Четверг, 23 мая
Меню

Заводской портрет на фоне машиностроения

  • Ирина Ковалёва
  • 1145
Заводской портрет на фоне машиностроения

День машиностроителя традиционно отмечают в Казахстане в последнее воскресенье сентября. Чествование людей труда в значимой для индустриального Казахстана отрасли предстоит на многих предприятиях. В нашем регионе эту сферу производства по праву представляет Павлодарский машиностроительный завод, входящий в ТОО «ERG Service». В преддверии профессионального праздника мы записали интервью с исполняющим обязанности директора ПМЗ Евгением Ивченко.

Через трудовую судьбу одного человека порой можно увидеть изменения и рост большого предприятия и отрасли в целом. Стаж Евгения Ивченко – 20 лет. Два десятилетия назад, в 2001 году, он пришел на завод после окончания колледжа. В 2004 году ушел в армию, после окончания службы вернулся снова на завод. Прошел с самых азов машиностроительную производственную школу. Карьера развивалась ступенчато: пройден один этап, за ним планомерно идет следующий. Был слесарем, мастером, начальником участка, до недавнего времени – начальником сварочно-сборочного цеха на ТОО «ERG Service». Сейчас Евгений Ивченко – и. о. директора Павлодарского машиностроительного завода.
– Расскажите о своем формировании в профессии.
– В конце 90-х молодежи было сложно, жизнь вокруг нестабильная. И моя мама, желая мне лучшей судьбы, помогла сделать правильный выбор. Мне всегда нравилось черчение, чертежи. И все курсовые проекты я делал сам с удовольствием. И в 2000 году окончил машиностроительный колледж в Павлодаре по специальности техник-технолог машиностроения. Хотя тогда, в юности, мало понимал, что такое быть машиностроителем. У друзей были конкретные специальности – слесарь, сварщик. А я не имел представления, чем буду заниматься в жизни. Но сейчас вижу, что фундаментом стало очное обучение в техникуме: у меня были очень хорошие преподаватели, мастера. Было интересно делать что-то своими руками, обращаться с «железом». Я старался вникать во все сам, если не получалось, находил человека, который в этом разбирался, чтобы он научил меня. Все-таки основой будущей профессии для меня стало понимание, чтение чертежей. И теперь, принимая на работу инженерно-технический персонал, я ценю умение читать чертежи.
– Вы сами написали свой жизненный сценарий в профессиональной сфере, или это сложилось под влиянием каких-то обстоятельств или людей? Существует ли у каждого свое предназначение?
– Я считаю, что жизнь – во многом лотерея. И не все, чего добивается человек, напрямую только лишь его заслуга. Играют роль обстоятельства. Но важно понять, насколько человек готов действовать. Кто-то скажет, что для каждого дела нужен особый склад ума. Я считаю, что хирургами, спортсменами, бухгалтерами, машиностроителями – рождаются. Каждый в жизни выбирает то направление, для которого был создан. И здесь важно не ошибиться, верно выбрать свой путь. Также нужно, чтобы рядом были люди, которые помогут разглядеть скрытые таланты. Во многом у меня было все предопределено. Я окончил Павлодарский машиностроительный колледж, пришел устраиваться на работу на Павлодарский машиностроительный завод. Когда меня спросили, кем бы я хотел трудоустроиться, понимания профессии еще не было. В 2001 году, как и другие предприятия, завод был в тяжелом состоянии, зарплату почти не платили, что-то выдавали товарами. Многие помнят те времена в 90-х. Я с 14 лет привык зарабатывать сам. И я к тому времени уже работал грузчиком на рынке, зарплата была значительно больше. Но я увидел в заводе перспективы, устроился слесарем 3-го разряда. А через полгода меня уже назначили мастером.
– Какое значение играет в формировании личности и профессионала коллектив?
– Важное значение. И отношение ко мне старших наставников было всегда внимательное. Я очень горд, к примеру, что мне в свое время довелось участвовать в работе над грейферами. Это грузозахватный орган у мостового и козлового крана. В те годы, я могу назвать их своеобразными годами застоя, заказов и проектов было значительно меньше. Хотя в целом это продукт производства как раз машиностроительного профиля. Но в те годы козловые краны и их детали не производили уже несколько лет. И, конечно, когда выдали первый за долгие годы проект козлового крана, для меня это тоже стало значимым событием. Все сделали и собрали нормально, здесь же подключали и испытывали. Тогда это было единичное, не массовое, как сейчас, производство. Такие события врезаются в память.
