Понедельник, 17 июня
Меню

Итальянские «Воспоминания»

  • Ирина Ковалёва
  • 997
Итальянские «Воспоминания»
фото автора

В галерее «Айна» продолжает работу фотовыставка «Дорогами «Воспоминаний» по Цветаевским местам Италии. Дневник Анастасии Цветаевой «Воспоминания» стал основой для создания уникального фотопроекта. Его автор —  фотожурналист, переводчик Татьяна Алексенко. Она родилась в Павлодаре, сейчас проживает в Италии, но активно участвует в культурной жизни родного города. О выставке мы писали в прошлом номере. В этом материале — интервью с Татьяной Алексенко, детали создания экспозиции и сведения о новых музейных раритетах.

40 фотографий, представленных на выставке, Татьяна Алексенко сопроводила цитатами из «Воспоминаний» А. И. Цветаевой. Как отмечают цветаеведы, для павлодарцев особенно дорого, что книгу, послужившую основой для фотовыставки, Анастасия Цветаева начала писать именно в Павлодаре. В 1957 году в домике по улице Карла Маркса. Главы о детстве в Италии писались. И теперь уже в виде фотокадров вернулись.
– 18 лет жизни семьи Трухачевых–Цветаевых связаны с Павлодаром, это наша история. Нынешняя выставка, без преувеличения, – особая, – говорит руководитель Павлодарского музея Анастасии Цветаевой, поэтесса, литературовед, член Союза писателей Казахстана и России Ольга Григорьева. – Цветаевские музеи России и дальнего зарубежья знают об этой фотовыставке и ждут, когда эти снимки приедут к ним. Татьяна Алексенко привезла нам не только удивительную выставку, но и уникальные, редкие экспонаты. Это книга «Сердце» на итальянском языке – репринтное издание, изданное в начале 19-го века, которую читала юная Марина Цветаева в Италии. Татьяна Алексенко разыскала в букинисте эту книгу и привезла нам, как и замечательный альбом «Нерви» с автографом составителя. Его подарила нашему музею известный цветаевед из Италии Августа Докукина. Экспозицию музея пополнили еще новые экспонаты – довольно тяжелые. Удивительно красивые морские камешки с того места, где любили отдыхать сестры Цветаевы. А также кусочек стены «Русского пансиона», где жили сестры Цветаевы в начале 20-го века. Там есть памятная доска в честь их пребывания. Удивительно, как Татьяна оказалась в нужное время в нужном месте. В июле 2020 года в здании, которое находится в частной собственности, шел ремонт. Рушились стены, помнившие сестер Цветаевых. Этого больше не увидит никто, такого экспоната ни у кого не будет. Строители, заметив, с каким интересом она рассматривает и фотографирует, предложили Татьяне взять кусочек стены. Теперь в нашем музее есть фрагмент той стены…

Ольга Григорьева называет Татьяну Алексенко не только фотохудожником, но и поэтом. «Поэзия не только в ее снимках, но и в ее переводах. В моей новой книге «Двадцатый», вышедшей за время карантина, включены переводы моих стихов на разные языки. В том числе ее перевод на итальянский. Чтобы переводить стихи, нужно быть настоящим поэтом». Татьяна прочла несколько строф на итальянском для посетителей выставки.
Татьяна Алексенко – член Союза журналистов РК, член фотоклуба «Орион». Член FIAF (Итальянская Федерация фотографов и фотоассоциаций). Член FISAR. С 2014 по 2016 год – Президент Ассоциации ALA (организатор Фестиваля фильмов об искусстве AsoloArtFilmFestival). C 2016 года – Президент Культурной Ассоциации GhepArt. Автор методического пособия «Фотография как инструмент развития речи» (на итальянском языке). Сотрудничает со многими итальянскими, российскими и казахстанскими изданиями. Куратор и участник многочисленных коллективных и персональных выставок, арт-проектов, биеннале в Казахстане, России, Италии, Германии, Таиланде и т. д.
Есть на выставке и уникальные кадры. Например, вид на «Русский пансион» с воды. Для э той фотографии пришлось выходить в море. Зато как на ладони и «Русский пансион», в котором жили сестры Цветаевой, и кипарисы кладбища, и пинии рядом с плоскими крышами домов Нерви. Или фото катакомб, кладбища в Генуе, помпейских снимков. И буйство колорита Италии – в каждом листике.

