Воскресенье, 29 января
облачно, небольшой снегПавлодар, -11°C
460.43 6.65 501.04
Меню

Оптимистические трагедии: что, опять?

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 1461

В Павлодаре только-только улеглись страсти по оптимизации музеев. Напомню, знаменитые музейные бренды города едва не стали филиалами другого известного музея. После было принято решение оставить все как есть. Но вот – снова веяние кризиса. В материале газеты «Новое время» павлодарский журналист Тамара Карандашова сообщает, цитирую: «Заместитель акима города, начальник городского отдела культуры и развития языков и другие начальники месяца полтора-два активно посещали городские библиотеки. Но не с целью что-то поискать на книжных полках для повышения собственного интеллекта или в тревожных размышлениях о том, что читают нынешние дети. Все проще! Чиновники приглядываются, помещения какой библиотеки позволили бы разместить в ней фонды какой-нибудь другой библиотеки».

Далее «Новое время» пишет: «Библиотекари, переживающие эти визиты, возмущаются: «Они думают путем слияния нескольких библиотек экономить за счет сокращения штатов. Они осматривают библиотеки, которые в основном располагаются в квартирах домов, планируя библиотеку закрыть, а освободившуюся квартиру продать. Так и говорят: «Мы эти квартиры продадим, а на вырученные деньги будем комплектовать библиотеки. Будем покупать новую литературу, новые компьютеры». Тогда им придется каждый год продавать по библиотеке, чтобы иметь деньги на комплектование оставшихся», — сообщает издание.

Чем в кризис поможет оптимизация объектов культуры? Как она работает, что дает, кроме экономии на зарплате от перевода одной штатной единицы в другую? Поскольку внятной, своевременной и подробной информации у местных чиновников получить не предоставляется возможности, рассмотрим в открытых источниках, в чем именно проявилась оптимизация, например, в культурных учреждениях соседской России, где реорганизация с поглощениями и слияниями внедряется уже давно. Картина вырисовывается печальная, но лучше уж сразу рассмотреть чужой опыт, не набивая собственных шишек.

На блоге Союза музеев России souzmuseum.wordpress.com, если набрать тэг «оптимизация», можно найти такие материалы: «(2013 г.) Сегодняшние публикации региональных СМИ проливают дополнительный свет на оптимизацию в отрасли культуры, которая пока довольно неуклюже ведется и в Камышине… Вся «пикантность ситуации» теперь кроется в подходе к оптимизации на местах. Ведь именно местные чиновники должны определять, кто у них в подчинении талант, а кто бездарность. Но формулы определения незаменимых специалистов региональное правительство, увы, не приложило к постановлению. Цель всех революционных преобразований — дать возможность деятелям культуры через 4 года в среднем получать зарплату на уровне средней по региону. Аналитики прикинули, что на такие суммы можно выйти, лишь сократив половину работников культуры».

А в 2012 году жители Новокузнецка обратились к властям с призывом спасти библиотеку – даже подали заявку на проведение митинга. Поводом послужило увольнение директора библиотеки, а потом «уничтожение самой библиотеки. Речь идет о «слиянии» Централизованной библиотечной системы им. Н. В. Гоголя и Детской централизованной библиотечной системы. Оно именуется еще «реорганизацией», однако вся затея имеет целью ликвидировать Гоголевку, разогнать высокопрофессиональный коллектив и возвести на руинах библиотеки нечто под названием МИБС. Мы теряем старейшую библиотеку Кузбасса, которая, несмотря на свой возраст, является самым современным и эффективным культурным центром Новокузнецка. В нашем городе нет концертного зала, нет филармонии, нет театра оперы и балета, город задыхается от обилия торгово-развлекательных и питейных заведений, но у нас была Гоголевка – такой же бренд Новокузнецка, как Кузнецкая крепость, КМК и музей Достоевского. Правительство страны оценивает как желательную тенденцию оптимизации деятельности различных организаций, но кто дал право чиновникам местного управления культуры так интерпретировать эту тенденцию? Для нас больше нет никаких сомнений в том, что ситуация с Гоголевкой обнажила глубочайший системный кризис муниципального управления в области культуры», — пишут представители культурной интеллигенции Новокузнецка.

Тогда же в Туле музеи и филиалы в рамках оптимизации объединили в музейный «холдинг». «Сверхзадача — превратить Тулу в туристический центр с музеями. Процесс укрупнения носит экономический характер. Деньги, сэкономленные на сокращении вакантных должностей, будут направлены на ремонт и приобретение новых экспозиций», — предполагали чиновники. И действительно, директора художественного музея сократили в связи с реорганизацией.