В целом, первые два месяца работы для меня был большой поток работы: мостовые подвесные краны, тысячи отверстий, месяцами их сверлил, а когда трубы привозили – залезал внутрь и «болгаркой» все счищал и срезал. И так целыми днями, сменами. Знание производства начиналось с самых азов. Нам составили задачу – мы ее выполняли. Сейчас выбора у молодежи гораздо больше.  А для нас, молодых, девизом тогда была фраза из фильма: «Вижу цель – не вижу препятствий». Помню, пришел проект, три козловых крана. Два на ремонт и один – с нуля. С напарниками Максутом Жамбаевым, Кайратом Жумкеновым и Вадимом Швайцером тогда мы собирали эти механизмы кранов. Мои коллеги, с кем мы тогда начинали слесарить, сейчас продолжают работать в сварочно-разгрузочном цехе: все уже 6-го разряда, а Вадим Швальцер – бригадир.
– В начале 2000-х на заводе произошла смена курса?
– Когда я вернулся после армии в 2004 году, здесь поменялось руководство и формат – предприятие вошло в группу ENRC. Поначалу я даже решил устроиться на другое предприятие, приехал на ПМЗ за документами. Встретили мои ребята, оказалось, меня ждали. Владимир Геннадьевич Нечитайло был начальником сборочного цеха, заместителем директора по производству был Сергей Владимирович Завалин. Меня убедили, что я нужен здесь. И я вернулся на завод. Когда мне предложили перейти на участок мостовых кранов, задумался. Это было новое для меня, другой объем работы и технологии. Слесарем был недолго, снова стал мастером. Позже, через два года, на меня возложили ответственность за работу начальника участка. Это был положительный момент, хорошая практика в коммуникациях с коллективом, понимание всех процессов гораздо глубже. Когда делаешь только свою работу, многих деталей не видишь. А здесь приходит понимание, что нужно уложиться в определенный тайминг, есть обязательства и нюансы. Я делился своим опытом, чтобы люди выходили из своей зоны комфорта.
– Как относились к молодому сотруднику?
– Были интересные моменты: ко мне в подразделение как-то устроился на работу слесарем отец моего одноклассника. А я мастер, мне 23 года. И удалось успешно выстроить рабочие отношения. Были хорошие взаимоотношения с главным технологом, главным конструктором, с руководством. Они видели, какие сложности существовали тогда на предприятии. Тут важно понимать: когда ведешь разговор с кадровым резервом, то многие хотят быть руководителями. Другое дело, что на 80% уже надо быть готовым к этому переходу. Но на тот период, в 2006 году, я просто был очень любознательным. Мне было интересно все, что касается моего производства. Я был мастером и, когда возникали сложности, думал, как их можно решить по-другому. Но во главу угла я всегда ставил и ставлю дисциплину.
– Что для вас дисциплина?
– На этом держится многое, если есть дисциплина – можно выстроить все. Если ее нет, все наносное рухнет: за какое бы направление человек ни брался, у него всегда будут провалы, и он не будет принимать, откуда они берутся. Дисциплина – это выстроенный график, определенные традиции, установки, чтобы об этом не нужно было рассказывать постоянно. Для кого-то это не подходит. А для меня важно, это составляющая жизни. Не просто планирование и прогнозирование, но и ответственность, пунктуальность, уважение. Это накладывает отпечаток на формирование сменного задания, исходит из просмотра чертежей, документации, расчета времени. С учетом всего этого можно грамотно планировать работу персонала. Этот колоссальный труд для многих остается незамеченным. Но это действительно удобно для всех.
– С карьерным ростом приходилось учиться?
