Среда, 1 февраля
ясноПавлодар, -18°C
460.51 6.53 498.69
Меню

Финно-угорская дружина

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 3816
Удмуртские и мордовские костюмы. А на столе — перепечи.

Весной 2016 года свой первый день рождения отмечает 24-й и самый юный из этнокультурных центров Павлодарской области – финно-угорский. К тому же он еще и самый необычный: центр объединяет семью из 29 братских народностей! Это своеобразная ассамблея в Ассамблее. В большую дружину входят бесермяне, венгры, вепсы, водь, выру, ижорцы, ингерманландцы, карелы, квены, коми, коми-зыряне, коми-ижемцы, пермяки, коми-пермяки, коми-язьвинцы, ливы, мадьярабы, манси, марийцы, мордва, саамы, секеи, сету, чангоши, удмурты, финны (суоми), ханты, эстонцы и ясы.

В нашем регионе в ОО «Финно-угорский этнокультурный центр Павлодарской области» вошли мордва, удмурты и марийцы, венгры и коми-пермяки, финны и эстонцы. Представители семи ветвей этого богатого национального древа за год не только начали знакомство с историей своих этносов, но и провели интересную для Павлодара работу. Интервью с председателем центра Ольгой Николашиной, деятельной увлеченной женщиной, я записала в перерыве предпраздничной подготовки.

Ольга Николашина

Ольга Николашина – по отцу мордовка. Все время думала: вот бы и мордовский центр сделать в нашей области! С супругом эта тема обсуждалась 10 лет. А в Доме дружбы стремление только усилилось.

— Я вышла с предложением в секретариат Ассамблеи народа Казахстана Павлодарской области, — говорит Ольга. — А заместитель председателя АНК региона Сейсенбай Жетписбаев отвечает: может, сделаем мордовско-удмуртский центр? Интерес у людей есть. Я стала изучать, чем же мы похожи. И оказалось, что относимся к финно-угорской группе, которая представлена таким разнообразным числом национальностей! Решили организовать большой финно-угорский этнокультурный центр.

Затем месяцы кропотливой работы – сбор данных, телефонные звонки, объявления в общественных местах и рассылка официальных писем к представителям этих народностей с приглашением объединиться. Отношение было разное: кто-то с недоверием отказывался, в то же время нашлись энтузиасты, собрался актив – 21 человек. Состоялось первое собрание и Ольгу Николашину избрали председателем центра. Объединение прошло регистрацию, и было включено в Ассамблею народа Казахстана Павлодарского региона.

В чем сегодня заключается работа этнокультурного объединения? Оказывается, не только в песнях, плясках и изучении языка. Работа центра выстроена на социальных проектах и благотворительности. Это проведение благотворительных концертов, поездки в детские лагеря и проведение для ребят из детдомов «Дней финно-угорской культуры». Это городские фестивали и спортивные эстафеты, конкурсы рисунков и стихов, мероприятия в рамках празднования Дня пожилого человека, и экспресс-ликбез по финно-угорской культуре в вузах. А в преддверии Дня независимости центр провел большой праздник в 40-й школе (в селе Павлодарское живет много активистов объединения).

Победители конкурса рисунков.

— Мы побывали в Поволжском финно-угорском центре в Саранске Мордовской Республики и познакомились с его работой, — продолжает тему Ольга Николашина. — Сегодня о нас уже знают в Карелии, Эстонии, Финляндии, Удмуртии, Мордовии, Мари Эл, и со всеми мы ведем переписку. Поволжский финно-угорский центр был одним из первых, кто откликнулся на призыв о помощи: нашему молодому объединению нужна была методическая поддержка. Финно-угорский центр РФ из Сыктывкара (Республика Коми) прислали огромную посылку с литературой, видео-аудио-материалами. Из Саранска мы тоже привезли уникальные книги.

Летом в Павлодаре отметили два календарно-обрядовых праздника финно-угров на берегах Иртыша. «Акша келу» («Белая береза») — мордовский праздник на удаль и силушку молодецкую, на проворность девушек. Показать себя и других посмотреть раньше молодежь могла только на таких мероприятиях. Провели и «Гербер» («После плуга») — удмуртский праздник сбора урожая. Символично «сеяли и жали», собирали яблоки. А также провели первый летний фестиваль, где представили свою кухню, обряды и обычаи, и поучаствовали в программе, посвященной 20-летию Конституции РК.

Праздник финно-угорской культуры

С Саранском знакомство переросло в сотрудничество: в сентябре наши земляки приняли участие в региональном фестивале-конкурсе финно-угорского национального юмора «Кулдор-Калдор» («С кочки на ухаб») и Юлия Сафронова из Павлодара завоевала 1 место за исполнение песен-пародий, а также главный приз, учрежденный Министерством национальной политики Республики Мордовия. Это возможность участия в международной недельной этно-экспедиции «Волга — территория мира», которая пройдет в июне 2016 года. В туре будут участвовать дети всего мира. От Казани и вниз по Волге путешественники будут знакомиться с культурой финно-угорских народов на месте проживания разных народностей. Это остановки в этно-деревнях, участие в календарно-обрядовых праздниках.

