Среда, 1 февраля
ясноПавлодар, -18°C
460.51 6.53 498.69
Меню

Лилия Лещинская. Откровение

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 2232
1970 г. Тележурналист Лилия Лещинская на открытии угольного разреза «Богатырь» в Экибастузе.

 

В ноябре этого года Павлодарское областное телевидение отмечает свой полувековой юбилей. 50 лет назад его создавала молодёжь. Сегодня — это мэтры отечественной журналистики: Тамара Карандашова, Ирина Кононенко, Зоя Бутэрус, Сергей Горбунов, Владимир Гегер, Виктор Семерьянов и другие. Почти полвека посвятила журналистике Лилия Фёдоровна Лещинская. Сейчас ей за 80, но она стройна и энергична. У неё такой же молодой голос. Телезрители старшего поколения до сих пор узнают её на улицах, мужчины почтительно целуют руки. Всю свою трудовую жизнь Лилия Лещинская рассказывала с телеэкрана людям о людях. Пришло время рассказать о ней самой.

Фёдор и Халида

Лилия Фёдоровна Лещинская родилась в 1933 году в Ленинграде. Её родители — из простых крестьянских семей. Папа Фёдор Семёнович Воложайкин родом из Оренбургской области. Родился в 1905 году. Был первым комсомольцем в своём селе. После школы уехал в Ленинград и поступил в Военно-медицинскую академию им. Кирова. Там его научили организовывать работу военных медучреждений.

Мама Халида Ахмедовна Юсупова была из бедной татарской семьи. Она появилась на свет в 1914 году в одном из сёл Дюртюлинского района Республики Башкортостан. В этом районе есть село Юсупово. Возможно, оттуда берёт начало её род. С детства Халида Ахмедовна была самостоятельной и волевой.

— Мама мне рассказывала, что до 12 лет она вообще не знала русский язык, но очень хотела учиться, — вспоминает Лилия Фёдоровна. – Она сама поехала в город на учёбу. Одеть ей было нечего, поэтому летом приходилось работать, чтобы купить какую-то одежонку, а зимой учиться. Училась она на «отлично». Выучила русский язык, полюбила читать. Любовь к чтению она привила и мне. У нас всегда было много хороших книг. Русскую и западную классику я перечитала ещё в детском возрасте – Золя, Мопассана, Роллана, Драйзера, Тургенева, «Хождение по мукам» Алексея Толстого и так далее. Эта начитанность и сыграла роль в выборе моей профессии. Потом я мечтала – вот, выйду на пенсию, будет много времени, прочту всё, что не успела прочесть. Но судьба распорядилась иначе. Вот теперь мой единственный глаз (показывает лупу). Хватает сил только на чтение газет.

Молодая семья

Получив среднее образование, Халида Юсупова выучилась на медсестру и стала работать в санатории на станции Аксаково в Подмосковье. Летом 1932 года туда приехал на отдых Фёдор Воложайкин. Халиде было 18 лет, Фёдору – 27. Их роман развился быстро. В Ленинград на учёбу Воложайкин вернулся с молодой женой.

1932 г. Санаторий на ст. Аксаково. Знакомство Фёдора Воложайкина и Халиды Юсуповой.

1932 г. Санаторий на ст. Аксаково. Знакомство Фёдора Воложайкина и Халиды Юсуповой.

В 1933 году у них появилась девочка. Назвали её Лилией. Потом Халида Ахмедовна по примеру мужа решила получить высшее образование. Она поступила в мединститут и в последствие выбрала специальность хирурга. На помощь из Оренбургской области «выписали» маму Воложайкина – Екатерину Григорьевну. Это была набожная, православная женщина. На неё возложили основную заботу о внучке. 

— Бабушка прожила с нами всю жизнь, — вспоминает Лилия Фёдоровна. – Она дала мне хорошее воспитание. Не религиозное, а больше нравственное. Бабушка умерла в 1972 году. Ей тогда уже было за 90.

Ночной эшелон

В 1939 году глава семьи окончил академию, получил звание старшего лейтенанта, и его направили на работу в Ташкент в Среднеазиатский военный округ. Лилия Лещинская говорит, что это назначение спасло их.

В Узбекистане Фёдору Семёновичу поручили инспектировать пограничные медсанчасти. Мама продолжила обучение в Ташкентском мединституте и окончила его с отличием в 1941 году. Ей, как и мужу, было присвоено звание старшего лейтенанта. В том же году Лилии исполнилось 8 лет, и она пошла в первый класс. А в 1942 году на фронт ушёл её папа. Его проводы врезались в память на всю жизнь:

— Эшелон уходил ночью. Но меня тоже взяли с собой, — рассказывает Лилия Фёдоровна. — Я, бабушка и мама стояли на перроне. Было много людей. Тогда я не понимала, что такое война, но чувствовала большую тревогу. К папе часто приходили друзья военные, и разговоры о возможной войне велись ещё до её начала. Тяжесть висела в воздухе. Я ощущала, что должно случиться что-то страшное. С военных лет песню запомнила, с которой мимо нашего дома в Ташкенте ходили солдаты: вставай, страна огромная! Когда эту песню я слышу, у меня всегда к горлу слёзы подступают.