– Обязательно, постоянно. Когда меня направили на заготовительный участок, там все было новым для меня. Во все вникать нужно было заново. Когда вникаешь в работу, появляются варианты, как можно сделать проще и лучше. Хотя новое зачастую воспринимается людьми сложно. Это хорошая производственная школа. И сейчас в руководящей должности мне уже легко разговаривать с людьми – многие нюансы знаешь не понаслышке, сам прошел их с нуля. При знании, как формируются процесс, есть понимание, что можно изменить для улучшения. В 2008 году я уже жестче стал отстаивать позицию своего участка в рамках общего подразделения. Мне предложили стать начальником цеха металлоконструкции. Нужно было серьезно наладить работу подразделения. И мой опыт за 4 года работы мастером и начальником участка, коммуникации и навыки помогли решить задачу. Я учился в ПГУ, но поначалу учебу по семейным обстоятельствам пришлось на время оставить. Но затем я окончил вуз. Учиться и вникать приходилось в самые разные сферы предприятия. Например, раньше никто не обращал внимания на то, что инженерно-технический персонал получал зарплату меньше рабочих. Изменения этой ситуации для ИТР – во многом и моя заслуга. Задача руководителя, я считаю, мотивировать, направлять, планировать, выстраивать работу. Рабочие, как правило, видят задачу не в целом, а конкретную – на смену. Это нормально. Я всегда стараюсь разъяснять: сколько стоит твое время, твой час работы. Как понять объем работы применительно к себе, особенно на фоне производства. Это элементарные данные, но многие люди не понимали их. Для того чтобы человеку ценить свой труд, он должен понимать, из чего он состоит.
– Что значит для вас лично финансовый вопрос?
– Я в свое время изменил КТУ и доказал экономическому блоку, чтобы нужно менять систему мотивации, которая была ранее. Это период для завода и для меня был определенным испытанием. Кто-то не смог войти в новую систему, которая работает. Но, как я уже говорил, «вижу цель – не вижу препятствий», иного не дано.  А в такие моменты на финансы смотришь меньше всего, здесь важны именно структура и система. Но двигает все именно идея. Определить чему-то цену сложно. У всякого она своя, и у каждого это понимание будет свое. Несколько лет назад я бы, не задумываясь, легко назвал сумму, во сколько я оцениваю свой труд. Сейчас понимание другое: я вижу свою цель, хочу выстроить производство, чтобы оно приносило радость. И что это оценят. Я уверен: нельзя растрачивать свои ресурсы для людей без отдачи. И речь здесь больше не о суммах, а о том, что ты реально представляешь и что ты можешь дать взамен. Финансы – это эквивалент твоего вклада в общее дело, твой личный положительный эффект.
– Для вас работа – это профессиональные обязанности или что-то больше?
– Работа всегда вызывала у меня интерес: это живое общение, коммуникации, много нового. Наверное, поэтому я не стою на месте. И на любой должности стараюсь выстроить работу так, создать условия, чтобы было удобно и комфортно в целом всем. 2/3 жизни или больше, да почти всю жизнь ты проводишь на работе. Для многих это вся жизнь. И я не вижу смысла работать на нелюбимой работе или в неудобных условиях – не будет никакого прогресса.
– А как достигается производственный комфорт?
– К примеру, начиная с 2009 года стояли задачи в увеличении объемов производства, и персоналу приходилось работать круглосуточно, был сложный период времени, многие задумывались о смене работы. Личная вовлеченность в работу, тесное общение с каждым, слышать проблемы, решать их, доверие персонала помогло мне выстроить цикличный ритм работы, увеличить численность персонала и перейти на скользящий круглосуточный график работы, увеличив объемы производства в полтора раза. Я считал, что не могу подвести своего руководителя – Леонида Анатольевича Белогривого. Задача поставлена – и я должен был решить все вопросы. Я это сделал. Сейчас понимаю, что определенные вопросы можно было решить по-другому – делегируя, тем самым вовлекая больше коллег в решение общих задач, но это помогло мне стать тем, кто я есть. В 2013 году объемы уменьшились. Директор завода Леонид Белогривый предложил объединить два цеха. Было два разных подразделения: сварочно-сборочный цех с тремя участками, и цех металлоконструкций (ЦМК) – самостоятельное подразделение. По численности практически одинаковые. Один из них я знал очень хорошо, можно сказать, я из него вышел. А во втором решил серьезные проблемы, наладил работу. В итоге получился объединенный цех – сварочно-сборочный, который я возглавил. После, с положительной динамикой и по сей день объемы производства только увеличиваются.
