Пятница, 27 января
ясноПавлодар, -13°C
461.37 6.69 502.62
Меню

Граффити как отражение реальности?

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 2468
Граффити «Пляшем!», г. Темиртау. Автор Паша Кас.

Уличное искусство и экология, казалось бы, вещи несовместимые. Однако нашумевшая недавно в Темиртау работа алматинского художника-граффитиста Паши Каса — большой рисунок «Пляшем!», с танцующими вокруг завода людьми, нарисованный на стене пятиэтажки — доказывает обратное. Он словно презентовал опасения многих казахстанцев по поводу вредного влияния предприятий на экологию нашей страны. Павлодар — также город промышленный, и, как выяснилось, наши представители стрит-арта также не против самовыразиться на тему экологии. Так что же стало причиной появления «пляшущих» людей в Темиртау? И можно ли ожидать похожего украшения на стенах нашего города?

Сегодня произведения, создаваемые граффити-художниками — это часть культуры многих городов. Когда-то все начиналось с рисования небольших надписей, но потом граффити развилось и теперь чаще это самые разные изображения, нарисованные на стенах аэрозольной краской в баллонах.

Паша Кас за работой.

Паша Кас за работой.

Как рассказывает Павел Кас, граффити – это первое, чем он увлекся еще в 15 лет. Некоторое время он экспериментировал с техникой рисования. Потом, изучив и поняв его отличие от стрит-арта (уличное искусство), он полностью переключился на последнее. Как он объясняет, потому что суть граффити – в форме, стрит-арт же – это не только форма, но и содержание.

Сейчас у талантливого парня более 30 масштабных работ, которые находятся не только в Казахстане – это Алматы и Темиртау, но и в таких российских городах, как Санкт-Петербург и Екатеринбург. У каждой из них своя история и их все можно найти в интернете.

Как говорит райтер (граффити-художник), натолкнула же на мысль его сделать, нашумевшую впоследствии, работу знаменитая картина Анри Матисса «Танец».

— В начале года я был в Эрмитаже, и работа Матисса произвела на меня большое впечатление. Тогда и появилась задумка – совместить классику с уличным искусством. Весной я отправил себя в путешествие по Казахстану и первая моя работа вне Алматы – «Пляшем!», где основой стала картина Матисса. Общий ее смысл в том, что человечество закружилось в танце перед источниками денег.  Мы стали зависимы от денег и нефти.  Те, кого я нарисовал в рубашках и галстуках – наплевательски относятся к вопросам экологии.

— Насколько мне известно, у тебя были проблемы с полицией. Они разрешились?

— Официально аким Темиртау и начальник полиции пообещали в СМИ, что меня не тронут и работу уничтожать не будут.

— Не боялся, когда рисовал, что может быть какое-нибудь наказание за граффити?

— Всегда есть опасность, но мне нравится пересиливать свой страх.

— Возможно, не всем нравится такое искусство. Не было угроз в твою строну за эту работу?

— Нет, не было.

— Много людей вызвалось поддержать тебя и, может быть даже, оказать защиту в случае необходимости?

— Да, очень много сообщений поддержки получил, писали даже адвокаты и очень хорошо, что их помощь не потребовалась. Спасибо всем большое!

Паша Кас.

— Сколько времени ушло на работу?

— Вместе с путешествием заняло 10 дней, а подготовка к проекту началась еще в начале года.

— Какие были расходные материалы и сколько денег было затрачено на них?

— Было много литров эмульсии, валики, кисти, баллончики с краской, фонарики, костюмы защитные, дождевики и многое другое. Не люблю говорить о деньгах.

— Каким образом рисовал на высоте?

— Я не могу раскрыть всех технических нюансов. У меня есть свои техники и наработки, с масштабом я работаю не в первый раз.

Паша Кас за работой.

— Ты б не отказался, если бы тебя, к примеру, пригласили участвовать в арт-фестивале в Павлодаре?