1943 г. Фотография, которую Фёдор Воложайкин прислал дочери Лиле с фронта.

1943 г. Фотография, которую Фёдор Воложайкин прислал дочери Лиле с фронта.

Отец Лилии Фёдоровны попал в самую мясорубку на Курской дуге. Там он был контужен. Получил два Ордена Красной звезды за организацию госпиталей и лечение раненых. 

В тылу

В те годы все медики были кадровыми военными. Маму не забрали на войну только потому, что у неё была маленькая дочка. Халиду Ахмедовну определили работать врачом в военную часть – в кавалерийское училище. Часть находилась рядом с домом, и девочка постоянно бегала к маме на работу. Халида Ахмедовна дослужилась до звания капитана. Когда кончилась война, она демобилизовалась, сняла военную форму и больше её никогда не надевала.

1943 г. Ташкент. Лиля с мамой. Эту фотокарточку отец пронёс на сердце сквозь огонь Курской битвы.

1943 г. Ташкент. Лиля с мамой. Эту фотокарточку отец пронёс на сердце сквозь огонь Курской битвы.

Военные годы были тяжёлыми даже в глубоком тылу, вдалеке от фонта. В Ташкенте было много нищих. Это были беженцы – голодные, в лохмотьях. В поисках пищи они рылись в помойках. Многие умирали на улице от голода и болезней. Рядом с домом, где жили Воложайкины, стояли сараи. Лилия Фёдоровна помнит, как оттуда выносили тела умерших бродяг.

— Каждый час к нам в дверь стучали люди и просили хоть что-нибудь поесть, хоть какую-то крошку хлеба. Мне их так жалко было. Без слёз не могу вспоминать. Что-то останется, плеснёшь им в миску. Хлеб тогда был самым большим лакомством. Я помню, что даже ни о каких конфетах и пирожных не было ни речи, ни мысли. Мысль была только о хлебе. Хотелось его досыта есть, и он был самый вкусный.

Воложайкины, как могли, помогали фронту. Бабушка была хорошей швеёй. У неё была швейная машинка «Зингер». На ней она шила для солдат ватники, а маленькая Лиля помогала. В 1944 году с фронта в Ташкент вернулся отец. Тогда же мамину военную часть перевели в Алма-Ату. Так вся семья переехала в Казахстан. Воложайкины поселились в военном городке, который располагался на окраине столицы, в предгорьях Алатау. Квартиру дали в трёхэтажке, где жили семьи военных.

День Победы в Алма-Ате

Зимы в те годы были холодные и снежные, не в пример нынешним. Дети заливали ледяные горки, строили снежные крепости. Именно в Алма-Ате Лиля научилась кататься на коньках. Школа № 10, где она училась, стояла в городе напротив Театра оперы и балета. Дети военных шли туда по мостику чрез главный арык, потом по проспекту Сталина. Сейчас нет уже ни военного городка, ни дома, ни арыка, ни школы. На её месте построена гостиница «Казахстан». Проспект носит имя Абылай хана. Нет уже и Алма-Аты. Теперь это совсем другой город. О прошлом остались одни воспоминания.

— Я очень хорошо помню День Победы, 9 мая 1945 года, — рассказывает Лилия Лещинская. – В военном городке столы на улице понакрывали, все целуются, обнимаются, в воздух палят. Такое было ликование, такая была радость откровенная, что наконец-то закончилась эта война. Когда стемнело, толпа из городка хлынула в город смотреть салют. Мы дети пошли вниз вместе с взрослыми. Залпы салюта в небе, толпы радостных людей, такое ликование и единение! Таким мне запомнился День Победы.

Разлука

В 1946 году жизнь семьи Воложайкиных дала трещину. Выяснилось, что ещё в ташкентском кавалерийском училище Халида Ахмедовна полюбила другого человека – Михаила Фёдоровича Сорокина. В связи с переводом военной части он, как и Халида Ахмедовна оказался в Алма-Ате. Фёдор Семёнович узнал об их отношениях. Для него это был большой удар. Он больше жизни любил жену и дочь. Последовали страшные сцены ревности, потом развод. Суд решил оставить девочку с отцом. Ей тогда было 13 лет. Воложайкина, по его же просьбе, перевели на другой конец страны – в Закавказский военный округ. Так Лиля с отцом и бабушкой оказалась в столице Грузии Тбилиси.

