Среда, 22 мая
Меню

Большая перемена

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 1890
Большая перемена

На прошлой неделе руководители управления образования и здравоохранения рассказали, почему решили закрыть Шалдайскую школу-интернат, предназначенную для оздоровления детей из группы риска по туберкулезу. Озвучив данные по улучшению ситуации, Нурлан Касимов и Бахыт Бексеитова обосновали перед общественностью свою позицию и дали понять, что вопрос решенный. Однако далеко не все понятно для сотрудников учреждения. Они уверены, что их фактически оставили на произвол судьбы. Сомнительным им кажется отказ от оздоровления детей в природной зоне, которая лучше всего для этой цели подходит.

Содержание Шалдайской школы-интерната санаторного типа превратилось в дорогое удовольствие. Ежегодно число ребят, нуждающихся в оздоровлении уменьшается, а на здания и выплаты персоналу из бюджета направляются 170 миллионов тенге, подсчитали власти Павлодарской области. И решили, что в этом случае легче ликвидировать, чем прокормить. А чтобы здания не пустовали зря – разместить в них психохроников, тем более, что социальных учреждений такого типа в регионе крайняя нехватка и имеется очередь из примерно 300 нуждающихся. Руководители управления образования и здравоохранения сообщили, что таким образом сняли с повестки сразу две проблемы. И дали понять, что процесс необратим.

Однако официальное видение неминуемо порождает целый ряд вопросов, выходящих за рамки сиюминутного расчета. Но кто и когда обязал государственные учреждения становиться самоокупаемыми? Школы, социальные учреждения и даже акиматы содержались и содержатся за счет бюджета. И уж если говорить о перераспределении и оптимизации бюджета, налогоплательщики в последнюю очередь отказались бы обеспечивать оздоровление ослабленных туберкулезом детей или ребят из группы риска. Можно предположить, что гораздо охотнее они проголосуют за оптимизацию некоторых преференций, предоставленных государством чиновникам. За цифрой в 170 миллионов тенге скрывается жизнедеятельность интерната в единственном месте в нашем регионе, где лечит сама природа. За ней – здоровье детей и благополучие семей, в которых они живут. За ней, оздоровление населения. И 140 сотрудников интерната, которые сомневаются в том, что каждый из них найдет работу. Пока власти говорят, что процесс ликвидации проходит в рабочем режиме, люди, которых это напрямую касается, далеко не уверены в своем завтрашнем дне.

– Не все так гладко в плане обеспечения людей работой, как об этом докладывают власти. Нас 142 человека, и пока только семь написали заявление на устройство в сельскую школу. Учителям предлагают по 7-8 часов в неделю при том, что полноценный оклад – это, в среднем, 18 часов в неделю. Каждому там рабочее место не найдется. Кому-то предлагают отправиться в районный центр, в другие районы. Но как купить на новом месте жилье? Чем платить за съемные квартиры? Да, технических работников нашего интерната обещают трудоустроить в новом учреждении – доме для психохроников – но где гарантии, что будет именно так? Специфика-то другая. Кроме того, если приедут 33 медицинских работника, наверняка они будут с семьями, членам которых тоже нужна будет работа, — рассуждает сотрудница интерната Мазина Гыкова.

Еще больше пугают и заставляют сомневаться людей и методы, к которым, по их словам, прибегают представители акиматов, работающие над процессом ликвидации.

Так, прокурорам Павлодара и Щербактинского района пожаловалась учитель Ляйля Жолдасбаева. Она отправилась в далекое от города село Шалдай по направлению института еще в 2006 году. Как молодой специалист получила подъемные, от учреждения жилье, в котором сейчас и проживает. Сейчас вместе с мужем воспитывают четырех детей, один из которых инвалид. Ей настойчиво предлагают квартиру освободить.

«Власти не думают, что на улице останется семья, ребенок-инвалид. Они хотят отобрать квартиру. Все остальное их не волнует, несмотря на то, что есть закон «О жилищных отношениях», позволяющий сотрудникам, отработавшим 10 лет, приватизировать служебное жилье, а если учреждение ликвидируется, то и такой стаж не требуется, — пишет молодая женщина. – На меня оказывается давление, поступают угрозы, что если я не устроюсь по их предложению, то в дальнейшем мне не предоставят работу. Имеют ли они на это право? Представитель управления образования и акимата неоднократно приезжали и словесно заставляли освободить квартиру, что приводит меня в депрессивное состояние».

Ляйля Жолдасбаева надеется все же на защиту и просит следовать букве закона. Если интернат закроют, она намерена приватизировать жилье и иметь свободу выбора. Напомним, в ведомственных квартирах живут 16 семей сотрудников интерната. Это 65 человек, из которых 28 – дети. Однако жилье требуется и сотрудникам нового учреждения, и к решению этого вопроса власти явно не готовы. Даже если бюджет выделит средства на покупку вторичного жилья, то найти его будет нелегко. По последним данным, в селе Шалдай продаются всего четыре дома, причем недешево. Уезжать из этой глубинки люди не торопились. Почти все взрослое население было обеспечено работой. На бирже в качестве безработного числился всего один житель.

Для благополучного поселка закрытие интерната может обернуться социальной бедой. Зачем нужны такие жертвы, сотрудники интерната не понимают. Тем более, речь не только о них, но и о детях, которые нуждаются в полноценном оздоровлении. И такие ребятишки в области, к сожалению, есть.

– Даже если учреждений такого типа в регионе с избытком, то в последнюю очередь надо закрывать Шалдайский интернат. Здесь все предназначено для успешного оздоровления: и природа, и целебный воздух, и специалисты. Может, стоит подумать над тем, чтобы закрыть санаторий в Павлодаре и перевести его сюда, а не наоборот? А психохроники будут находиться в той же «Зеленой роще», поближе к медицинским учреждениям. Всегда можно найти выход из ситуации. Можно организовать транспорт для родителей, регулярные рейсы. В конце концов, не так далеко мы находимся, – говорят в интернате.

Сотрудники учреждения находятся в подвешенном состоянии. Они пожаловались во все возможные инстанции, ждут ответа и, не в силах самостоятельно решить судьбу интерната, надеются на изменения ситуации. И наблюдают, как здесь готовятся к большим переменам.

Ирина Адылканова, газета «Наша Жизнь» №25, 30.06.16