— Во всех новостях только что прошла информация, что акимат Шымкента меня пригласил на фестиваль.  Я и мой куратор пришли к выводу, что мы откажемся, как всегда это делали, по принципиальным соображениям. Меня не надо приглашать. И давать задание. И денег – не надо. Спасибо, конечно! Деньги лучше дать тем, кто в них остро нуждается. А приехать — я и сам приеду, без ковровых дорожек – приеду и уже на месте решу, что рисовать. Считаю, что свободный художник и власть – несовместимы. Не культура должна управляться политикой, а политика должна управляться культурой.

— Как ты думаешь, тебе удалось сказать то, что ты хотел?

— Думаю, да. Мои работы известны далеко за пределами Казахстана, так вышло и с работой в Темиртау. В одном из сообществ она набрала более 70 тысяч лайков и несколько тысяч поддерживающих комментариев – все это говорит о том, что работа пришлась к месту и к времени… Это подход посредством искусства высказаться, чтоб тебя услышали и поняли люди всего мира.

Граффити Паши Каса. г. Алматы.

С павлодарскими коллегами прославившийся граффитист еще не знаком, и в Павлодаре не бывал. Но, говорит, поучаствовать в каком-нибудь совместном проекте в нашем городе, а также дать мастер-класс здесь он бы не отказался.

Павлодарские «мастера кисти» в стороне не стоят

Между тем павлодарские представители стрит-арт культуры по-своему с бьются с унылостью серых улиц города. В прошлом году в августе на стене жилого дома по улице Лермонтова руками райтера Антона Моисеенко и его напарников было создано огромное изображение, размером 7 на 12 метров, с персонажем американского кино Халком. Об этом рисунке даже писали республиканские СМИ. Хватает по городу и более ранних работ других ребят. К примеру, интересная сцена схватки мультяшного советского космонавта с американским «человеком пауком» — и схватку явно выигрывает наш космонавт. О работе Павла Каса, как оказалось, Антону уже известно, а в копилке своих задумок он тоже держал идею граффити с экологическим уклоном.

— Я из Астаны недавно приехал, ребята о нем как раз говорили. Реализация его идеи – мощная, парень просто классно сделал. И то, что о нем все СМИ трубят, это не было для него рекламой. Он не побоялся это сделать и сделал красиво, — говорит Антон. — Было бы здорово поучаствовать с ним в совместном проекте, но опять же, все упирается в финансы. Были бы деньги, весь город был бы в краске.

— Насколько я знаю, у тебя и твоих коллег райтеров была тоже похожая идея граффити на экологическую тему.

— Была, картину-протест хотели изобразить. Но я не хотел бы ее озвучивать сейчас.

— Как ты считаешь, тема экологии актуальна?

— Актуальней некуда. Скажите, кому она сейчас не близка? Покажите мне на улице здорового человека. Вот даже вы уверены, что вы здоровы и экология на вас никак не влияет? Сегодня ты здоров, завтра закашлял, послезавтра четыре доски и крышка. Вы не знаете, сколько людей отсюда едет подальше, на природу. Здесь ведь столько заводов в черте города. Сколько девушек больных не могут родить. Просто разглагольствовать можно часами.

— На социальные темы часто рисуешь?

— В Павлодаре на социальную тематику рисовать не пробовал. Потому что, когда я начинал, то только учился, и это были простенькие надписи. А вот в Новосибирске рисовал. У нас была картина такая: завод, с конвейера которого сходят роботы и шагают в город. Смысл здесь в том, что у всех людей все происходит, как по схеме. Родился – детский сад, школа, колледж, университет, работа, пенсия и умер — все. Везде схема.

— На твой взгляд, граффити может быть действенным способом высказаться?

— Мне кажется, действенный любой способ, если он не бездейственный. То, что я сейчас говорю – это бездействие, а когда я сделаю первый штришок, это уже будет действие. На это обратят внимание, покажут в СМИ, будут писать в «Типичном Павлодаре» (сообщество в соцсети «ВКонтакте»), возможно, даже разнесется по Казахстану.