– Главы в «Воспоминаниях» Анастасии Цветаевой, описывающие Италию, очень сильно отличаются от всего остального. Она описывает Италию сочно, красочно – это живопись словом. Изначально я думала сделать эту выставку черно-белой – были бы другие фотографии, и из кадра максимально бы было удалено все современное, – рассказывает о создании фотовыставки ее автор Татьяна Алексенко. – Но это была бы я, мое видение, мои фотонаходки. Я же хотела сделать выставку фотографий как бы глазами Анастасии Цветаевой, с ее эмоциями, наблюдениями, фактами. Значит, в цвете, ведь она описывает в цвете лимоны, апельсины, кактусы, пинии, море… Эмоции представлены не только положительные. Первое впечатление от моря у сестер обидело их – они увидели только кусочек моря. И второе знакомство – в порту Генуи – тоже не впечатлило. И только с третьего раза Анастасия Цветаева влюбилась в море. Она описывает это в своих мемуарах. Выставка поделена на три части, три периода. Первый, когда Анастасия и Марина маленькие были в Нерви были с мамой в «Русском пансионе». Во втором – 17-летняя Анастасия проехала Венецию, Милан, Флоренцию, Рим и снова в Нерви. Третий период, когда А. И. Цветаева ездила в Сорренто к Горькому. Она также посетила Неаполь, Помпеи и т. д.
– Что на вас произвело особое впечатление?
– Меня впечатлили воспоминания Цветаевых и увиденные вживую прекрасные скульптуры на кладбище Кампосанто в Генуе. Они в свое время впечатлили и сестер Цветаевых. Это, можно сказать, музей, по которому можно ходить весь день и восхищаться. Есть и интересная фотоистория про ресторан, в котором обедала Анастасия Ивановна с Максимом Горьким. Он существует с 1890 года по сей день. И его название не изменилось – «Тетя Тереза».
– Как вы планировали маршрут?
– В каких-то местах я была и раньше. Но в некоторые поехала снова. Осенью я заезжала в Нерви на пару часов, наметить, что снимать. И решила вернуться для съемок в апреле 2020 года… Пандемия не дала приступить к съемкам, в Италии был очень строгий карантин. Как только нам разрешили между регионами в июне–июле 2020 года, я поехала по цветаевским местам. Но некоторые места все равно были закрыты. Побывать удалось не везде.
– Как удалось добиться цветаевского взгляда новичка на Италию, ведь вы давно там живете?
– Это оказалось сложно, многое я уже видела. Опыт абсолютно интересный. Я вчитывалась в «Воспоминания», в другие книги и биографические исследования Анастасии и Марины Цветаевых. Обращаешь внимание на то, на что обращали внимание Цветаевы. Детали вышли на первый план. И еще при поисках я общалась с интересными людьми.
– Эти впечатления нашли отражение в их творчестве?
– У них было насыщенное детство, они жили в Италии, Швейцарии, Германии. Это не могло не отразиться на творчестве. Анастасия пишет, как после серой дождливой Москвы они попали в Италию и увидели солнце, море, зелень. Это эмоции ребенка. Сестры подружились с мальчиками, жившими в «Русском пансионе», убегали и играли на скалах, за ними не следили. Это первая свобода, которую они почувствовали, первые тайны от взрослых. То, чего у них не было в Москве. Это визуальная красота, которая окружала их в Италии. Папа много возил девочек любоваться архитектурой, скульптурами, он очень много привнес в воспитании их чувства прекрасного. Они росли в этом. Бесспорно, на их дальнейшую творческую жизнь все это повлияло.

