Четверг, 18 апреля
Меню

Назад в школу: как Европа начинает учебный год

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 5448
Назад в школу: как Европа начинает учебный год
Фото из открытых источников

Без гладиолусов для Мариванны, без денег «на шторы» и без акробатической композиции «первоклашка с колокольчиком на плече у выпускника»: начало учебного года в Европе обычно проходит скучно. Но в этот раз ребятишки собираются в школу даже с нетерпением: наконец-то можно увидеться с друзьями после удаленки. Новый учебный год начинается не виртуально, а реально. А вот что будет дальше – большой вопрос.

Учебный год наоборот
«Что касается гемохроматоза… Извините, я должен прерваться, пока моя жена не выползет из комнаты. Да, вот это красное ползущее пятно на заднем фоне – моя супруга», – вздыхает белградский профессор Борчич. Его в общем-то заурядная онлайн-лекция неожиданно стала хитом не только среди студентов-медиков, но и вообще среди всего населения Балкан. Народный интерес к гемохроматозу невероятно возрос после того, как в соцсетях появилось вирусное видео: в кадре профессор Борчич рассказывает об опасных генетических заболеваниях, а в это время в углу его жена ползет на четвереньках к двери, чтобы незаметно (как ей кажется) выйти из комнаты.

Что и говорить, «коронный» учебный год был захватывающим для большинства учеников и студентов: минимум уроков, максимум свободы от строгих преподавателей, легализованные прогулы, халявные гаджеты от государства, сокращенные учебные программы, смешные училки, беспомощно тыкающие пальцами не в те кнопки на компьютере, бесконтрольные контрольные под девизом «списывай-не хочу», форма «парадный верх, пижамный низ», бегающие по клавиатуре кошки, ползающие в кадре жены профессоров… В общем, школяры довольны: год удался на славу. А родители массово подписывают петицию «Верните детей за парты». Они заявляют, что второго такого года не переживут.

Вынужденные прогулы
Пандемия внесла хаос в процесс обучения во всей Европе. Чиновники задавались вопросом: закрыть детей дома или все же отправить в классы? Единого решения для всего ЕС не было: каждая страна шла своим путем.
Во Франции, к примеру, даже во время локдауна дети по-прежнему посещали школы. А в Германии учебные заведения в течение долгого времени были закрыты. Правительство предлагало до 2000 евро в месяц родителям, которые не могли работать из-за того, что им приходилось присматривать за своими детьми.
В начальных школах Бельгии действовала более сложная система: школы закрывались только в том случае, если там было зафиксировано несколько случаев коронавируса. Ученики младших классов ходили на занятия каждый день, а старшеклассники – посменно по неделям.

Похожие правила применялись и в Сербии. Старшеклассников отправили на онлайн-обучение первыми. Средние классы ходили в школы посменно – два дня в неделю за партами, три дня – удаленка. Дольше всех продержалась стойкая малышня: она героически ходила на уроки до последнего, пока цифры заражаемости не стали критическими.
В Италии у детей проверяли температуру перед посещением школы. Тем, у кого она была высокой, рекомендовали сидеть дома.
Самые жесткие меры действовали в Нидерландах. Там попросту закрыли все учебные заведения.
А в Швейцарии, к примеру, школяры остались сидеть за партами – но строго в масках. Если кто-то из учеников или учителей заражался вирусом, школу не закрывали автоматически – однако региональные власти решали, какие карантинные меры необходимы в данном случае.
Ну и, конечно, во время пандемии школы оставались открытыми в Швеции, где практиковался либеральный подход к борьбе с вирусом. Агентство общественного здравоохранения страны заявило, что «нет научных доказательств того, что закрытие начальных школ могло бы оказать какое-либо существенное влияние на пандемию».  

«В пастухи пойдешь»
Пока школьники приспосабливались к новой системе, их родители озабоченно щелкали калькуляторами, подсчитывая убытки. И речь не только о доходах, потерянных мамами и папами во время локдауна. Немцы задумались и о будущих зарплатах самих чад-недоучек.