Лично для меня цель показать то, что я чувствую и думаю. Если картина будет большая и на видном месте, она без внимания не останется.

Одна из проблем, с которой столкнулись ребята – выбор объекта, на котором можно было бы, собственно, реализовать граффити. Загвоздка оказалась даже не в том, что не нашлось домов с подходящей стеной, а в трудном прохождении всех этапов, начиная от жильцов кондоминиума и заканчивая отделом архитектуры и градостроительства города. На эти препятствия они натолкнулись, когда хотели взяться еще за граффити на экологической тему.

— Жильцы дома нас отправляют в КСК. Приходим в КСК, обслуживающее дом – там уже говорят, это вам надо заверять в отделе архитектуры города. В конечном итоге нас переадресовывали в акимат. И никто не знает, к кому это надо, и разводят руками, — говорит парень.

К слову, из-за этой же причины ребятам, увы, пока не получилось реализовать другой масштабный и хороший проект – нарисовать огромное граффити на тему Великой Отечественной войны. У них было два варианта содержания рисунка: первый — это эпизод водружения знамени Победы над Рейхстагом, и второй — нарисовать знаменитого героя Великой Отечественной войны Зиновия Калабанова, остановившего целую роту немецких танков силами двух человек.

— То есть, мы хотели изобразить определенную сцену, которая имела место быть в истории. Подчеркнуть эти имена и фамилии, потому что их сейчас просто мало кто помнит и знает, — говорит Антон.

Рисовать можно, если не нарушать

Стрит-арт Паши Каса «Оставить всё как есть?». г. Алматы.

Между тем, как и ожидалось, в отделе архитектуры и градостроительства города к идее нарисовать уличными художниками «экограффити» относятся с позиции следования букве закона.

— Жилой дом – это общее имущество, по закону о жилищных отношениях в случае затрагивания общего имущества необходимо согласие собственников, и второй момент — он должен согласовать с отделом архитектуры. Так как иначе по административному кодексу, статье 505, это будет нарушением правил благоустройства, — объясняет руководитель отдела архитектуры и градостроительства города Тимур Айдарханов. — Необходимо разработать эскизный проект, согласовать его с органами архитектуры. Пусть покажет наглядность – как оно будет смотреться, его световое решение, как оно смотрится с рядом стоящими зданиями по колористике. У нас при отделе образован градостроительный совет, в его состав входят дизайнеры, архитекторы, депутаты городского маслихата. Мы вынесем это предложение его рассмотрение. Обсудим его, если есть где-то какие-то замечания, предложения или рекомендации, ему дадут.

— Есть причины, по которым можете отказать?

— Если, к примеру, это будет скрытная реклама или элементы какие-нибудь, которые будут негативно влиять на визуальное восприятие, то в этом случае ему откажут. А если в целом оно будет соответствовать и вписываться – проблем нет.

— Вы, наверно, слышали о работе Паши Каса. Как вы смотрите на то, если аналогичную работу он захочет сделать в нашем городе?

— Я точно не скажу, я не видел, что нарисовал Паша Кас. Если он предоставит свои предложения, мы не против рассмотреть какие-то его дизайны. Если какие-то логотипы будут или призывы — у нас есть внутренняя политика, тут надо соблюдать все эти моменты. Дизайн-дизайном, но, если он будет придумывать какие-то лозунги — это отдельные моменты. Но варианты можно рассмотреть, почему бы и нет.

По привычке многие считают граффити вандализмом, а самих райтеров записывают в злостные нарушители. Но, наверно, такой «вандализм» — вовсе не хулиганство, а искусство, пусть и отражающее печальную реальность. А вот появится ли когда-нибудь и на стенах нашего города подобное «отражение реальности» – увидим.

Константин ВЛАСЕНКО. Фото предоставил Паша Кас. Газета «Наша жизнь» №19, 12.05.16