В том же 2012 году прошла информация, что два петербургских музея станут филиалами московского военного музея и потеряют статус юридического лица, а также часть экспонатов. Объяснили все экономией бюджетных средств.

Смотрим дальше. Еще в 2003 году «Известия» писали о грядущей реорганизации Музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Его планируют присоединить к Третьяковской галерее, передав туда все фонды — более 10 000 экспонатов. «По словам директора музея Геннадия Попова, присоединение к Третьяковской галерее, по сути, означает ликвидацию музея. — Я прекрасно знаю все музейные хранилища Москвы. Там для наших экспонатов места нет. Причем оптимизация делается якобы для экономии бюджетных средств, но в графе «экономия» против нашего музея не стоит ни одной цифры! По мнению Попова, перевоз фондов в Третьяковку — очень дорогостоящее дело. — Во-первых, экспонаты, а их у нас около десяти тысяч, нужно особым образом упаковать, а также подготовить для них новые помещения со специальным температурным режимом, — подчеркнул он. — Во-вторых, людям, которые будут перевозить их, нужно платить. В-третьих, мы только что закончили модернизацию нашего фондохранилища, оснастили его современнейшей аппаратурой. И все это сделано за счет Министерства культуры!».

А в 2012 году разгорелся скандал – оптимизируют и саму Третьяковскую галерею. А именно: лекции отменяют, а ряд ведущих специалистов увольняют. Упразднение лекционного отдела чиновники объяснили – да-да, экономией. Ресурс rbc.ru также сообщает, что «смена администрации Государственной Третьяковской галереи произошла еще летом 2009 года. Тогда новый директор сразу же заявила о приоритетности продвижения авангардного русского искусства по отношению к мастерам традиционной школы».

Вопиющий случай произошел с экспонатом 14 века Русского музея. Торопецкую икону Божией Матери просто взяли из Русского музея и тайно передали в храм Александра Невского при элитном коттеджном поселке Княжье Озеро в ноябре 2009 года. Говорили, временно. В музей ценный экспонат не вернулся, его чиновники от культуры подарили другому храму, хотя эксперты предупреждали, что неправильное хранения и транспортировка приведет к гибели иконы.

В мае 2015 года общественность подмосковного Звенигорода протестовала против перевода запасников историко-архитектурного и художественного музея в фонды открытого в 2014 году музейно-выставочного комплекса «Новый Иерусалим» — в рамках оптимизации и присоединения. На территории нового современного комплекса есть кафе, конференц-залы и сувенирные магазины. Правда, сами российские музейщики такое слияние уже стали называть не иначе как «слив».

При обзоре заграничной прессы выявляется и такой общий момент. Неизвестно, по какому сценарию будет развиваться оптимизация у нас, но кризис в России расставил все в бюджетных структурах вот каким образом. Ресурс sobesednik.ru приводит данные Минфина РФ о том, что «в России слишком много бюджетников, которые мало работают». Соответственно, нужна оптимизация расходов на школы, вузы, больницы, театры, музеи и другие учреждения. Крупные бюджетные учреждения вновь предлагается сливать с мелкими, персонал сокращать, излишки освободившего имущества продавать.

В России идет оптимизация в сфере не только культуры, но и медицины, и образования. А в Москве опробовали слияние школ и детских садов: количество учебных заведений сократилось в 4 раза! Минфин РФ предположил, что полный штат учителей-предметников по нынешним временам – роскошь. «В рамках медицинской реформы уволили 90 тысяч медиков и реорганизовали около 350 медучреждений. Однако, как говорится в отчете Счетной палаты, медпомощь не стала эффективнее и доступнее», — сообщает издание. В примере с врачами Глава Лиги защитников пациентов Александр Саверский говорит, что Минфин РФ не учитывает — «расходы на здоровье граждан как инвестиция видны только через три поколения».

Когда именно становятся видны инвестиции или их отсутствие в культуру общества, — такими вопросами, возможно, аналитики не задаются. Понятно, что нужно жить по средствам. И получается, что искусство, культура, чтение и все нематериальные ценности нам теперь не по карману? Времен сейчас непростые – кризис. До культуры ли? Но, думается, что в любой ситуации, особенно в сложной, стоит учитывать ошибки соседей и не повторять их.

Ирина КОВАЛЁВА, НЖ№50, 17.12.15