Воскресенье, 29 января
облачноПавлодар, -13°C
460.43 6.65 501.04
Меню

Ёлки-палки!

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 2512

Что происходит с городскими елями? Почему многие из них выглядят как обожжённые, и с них осыпается хвоя? Почему никто не предпринимает действенных мер по спасению деревьев? Такие вопросы у меня возникли во время недавней прогулки по парку возле ГДК, где я фотографировал зимние пейзажи. Болезненный вид некоторых бывших «зелёных красавиц» на фоне белоснежных сугробов особенно бросался в глаза. Даже живописный иней не смог замаскировать их уродство. За разъяснениями я обратился к биологу, председателю ОФ «Берегиня БИО» Татьяне Пономарёвой. Ее выводы оказались неутешительными.

— Я со своими студентами в прошлом году проводила инвентаризацию городских деревьев. Мы обошли полгорода, провели фитобиологическое обследование, выявили вредителей, — рассказывает Татьяна Пономарёва. – Выяснили, что на площади у ГДК имени Естая уже более 30 процентов елей утратили декоративность. Это произошло, потому что их дважды пересаживали, вешали зимой на них новогоднюю иллюминацию, не соблюдали правила ухода. Сейчас на повреждённых деревьях активно обосновались вредители, один из которых наиболее активен – это малая еловая ложнощитовка. Если ель теряет декоративность, то это необратимо. Это не тополь, который после обрезки вновь сформирует крону.

— Подобное состояние елей можно наблюдать и в других районах города. Что с ними?

— Да, похожих примеров по городу, к сожалению, много. На территории Благовещенского собора мы выявили семь очагов поражения четырьмя видами насекомых-вредителей. Уже сейчас можно сказать, что из 250 елей 15 процентов уже безвозвратно потеряно. Лишь 10-15 процентов растущих там елей можно назвать условно здоровыми. Вредителями поражены в разной степени многие ели в центре города. Очаги поражения выявлены и по улице Сатпаева, и в районе Центральной мечети имени Машхур Жусупа.

— Неужели на лечение деревьев в бюджете нет денег?

— Мы выяснили, что с 2008 года из городского бюджета ежегодно выделяется два с половиной миллиона тенге на профилактику и обработку деревьев от болезней и вредителей. Последние лет пять-шесть тендер на эти работы выигрывает одна фирма, занимающаяся посадкой деревьев. Ежегодно эти миллионы благополучно осваиваются, но число больных елей по городу растёт.

— Но, в тоже время, и новых деревьев высаживают немало.

— Да, за последние пять лет Павлодар пережил в озеленении настоящий еловый бум. С 2010 по 2015 годы в городе было высажено около семи тысяч елей. По городскому плану деревья сажать уже некуда. Поэтому подрядчик, занимающийся посадкой деревьев, материально заинтересован в том, чтобы места под новые деревья освобождались. Посадка деревьев – это его основной бизнес. Крупномерные саженцы ели, а особенно голубой, могут стоить до тысячи долларов. Поэтому можно до бесконечности бороться, к примеру, с тополиной молью, на одном и том же участке, не уделяя должного внимания более существенным проблемам.

— То, что за елями нет надлежащего ухода – это заметно уже всем горожанам. Городские власти это тоже видят.

— В прошлом году я достучалась до акима города. Была у меня встреча с ним. Я обратила его внимание на то, что ели наши в таком убогом состоянии. Он дал распоряжение ЖКХ решить проблему. Потом подрядчик, занимавшийся лечением деревьев, пригласил профессора из другого города, который подготовил отчёт, в котором указано, что проблемы нет, вредителей не обнаружено, что растения обрабатывать ядохимикатами не рекомендуется, что всё дело в недостаточном поливе. Этот материал был доступен в интернете. Я сделала его подробный анализ. 40 процентов отчёта занимает описание ядохимикатов, 45 процентов – описание признаков поражения деревьев вредителями, 10 процентов – описание местоположения Павлодара и климата, 5 процентов – перечисление улиц города, на которых проводилось рекогносцировочное обследование. Оно заняло всего один день в конце лета. Корректно ли делать заключение о состоянии всего павлодарского зелёного фонда после одного дня рекогносцировочного обследования? Ведь многие очевидные признаки вредителей проявляются в начале лета. Тем не менее, для акимата этот отчёт стал основанием для того, чтобы деньги с профилактических мероприятий были переведены на другие цели. В итоге у меня остались вопросы: почему эксперта пригласила именно подрядная организация? В чём её заинтересованность? Почему для объективности не были привлечены павлодарские биологи, которые в полной мере владеют информацией? И если выводы приглашённого специалиста верны, то на что получал подрядчик два с половиной миллиона тенге ежегодно с 2009 по 2014 годы? Куда за это время ушло более 13 миллионов тенге из государственного бюджета?

— Сумма приличная. На фоне последних громких коррупционных дел такая постановка вопроса настораживает. Есть возможность как-то проконтролировать, на что именно тратятся деньги, выделяемые из городского бюджета на озеленение?

— Для этого нужна правовая основа. На совещаниях постоянно говорится о необходимости технического обзора и мониторинга работ по озеленению, проводимых подрядчиками. Все признают, что нужен контроль того, как ведётся посадка, обрезка и уход за деревьями. Признают, что в ЖКХ не хватает специалистов, они и так завалены работой. Выход есть – нужен контроль с привлечением научных и общественных организаций. В 2008 году в Алматы была разработана и принята «Инструкция по созданию зеленых насаждений, осуществлению технического надзора и ведению мониторинга». Там чётко обозначены все правила. Я предложила взять её за основу, доработать с учётом местных особенностей и утвердить к действию. С 2013 года в Павлодарской области началась работа над созданием «Правил содержания и защиты насаждений Павлодарской области». Этот документ уже готов, но до сих пор не утверждён. Вопрос находится на контроле городского управления архитектуры. Возможно, для его решения придётся привлекать общественность, «Гражданский альянс».

— Кто из общественников в Павлодаре может компетентно осуществлять контроль работы подрядчиков?

— Я предлагала акимату услуги нашего общественного фонда «Берегиня Био», в ПГУ и Пединституте есть кандидаты наук, специализирующиеся на фитопатологии. На эти работы можно привлекать студентов-биологов, выходящих на практику.

— Какова цена вопроса? Сколько потребуется денег из бюджета на этот контроль?

— На мониторинг в течение года хватит тысяч триста тенге. Всё зависит от объёма работ. Но дело не в деньгах, которые будут потрачены на мониторинг. Необходимо понять, что чёткое выполнение правил и инструкций, использование потенциала научной общественности позволят сэкономить немалые бюджетные средства и сохранить насаждения. В тоже время нельзя экономить на защите зелёного фонда от болезней и вредителей. Два с половиной миллиона тенге – деньги для городского бюджета небольшие. Главное — их эффективно и по назначению применить.

— Если сейчас не взяться за спасение елей, что их ждёт?

— То же, что было недавно в Экибастузе. Там на привокзальной площади было снесено 74 дерева голубой ели. Они были поражены вредителем – почковой галлицей. Городские власти не стали с ними возиться, решили – нет дерева, нет проблемы. А ведь под каждым деревом были именные таблички, посвящённые уважаемым людям города. А если бы вовремя обнаружили болезнь, обработали ели, то не было бы такой потери. Это нужно помнить и павлодарцам.

Фёдор КОВАЛЁВ, фото автора, НЖ№3, 21.01.16