елена Дубовая. – Машрапов мог быть разным и оставаться собой. У Боты Кабыкеновича есть работы на историческую тему, про легенды и мифы. Он всегда их рассказывает по-своему, ищет нестандартные подходы. Например, трогательная работа о семейном предании: из уст в уста передается история, что отец Боты, известный павлодарский педагог, когда был маленьким, в войну побывал на концерте Майры Шамсутдиновой. Этот сюжет и стал основой полотна. Здесь стоит обратить внимание на саму идею.

Достойная фондовой коллекции музея картина из собрания наследников – великолепный портрет знаменитого сельского учителя, Героя Социалистического Труда Мажена Кабылбекова. Живопись в спокойном ритме. Интуитивно приглушенный колорит, выверенная композиция и говорящие детали, раскрывающие характер труженика. Портрет хочется долго рассматривать. Художник вовлекает в полотно. И зритель погружается в атмосферу картины, заходит в комнату и знакомится с самой сутью героя.

На выставке есть ритмы угольного разреза – в совершенно новаторском исполнении, где роторный экскаватор изображен драконом. И всплески вроде бы нехарактерных для художника лирических работ. Это любование городскими пейзажами, природой. Но и здесь – свой взгляд. Свое прочтение.

Искусствоведы поясняют: художник, как многие другие павлодарские авторы, – с крепкой жизненной и профессиональной базой. И, как представители его поколения и мастерства, он так е берет высокую точку и погружает нас в далекое пространство. Это было им свойственно. Точка зрения – высокая, либо изменена так, что кажется: этого не может быть. А если все же взглянуть с этого ракурса?

А ракурс порой решает все: когда из густонаселенного города, нарушая все законы физики, в небо уходят кочевники со спутниковыми тарелками в поклаже телеги, запряженной лошадкой. Акценты в экспозиции – и о юморе и сатире, свойственным Машрапову. И о его борьбе с самим собой, бесконечном поиске. Конец 80-х – рвущиеся на свободу кони, затем начало 90-х – «Свободный микрофон». Темы – актуальные, на злобу дня. Глядя на его работы, говорят специалисты, удивляешься и не всегда понимаешь: откуда, с какой планеты этот художник? Это Бота, и в то же время не Бота Машрапов. Он был разносторонним, интересно мыслящим художником. Его полотна разные – и в стилевом отношении тоже. «Попугай Колбик», 1986 год. Откуда в буран в заснеженной степи взялся попугай с зеленым хохолком? Кто этот аксакал, в чьих руках клетка? Сейчас остается только гадать, что хотел сказать автор.

В своем интервью нашему изданию на юбилейной ретроспективной выставке в этом же музейном зале в 2017 году Бота Машрапов говорил о своей живописи: «Вот какой я есть – такой есть. Я не хочу просто повторять увиденное. Это новый образ, и я показываю свое видение».

«Меня часто спрашивают: с каким материалом любите работать? Я ставлю вопрос по-другому. К каждой задаче я подбираю материал. Я подумаю: это нужно сделать из металла. А это лучше выглядит в граните. Или в ткачестве. Потому что нет необходимости каждый раз напрягать камень – есть и гобелен, который может выразить тему лучше. То, что больше раскроет тему, я и выбираю из материала. Моя профессия никогда не затрудняла меня, – говорил Бота Машрапов на своей выставке в 2017 году. – Я не живописец, и здесь на выставке представлено мое хобби. Это не коммерческие работы, а то, что я делаю для себя, мой отклик на события в государстве, нашей области, городе. Что меня затрагивает, то я и рисую. Существует какая-то тема, но я воспроизвожу ее по-своему, как я это ощущаю. Я провоцирую своими работами интерес, всегда делаю работы направленно, для людей. Пишу, чтобы люди остановились, посмотрели, подумали. Вас заинтересовало?»