Эксперты немецкого Института экономических исследований попробовали подсчитать, какой негативный экономический эффект может иметь для Германии временное закрытие школ и перевод школьников на дистанционное обучение. Пресловутый негативный эффект, по их утверждению, связан с ухудшением образования при подобном формате. Экономист Людгер Вессманн заявил, что пробелы в образовании могут привести к «огромному экономическому ущербу как для отдельных школьников, так и для экономики в целом».
Специалисты составили калькуляцию:18 недель закрытия школ обойдутся германской экономике в 3,3 триллиона евро до конца XXI века.

Устойчивая платформа
А в это время на другом краю света кое-кто умудрился не потерять, а даже заработать на удаленке. В Китае в создании системы дистанционного обучения участвовали сразу несколько крупнейших корпораций – Huawei, Alibaba и Baidu.
Единая национальная образовательная онлайн-платформа была разработана буквально за несколько недель. Эта система с 169 видеоуроками по 12 предметам на основе учебной программы, электронными учебниками и тестами объединила более семи тысяч серверов, а обучаться в ней одновременно смогли свыше 50 миллионов школьников.

Заметно выросла и существовавшая до пандемии китайская образовательная онлайн-платформа Yuanfudao. Она объявила о привлечении 1 миллиарда долларов инвестиций, в результате чего ее капитализация достигла 7,8 миллиарда долларов, таким образом став самым дорогим EdTech стартапом в мире. Всего же, согласно прогнозам, в 2023 году объем рынка онлайн-образования в Китае может достичь 99,3 миллиарда долларов.

Школа будущего
Если тебе достался лимон – сделай из него лимонад. Этому девизу последовал не только Китай, но и многие страны Старого света, которые заранее умудрились подстелить себе соломку в виде уже готовой базы для заочного обучения.
Во Франции и Финляндии, к примеру, переход на дистанционку стал почти «бескровным». В этих странах еще до пандемии успешно функционировали мощные системы удаленного образования. Так, во Франции после закрытия школ на базе существующей системы CNED появилась платформа Ma classe la maison («Мой класс дома»). В Финляндии учителя использовали различные приложения и инструменты сетевого обучения, включая финское Qridi, а также Zoom и WhatsApp. Детям без личных компьютеров выдали ноутбуки на дом, а для официальной коммуникации между родителями, учителями и школьниками была организована платформа Wilma.

В Австрии национальный телеканал ORF 1 начал выпуск образовательных программ для учеников. Дети могли не просто просматривать программы, но и задавать вопросы через специальную систему сообщений. В Германии к удаленному обучению подключился общественно-правовой телеканал ARD, запустивший программу «Школа на дому». Телеканал предлагал как игровое обучение для дошкольников и учеников младших классов, так и серьезные мультимедийные учебные материалы и виртуальные классы для старшеклассников.
В Болгарии также запустили обучающие телепрограммы, а для учителей министерство образования разработало Национальную электронную библиотеку, где собрало материалы для онлайн-обучения, включая видеоуроки, тесты, фильмы, упражнения, развлекательные обучающие программы и т.д.
В Италии же переход на «удаленку» прошел довольно хаотично: даже в пределах одной школы учителя использовали на уроках различные платформы – Classroom, Zoom, Jitsi, Meet, Edmodo. Многие сервисы не выдерживали нагрузку от одновременного подключения восьми миллионов учеников, что приводило к сбоям.

* * *

Костюмчики куплены, ботиночки начищены, рюкзачки набиты книжками – европейская ребятня 1 сентября собирается в школу. Практически во всех странах чиновники, помолясь, дали «добро» на обучение в привычном дедовском формате – в классах. При этом они готовы в любой момент снова перевести школяров на удаленку – если эпидемиологическая обстановка будет ухудшаться.
Тем более, что система дистанционного обучения уже худо-бедно обкатана. И преподаватели признали, что в ней есть немало плюсов. Многие в этой связи предрекают большое будущее гибридному формату обучения, совмещающему живые уроки с онлайн-лекциями. Насколько эти прогнозы соотносятся с нашей реальностью – тема для отдельного разговора. И к ней мы обязательно еще вернемся.
Татьяна ГУТОРОВА, Сербия, специально для «Наша Жизнь»