Понедельник, 22 июля
Меню

Добро с расчетом

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 641
Добро с расчетом

Когда не люди служат деньгам, а деньги служат людям, мы имеем дело с особым видом бизнеса. Социальное предпринимательство – явление для нашей страны довольно новое, а потому не всем еще понятное. Кто-то путает такие предприятия с НПО, а кто-то уверен, что речь идет о благотворительных организациях. Что же такое социальное предпринимательство, и почему оно набирает обороты во всем мире? Давайте разбираться.

Случай в музее
…Он сидел в инвалидной коляске, рассматривал кусочек янтаря и зачарованно слушал рассказы о солнце, заточенном в камень. Ему это так знакомо! Он знает, каково это: когда душа заточена в непослушное тело, а тело – в многоквартирный каменный мешок.
Но сегодня четыре стены как будто расступились, и мальчишка-колясочник попал в волшебный мир. Может, для кого-то это – скучная выставка скучного янтаря в скучном музее, а для него это – сказка. И вокруг не витрины – а хрустальные ларцы с чудесными каменьями.
Но из инвалидного кресла драгоценные сокровища как следует не рассмотришь. А другого шанса не будет: волшебство заканчивается быстро. И парнишка, собрав все силы, рвется, чтобы встать из коляски. Бабушки-смотрительницы машут руками: «Подожди, милый! Сейчас поможем!» Несколько пар заботливых рук приподнимают мальчишку, помогают опереться на ходунки – и он, превозмогая боль, идет по залу сам. Впервые в жизни.

Поехали!
Этой истории, конечно, далеко до библейской притчи. Но есть в ней нечто очень важное: мир сделал шаг навстречу мальчишке, и мальчишка сделал шаг навстречу миру.
А произошло это… Хотелось бы написать: «В Павлодаре». Но увы: наши колясочники массово по музеям не разъезжают, и о познавательно-развлекательно-культурных турах могут лишь мечтать.
Маленькое чудо, здесь описанное, случилось в России – а конкретнее, в Калининграде. Для тамошних инвалидов не только экскурсии, но и зарубежные вояжи перестали быть редкостью. И организовывает их не государство, а частные социальные предприятия. Одна из таких компаний – «Универсал-тур». Бизнесмены купили специальный автобус, переоборудовали его под нужды колясочников, и теперь катают «особых» туристов по России и Европе.
«Где же инвалидам с их мизерными пенсиями взять денег на туры, тем более заграничные?» – задаст резонный вопрос наш дотошный читатель. Предприниматели из Калининграда дают простой ответ: цена вопроса для «особых» туристов – от «символично» до «бесплатно».
«Так эти предприниматели уже, наверное, обанкротились, пока вы статью писали!» – засмеются люди, имеющее отношение к бизнесу.
Вы удивитесь, но не обанкротились. Более того – процветают и досрочно отдают беспроцентные (да, да!) кредиты.
Секрет успеха прост: а) включить мозги и б) пахать. Автобус-трансформер, о котором шла речь выше, используется турагентством не только для «особых», но и вполне обычных туристов – конструкция позволяет. Экскурсии, разнообразные туры, образовательные поездки и корпоративные вылазки для «обычных» клиентов – все это приносит фирме приличный доход. И позволяет максимально снизить цены для инвалидов. А статус социального предприятия дает возможность фирме претендовать на те самые беспроцентные кредиты, которые идут на развитие компании.

Мир прогнется под нас
В этом и есть суть соцпредпринимательства как явления: это не благотворительность в чистом виде, а идеально отлаженный бизнес. С одним уточнением: бизнес этот направлен на решение разнообразных общественных проблем.
 «Универсал-тур», к примеру, помогает инвалидам вырваться из квартирного плена. Соцпредприниматели говорят, что в ходе общения с колясочниками они сделали для себя шокирующее открытие: у многих людей, прикованных к инвалидным креслам, нет зимней одежды. Не из-за отсутствия денег. А просто потому, что они не выходят зимой из дома. ВООБЩЕ.
Они годами вынуждены вести затворническую жизнь. Их окно в мир – это телевизор, их круг общения – только самые близкие люди.
Колдобины в асфальте, высокие бордюры, неприступные лестницы, обледенелые пандусы без перил: обычная прогулка по городу для колясочника – это опасное ралли покруче, чем «Париж – Дакар». Поездка же в дальние страны для большинства инвалидов приравнивается едва ли не к экспедиции на Луну – по степени осуществимости.
Надеяться на помощь государства в этом отношении по меньшей мере наивно. Это прекрасно понимают соцпредприниматели, чей девиз: хочешь, чтобы мир изменился, – измени его сам.
И они его меняют. Каждый год на разных континентах запускаются десятки тысяч новых социальных стартапов: кто-то занимается выращиванием органически чистых продуктов, кто-то открывает центры по уходу за стариками, кто-то шьет одежду для недоношенных крох весом от 90, кто-то организовывает производство, где работают люди с ментальными проблемами…