– Почему сменили первоначальный замысел, оставили цвет и не стали убирать приметы времени?
– Эти детали есть сегодня, хотя многие места сохранились почти в таком же виде. Важно было сохранить цвет. Но сложность съемок была еще и в том, что многие объекты – в частных владениях. Лимоны – в частном саду, ресторан «Тетя Тереза» – частная собственность.
– Знают ли сестер Цветаевых в «цветаевских местах» Италии?
– Знают о Марине Цветаевой, но больше люди с высоким уровнем культуры, кто интересуется мировой литературой. Об Анастасии Ивановне знают очень мало. Если выйти и спросить на улице: «Знаете, кто здесь бывал?» – о Цветаевых не скажут. Вообще, в Италии больше знают Достоевского, Толстого, некоторые – Пушкина. Знают Пастернака, но «Доктор Живаго» – смотрели  фильм, а не читали, Немного Бродского, потому что он похоронен в Венеции. Это в целом. Но, конечно же, есть люди, кто интересуется литературой.
– Но ведь и у нас в Павлодаре не все знают о сестрах Цветаевых, о писательнице Анастасии Цветаевой, чья судьба 18 лет была связана с нашим городом, и что есть музей А. И. Цветаевой. Для них выставка будет особенно интересна. Например, для школьников, которые впервые знакомятся с этими именами. Ведь ваши проекты всегда больше документально-исследовательские.
– Во-первых, я показываю то, что интересно мне. И обществу. Так получается, что уже вторая выставка – о воспоминаниях. Я уже привозила в Павлодар фотоэкспозицию «Партизанскими тропами».
– В ней вы рассказывали о местах боев и захоронений казахстанских солдат Великой Отечественной войны в Европе.
– Эти проекты обогащают меня. Я в каждом проекте обнаруживаю столько деталей, о которых даже сами итальянцы не знают. Не просто пройти по тем местам, но и сфотографировать. Тогда вообще на все по-другому смотришь. Это важно для меня.

– К тому же теперь эта память запечатлена, она останется в музеях, на выставках, в книгах. И ваш интерес становится важным для многих других людей.
– Поскольку у меня есть возможность сделать, почему бы и нет? Это нужно мне, музею, Павлодару.
– Вы каждый раз приоткрываете завесу над следующим проектом, выставкой. Над чем вам интересно работать сейчас?
– Есть мои личные фотопроекты, не как исследования, а как художественное фото. Я все время фотографирую. Например, тему люстр «Вертикаль», которая уже экспонировалась в Павлодаре, мне еще фотографировать и фотографировать. Может, и исследование «Партизанскими тропами» получит продолжение. Я очень люблю Словению, и там еще есть развитие темы. А может, и «Цветаевские «Воспоминания» найдут новый выход – я не смогла из-за карантина попасть во многие места. Некоторые моменты мне бы хотелось запечатлеть. Например, какие-то залы музея в Неаполе, куда водил Горький Анастасию Цветаеву.
– Символично, что в карантинную эпоху в Павлодар с вашей выставкой пришла Италия. Сейчас сложно что-либо прогнозировать и куда-то выбраться. Как в Италии переживают пандемию?
– Относительно спокойно. Я не поддаюсь ажиотажу и панике, новости читаю выборочно – только то, что меня интересует. Было непросто – год назад, в апреле 2020 года, нас закрывали по домам. Месяц физически нельзя было выйти. Потом было послабление. И вот на днях я узнала, что опять между регионами нельзя передвигаться. Закрыты многие общественные заведения, кафе работают до 18.00, нельзя ничего организовывать, никакие фотоклубы не собираются и т. д. В Италии и спрос строже. Сейчас я смотрю, наблюдаю, сравниваю, – в Павлодаре посвободнее.