– А если не об объемах, а о конкретной продукции: что выпускал и выпускает завод?
– Раньше производили грузоподъемные механизмы (краны) и металлоконструкции. При преобразовании в «ERG Service» освоили номенклатуру энергетического оборудования, поверхностей нагрева для наших коллег из ПРП (производственно-ремонтного подразделения).
Когда зашли в Евразийскую Группу, стали делать больше запчасти, поскольку это сервисная компания для большой компании предприятий. Цель – не ухватиться за изделие, а понять общую идею группы, увеличить ВГО (внутригрупповой оборот). Если поначалу масштаб был не тот, то теперь понимание есть. Мы находимся в рынке, и это важно делать для людей, для компании. И поток – это неплохо. За 13 лет, что я был руководителем подразделений ЦМК/ССЦ, изготовлено немало конструкций, как для предприятий группы, так и на экспорт. Практически во всех проектах предприятий группы принимали участие. Что более запомнилось в продукции, из раннего – это расширение по АО «АК» металлоконструкции на «узел сортировки», «узел дробления», «вагоноопрокид». По АО «КЭЗ» – кожуха электролизеров, металлоконструкции «Анодного завода». По АО «ЕЭК» – «мост отвалообразователя». Интересная работа была проделана по модернизации печи № 64 – «многоблочный подогреватель шихты». Также интересные проекты были реализованы в изготовлении металлургических 75-ти и 140-тонных кранах. И достаточно большее количество, все не перечислить.
– В чем отличие сферы машиностроения в сервисной компании?
– Наше машиностроение отличается от других предприятий. Но уникальность Павлодарского машиностроительного завода, как говорят ветераны производства, в том, что на нем можно изготовить все, что связано с железом и в определенных габаритах. Собрать большую емкую конструкцию, на которую влияет много физических факторов, чтобы это крутилось, работало и не «клинило» – это большой труд. Здесь каждый день могут «выстрелить» определенные нюансы, которые невозможно предугадать, а выйдут они уже на сборке. И нужно максимально все предусмотреть. Конечно, эта особенность держит в тонусе. Руку на пульсе ситуации нужно держать постоянно. И для меня интересные проекты технически сложные. Вспоминаю такой проект – восстановление моста отвалообразователя, 75-тонной габаритной конструкции для распределения вскрыши на карьере разреза «Восточный» АО «ЕЭК». Немецкие производители конструкции курировали этот проект по технологии. Они не предполагали, как мы это сделаем. И методы контроля кардинально отличались от того, что было раньше. Конечно, сейчас мы далеко шагнули вперед, закуплено современное оборудование, пополнился ОТК.
– При коммуникации с персоналом как вы работаете с возражениями? Ведь вопросы и разница мнений будет всегда.
– Мы все проживаем новый опыт, узнаем много нового и интересного. В течение жизни человек может менять свою точку зрения, он обязан меняться, потому что растет профессионально, становится мудрее. Нужно изучать и противоположное мнение, для того чтобы взять для себя что-то полезное. Это нормально. Я согласен выслушать положительные моменты того или иного предложения, но ориентируюсь на аргументы и риски. Это абсолютно двухсторонняя связь. Я выслушаю позицию каждого, но мне нужны доказательства и факты, а не эмоции. При всей категоричности, стараюсь разъяснять людям причины процессов. Мне важно донести до человека понимание этой сути. И если в моем кабинете у трех человек есть три мнения, то мы должны выйти из него с единым – для общей пользы дела.
– Кто вы, какой вы в профессии?
– Когда работа становится твоим образом жизни, мысли о деле и само дело поглощает тебя, то это может сделать человека более отдаленным, одиноким. Единомышленников, как правило, единицы. Хотя, возможно, их и не должно быть много.
– Для чего вы в профессии? Как вы видите свою миссию?