— Весь апрель расписан: поедем в детские дома с выступлениями – в Качиры, Мичурино, Кенжеколь, познакомим ребят с финно-угорской культурой. А 10 апреля проведем благотворительный концерт в поддержку девочки, страдающей тяжелой формой ДЦП. Ей дают бесплатный шанс на восстановление, мы хотим помочь маме с дочкой собрать средства на дорогу, — делится планами Ольга Леонидовна.

Торжества по случаю первой годовщины отметят делами. В Павлодарском Доме дружбы намечено проведение круглого стола «Диалог культур. Этнический комфорт». Приглашены студенты вузов, преподаватель кафедры этнологии и археологии ЕНУ им.Гумилева Татьяна Кошман, изучающая удмуртов в Казахстане. Планируется участие зарубежных гостей из Омской области: директор Омского областного музея просвещения, участник археологических раскопок финно-угорских поселений Прииртышья Игорь Скандаков. Многим будет интересен его популярный в России научно-исследовательский подход.

А в День народного единства Казахстана готовится к открытию филиал этно-центра финно-угорской культуры в Аксу. Летом в планах поездка в Омск на проведение ежегодного фестиваля «Финно-угория Сибирская». А с 1 сентября на базе школы национального возрождения ожидается презентация финно-угорского отделения с классами удмуртского и финского языка.

Николашина приводит другие примеры: Валентина Гавриловна Иванова поначалу хотела уехать в Удмуртию. Но когда она узнала о центре и стала вести уроки удмуртского языка по воскресеньям, разговоры об отъезде забылись. Оба родителя активиста центра Виктора Фадеева – удмурты. Отец служил тут в армии и ему очень понравился Казахстан. Он привез свою невесту из Удмуртии, здесь родился их сын Виктор. Отца уже нет, но мама и сын посещают уроки удмуртского языка в финно-угорском центре.

— Собралась настоящая команда единомышленников, — продолжает Ольга Леонидовна. — С самого первого дня активными помощниками стали: наш главный венгр А.Л.Болло, педагог по удмуртскому языку, председатель совета матерей нашего центра В.Г.Иванова, ее сыновья Анатолий и Николай, и мордовский снохи. Наша коми-пермячка Вера Ивановна Иванова, наш самый певучий удмурт — бард Константин Симонов. Мои первые помощники – моя семья, дети: Сафронова Юлия, Николашина Алиса и Николашин Олег. Наш удмурт В. А. Фадеев, активно участвует семейная пара Перепелица Наталья Леонидовна и Владимир Дмитриевич, они из Удмуртии. Мариец Г.Я.Тутасов, и его племянница Елена Тутасова. Светлана Николаевна Голубничая, Светлана Алексеевна Зубкова – руководитель нашего хореографического ансамбля «Самрук», и многие другие. Мы – большая семья финно-угров: нас в центре более 90 человек. Самой маленькой, Вике Ивановой – 1 год, самой старшей, ветерану труда Вере Петровне Мымриной – 91 год.

Интересно, что сегодня внимание к деятельности общественных организаций, тем боле этнокультурных, особое. По опыту омских коллег, которые придают социальной работе национальной колорит, можно развить эту тему и у нас.

— Омичи обратили внимание на особый контингент – одиноких пожилых люди, брошенных детьми либо оставшихся без поддержки и никак не отмеченных государством, — поясняет О.Л.Николашина. — Три пансионата «Гармония» — результат работы омского этно-центра. 40% дотаций государства, остальное финансирование общественники находят самостоятельно. Возвращают жизнь в здания, где было заморожено строительство, либо брошенные объекты, и восстанавливают. Именно это социальное направление в мире считается актуальным, когда общественники организовываются и берут ответственность на себя, решая какие-либо проблемы общества.

Но устремление в будущее мало что значит без крепкой основы, изучения корней. В кабинете-мастерской – почетный уголок с красочными сувенирами из самых разных городов, где живут финно-угорские народности. Мордовская соломенная красавица и ложки из Сарапула, уточка из Щелкова, лапти и оберег из Ижевска и шитые в Павлодаре рушники.

— Что для меня национальная самоидентификация? В человеке живет желание знать – кто я? Откуда мои корни, кто мои предки? Создание этого центра – моя гордость, дань уважение моему папе, — признается Ольга Николашина. — Советский Союз – уникальная эпоха. Но, дело в том, были и такие моменты, когда писать свою национальность в паспорте было непросто. Мой папа из Викуловых – родом из Пензенской области, Каменский район, село Студенец. Он мордвин, но не знал своего родного языка, зазорно тогда было признавать и свою национальность. Теперь этот центр есть здесь, в Павлодаре, чтобы не забыть родной язык. Если ты говоришь на своем языке, ты сохранил свою культуру. Мне очень интересно восстанавливать ветви генеалогического древа. Оказывается, что и у супруга папа рожден в северных землях Московской области, которые испокон веков было финно-угорскими. Бабушка моя из Великого Новгорода – это земля вепсов.