Бизнес-самодеятельность
Социальные предприниматели – народ изобретательный. Благодаря их умам, сердцам и креативности рождаются миллионы новых идей. Эти люди – прирожденные инноваторы: они совершенствуют не только отдельные виды продукции и услуг, но и бизнес-модели, финансовые процессы, а также изобретают новые способы получения прибыли.
Прибыль – это очень важно. Соцпредприятие должно быть устойчивым в финансовом плане – в этом смысле от обычного бизнеса оно ничем не отличается. Разница лишь в том, на какие цели эта прибыль направляется. Если представители капиталистического мейнстрима аккуратненько складывают купюры в свой карман (в редких припадках щедрости направляя энную сумму на благотворительность), то социальные предприниматели, как уже были сказано, решают острые проблемы, до которых у государства не доходят руки. Причем решают не от случая к случаю, а на постоянной основе.
Создать устойчивый механизм, который позволил бы такого рода стартапу успешно существовать, – это целая наука. Постичь ее непросто, а уж воплотить в жизнь – тем более. Особенно в наших дикокапиталистических джунглях.
Но, тем не менее, и в Казахстане находятся смельчаки, которые пытаются создать бизнес с человеческим лицом. В Алматы, к примеру, появилась компания под названием «Жолын болсын, балакай» – «В добрый путь, малыш». Она занимается установкой мобильных пандусов для детей-инвалидов. А в Атырау социальный предприниматель Ерлан Кумискалиев организовал центр иппо- и канистерапии для реабилитации ребятишек с неврологическими патологиями. Детвору там лечат необычные «доктора» – лошади и собаки.
К сожалению, подобных проектов в Казахстане пока очень мало: во всей стране едва ли наберется несколько десятков. Хотя народная инициатива у нас мощная, знаний у начинающих соцпредпринимателей маловато. И законодательная база отсутствует, невзирая на то, что национальная палата предпринимателей «Атамекен» уже поднимала вопрос о принятии соответствующих правовых документов.
Впрочем, государство всегда реагирует постфактум. Так получилось и в России, где соцпредпринимательство поначалу тоже развивалось медленно. Западный опыт помогал мало: к постсоветским реалиям с евроаршином не подступишься. Россияне-энтузиасты набивали собственные синяки и шишки, и в конце концов счет успешных социальных проектов пошел на тысячи.
Мега-корпорации типа «Русала», видя коммерческий и общественный потенциал таких стартапов, стали активно их поддерживать. Тут и государство подключилось: во многих городах местные власти успешно сотрудничают с соцбизнесменами, совместно решая разнообразные проблемы. А месяц назад Владимир Путин анонсировал скорое принятие пакета законопроектов о статусе социального предпринимательства.

Вам помочь или не мешать?
Казахстан в этом смысле пока что сильно отстает даже от России, не говоря уж про Запад. Между тем, время показывает, что социальное предпринимательство – не просто модный тренд. Весь мировой бизнес медленно, но верно разворачивается в этом направлении.
Набивать мошну без оглядки на общество в цивилизованном мире уже давно не комильфо. У любой крупной компании есть своя программа корпоративно-социальной ответственности. Деревья сажать, детдомам помогать, город благоустраивать, инвалидов на работу брать – каждая фирма добровольно составляет для себя расписание добрых дел на годы вперед. Потому что не делать этого – неприлично.
В Казахстане пока что все не так. Социальных проблем много, социальных предприятий мало.
Но со временем этот дисбаланс, скорее всего, начнет выравниваться. Потому что «добрые» стартапы – это прежде всего народная инициатива. А народ у нас сердечный. И неглупый. А уж до чего предприимчивый!..
Так что у социального бизнеса в Казахстане перспективы в целом неплохие. Если только государство мешать не будет.
Можно даже не помогать. Так, пожалуй, вернее будет.
Татьяна ГУТОРОВА, специально для «Наша Жизнь» №33, 24.08.17