– На производстве это два фактора. Первое: чем бы я ни занимался и чтобы я ни делал, это не для «железок», а для людей, для персонала. Я стараюсь делать так, чтобы это приносило людям удовлетворение и пользу. Для кого-то это достойная заработная плата, для кого-то идея. Я делаю это не для себя, мне с этими людьми работать, и я хочу, чтобы всем было комфортно. Не важно, мастер я, начальник цеха или и. о. директора – я обеспечиваю людям условия труда и заработную плату. Тогда будет хорошая обратная связь и ответная реакция. А второе – это польза обществу. Все, что изготавливается на ПМЗ, приносит пользу нашей компании ERG, нашим заказчикам, партнерам, нашему региону, стране. Если резюмировать, то я бы хотел выстроить идеальную модель производства, где всем будет комфортно работать. Это моя цель. Понять все сложные места во всех подразделениях, как они влияют на общий результат, и в целом на производство. И решить эти проблемы.
– Есть ли в вашей профессии понятия, которые не меняются с ходом прогресса?
– Есть вещи, которые незыблемы в машиностроении. Это обработка деталей. И на новом высокопроизводительном станке всегда будут детали, тела вращения, которые требуют обработки, независимо от оборудования. Форма, литье может поменяться, а принцип обработки останется.
– Можете назвать сформировавшиеся заповеди машиностроителя?
– Самое важное – чертеж. По нему необходимо работать. Создать что-то по чертежу – это наука, это шедевр. И машиностроение в целом – это чертеж, допуски, посадки, методы обработки, шероховатости поверхностей. В целом – технологическая дисциплина!
– Что для вас важно в профориентации?
– Чтобы люди оказались на своем жизненном месте. Сейчас многие хотят очень быстро добиться финансового успеха. Произошла переоценка ценностей. И, наверное, у каждого времени свои цели. Но быть на своем месте – дорогого стоит.
– Какие качества важны для руководителя?
– На производстве главное – не быть «пожарным», я считаю. Когда возникают какие-то проблемы и сложности, нужно не просто «потушить пожар», а докопаться до сути дела, выяснить причины, почему это произошло. И устранить. Чтобы завтра этао проблема не вспыхнула где-то в другом месте. В этом суть руководителя – знать нюансы, выяснять причины, найти время, силы, ресурсы для решения проблемы, чтобы потом они не возникали больше и не мешали людям работать.
– Чем отличается работа в пандемию от привычного формата?
– На наше предприятие пандемия повлияла меньше, чем на другие отрасли. Хотя был план производства, обязательства перед заказчиками. И мы пересматривали разные варианты, в какие технологии можно вносить изменения, чтобы упростить определенную работу. И находили такие результаты. Пересматривали с технологами изменения процессов. Мы сократили затраты, и многие решения теперь вошли в нашу обыденную жизнь. Авралов не было, потому что наше производство предполагает решение новых задач каждый день. Другое дело, что нужно принимать решения и нести за них ответственность. Но и в этом сложностей в команде не было.
– Что вам интересно в жизни, помимо профессиональной сферы?
– Мне нравится путешествовать с палатками на автомобиле. В пандемию остался внутренний туризм, и я путешествовал по Казахстану. Меня увлекает движение, а не стационарный отдых. Люблю проехаться, пройтись по горам, полюбоваться природой. Из нового опыта – встал на водные лыжи. Время вне работы стараюсь отдавать семье: я женат, растут два сына. А на хобби уже нет времени, невозможно распределить ресурс одинаково по разным направлениям. Ведь выбор бывает не только в пользу чего-то, но также значит и отказ от чего-то. Когда тебе дают право выбора по работе – это твоя идея, твои мысли, тебе с этим жить и нести ответственность. И в этом суть – перебороть самого себя. А это уже дисциплина – умение делать работу, которая поможет достичь определенных результатов. Вдруг это «выстрелит», сработает, принесет успех? Надо пробовать!
– Что пожелаете коллегам в преддверии профессионального праздника – Дня машиностроителя?
– Мирного неба над головой и больше позитивных людей в окружении. Нам всем в последние годы не хватает светлого настроения. Хочется, чтобы больше вокруг нас было не тянущего негатива, а заряда энергии, позитива, спонтанности и радости. Желаю всем, чтобы мир стал добрее, и люди относились бы друг к другу человечнее, дружили, сплоченно решали вопросы и меньше конфликтовали. А значит, и здоровье будет на высоте!