На вопрос, в чем схожесть 29 народностей финно-угорской семьи, Ольга Николашина уверенно отвечает: «Гостеприимство, трудолюбие, верность слову. Есть и еще одно качество…». Это качество я знаю и по себе. Мой дед – эстонец. И помимо размеренности и спокойствия, свойственного финно-уграм, есть такой общий знаменатель: кто-то со злостью заметит, а кто-то восхитится – «вот твердолобые, упертые!». Да, это так. Если чего-то хотят, обязательно достигают упорством на пути к поставленной цели. Чуть раньше, чуть позже, но желаемое исполняется. Так уж скроены.

— Нельзя обойти стороной и важную составляющую работы центра: изучение народного творчества, — говорит О.Л.Николашина. – В мастерской мы делаем куклы. Вот венгерочка, мордовочка, удмурточка: это для нашего музея, и в подарок гостям, помимо книг о нашем крае, культуре и кухне Казахстана.

Народная вышивка – как запись в книге истории. Ее можно читать, знакомясь со значениями и символами. В костюмах народностей финно-угорской семьи схожа, прежде всего, цветовая гамма – бело-красно-черная. Образы просты и понятны – Небо, Жизнь, Смерть. А все эти народы объединяет рисунок в вышивке и народных промыслах – особая звездочка, снежинка, расположенная прямо или под наклоном.

— Мордовская и марийская вышивки совпадают с венгерской. Орнаментами в костюмах мы схожи и с чувашами, белорусами и греками, казахами и венграми, хотя народы разные. Человек, не знающий лексики рисунка, удивляется. Но если приглядеться, можно понять: все раньше были одним целым. А потом каждый народ оставил более приемлемые для себя символы, — показывает рисунки на ткани Ольга Николашина.

У финно-угорских народов девочки, как только могли держать в руках иголку, начинали готовить себе приданное. У девочек-мордовок, например, была традиция: в день замужества старшей сестры младшая должна была вручить ей свой подарок, вышитый рушник или рубашку. На все значительные праздники юные мастерицы показывали свое искусство. А народ оценивал, готова ли девица к выданью? Девушку-эрзя (мордва делится на две группы: мокша и эрзя), когда приходила пора, обряжали в пулай. Специальный опоясок делали из красной, черной или золотой нити. Пулай был своеобразным знаком: мол, девушка созрела и готова к замужеству. Пояс с густой шерстяной бахромой и кистями, опускавшимися до бедер, защищал и сохранял тепло будущей мамы. Его женщины носили всю жизнь, меняя повседневный на праздничный. А сейчас в Мордовии тенденция: свадебные мероприятия проводятся в народном стиле, национальных костюмах, по старинным обычаям.

Кукла-мордовочка. На поясе — золотой пулай.

— Обычаи соседних народов зачастую переплетаются, — говорит о взаимопроникновении культур Ольга Николашина. — Послушайте марийские, мордовские и татарские песни – мелодия, тема одинаковая. И кухня имеет общий момент: финно-угры – охотники и рыболовы. Карелы, финны, эстонцы, живущие ближе к морю, имеют в приоритете рыбные блюда. В особом почете – рыбные пироги. Конечно же, охотники любят мясо и мучные блюда. Наша коронная выпечка в Павлодарском финно-угорском центре – удмуртские перепечи. Тесто у этих «открытых беляшей» не сдобное и не песочное, пекут их в духовке – с грибами или фаршем. Мордовские блюда – фаршированные перепела, «медвежья лапа» — большая говяжья отбивная с приправами и овощами, и знаменитые дрожжевые пшеничные толстые мордовские блины со сметанкой или медом.

Но больше всего о взаимопроникновении культур говорит сама жизнь. Ольга Николашина, говоря о своей собственной семье, улыбается:

— Мои дети – пример того, что нет ничего однозначного. Я по папе мордовка, а мама – украинка-вепс. Супруг – наполовину русский из северных московских земель, а мама – татарка. И все мы живем в многонациональном Казахстане. Сына мы с улыбкой называем – Дитя мира: он хорошо знает английский язык, выступал в немецком ансамбле, дружит со Славянским центром, мордовские песни поет, и недавно пел с татаро-башкирским центром. Народные песни, культура разных народов – это и есть то самое укрепление межэтнического согласия. К тому же, это так красиво!

Ирина КОВАЛЁВА, фото автора и финно-угорского центра. НЖ№13,  31.03.16