— Эту сцену, когда мы уезжали, я на всю жизнь запомнила, — говорит Лилия Фёдоровна. – Мама всегда была сдержанным человеком, с железными нервами, как и положено хирургу. Но тут я в первый и последний раз увидела, как она рыдает. Помню, поезд уже тронулся, как её снимали. Для меня это была ужасная трагедия. Но мама меня никогда не забывала. Мы постоянно переписывались с ней. Потом, когда мне исполнилось 14 лет, я впервые сама поехала к ней в гости в Алма-Ату. Ехала к маме на поезде через весь Союз больше недели, с пересадкой в Москве. И страшно не было. Тогда все люди, даже незнакомые, были, как родные, помогали друг другу. Мама вышла замуж за хорошего, доброго человека Михаила Фёдоровича Сорокина. Это была ни какая-то интрижка, а сильные чувства. Она прожила с ним 40 лет. Вплоть до его смерти. Он любил и поддерживал меня, как дочь. Всю жизнь его тяготило, что он разрушил нашу семью и мою жизнь.

Добрый Тбилиси

В Тбилиси Лиля пошла в 6 класс. Тогда девочки и мальчики учились в разных школах. Отец работал в военно-медицинском отделе Закавказского военного округа, а позже этот отдел возглавил. Там он вырос до звания полковника. Работать ему приходилось по 12 часов в сутки.

Воложайкины поселились в доме для военных. Это было трёхэтажное здание с толстенными стенами по ул. Атарбекова, 30. Длительное время втроём ютились в одной комнате, где помещался только бабушкин диван, папина солдатская кровать и большой сундук, на котором спала Лиля. На ночь к сундуку приставляли стул и застилали это ложе матрасом.

Долгие годы Фёдор Семёнович не терял надежды восстановить семью. Но у Халиды Ахмедовны уже была другая жизнь, родились двое сыновей. Когда Лиле исполнилось 18 лет, отец решился на второй брак. Его супругой стала женщина армяно-грузинской крови. И только через 8 лет у Лили появилась сводная сестра.

Жилищные условия Воложайкиных улучшились – в военном доме им выделил целую квартиру. Дом, располагался в предгорье рядом с фуникулёром. За соседним забором стояло красивое старинное здание Верховного суда. Лиля влюбилась в Тбилиси. Исходила все его улицы. Он стал ей родным городом.

Студентка

В 1952 году девушка окончила школу с золотой медалью и без экзаменов поступила в Ленинградский университет им. Жданова. На филологическом факультете было отделение журналистики.

— В школе у нас была очень хорошая учительница по литературе Елена Константиновна. Она нас учила думать. Очень многое знала наизусть, — рассказывает Лилия Фёдоровна. – Я выбрала профессию журналиста, потому что она была похожа на писательскую. В школе у меня хорошо получались сочинения.

Однако, в ходе учёбы Лиля сменила специальность и перевелась на отделение русской литературы. У неё были преподаватели с мировым именем. Например, лекции по древнерусской и старославянской литературе читал известный литературовед Владимир Яковлевич Пропп. В 1957 году Лиля окончила вуз на пятёрки и четвёрки, получила диплом учителя-филолога.

В те годы Халида Ахмедовна с мужем и двумя сыновьями перебралась в Экибастуз. Михаил Сорокин был первым секретарём горкома Экибастуза, она – заместителем главврача городской больницы. Когда в вузе началось распределение, девушка попросилась в Экибастуз. Её направили учителем русского языка и литературы в школу №1. Педагогом она проработала 6 лет.

Любовь с первого взгляда

В Ленинграде за год до окончания Академии Лилия Фёдоровна познакомилась со Станиславом Лещинским, слушателем Военно-воздушной академии им. Можайского. Это была настоящая любовь с первого взгляда. Лещинскому предстояло учиться до 1959 года. Поэтому, когда Лиля уехала в Экибастуз, расстояние только подогревало их чувства. Девушка написала ему целую тетрадь стихов. Каникулы они проводили вместе. Ездили в Сочи.

Станислав Лещинский получил диплом инженера-механика жидкостных ракетных двигателей. К тому времени они уже поженились с Лилей. Свадьбу сыграли в Ленинграде. На ней присутствовали её мама и папа, которые не виделись все эти годы. Потом началась кочевая военная жизнь, которая длилась 7 лет. Сначала молодого специалиста направили в город Слободской Кировской области, потом в Красноярск, потом в Пермь. Там пути Лили и Станислава разошлись. Но даже после развода она продолжала любить его. Поэтому замуж так и не вышла, хотя, такие возможности были. Станислав Лещинский умер в Прибалтике в 1997 году.

Первые шаги в журналистике

В журналистику Лилия Фёдоровна Лещинская пришла в 1959 году. Когда жила с мужем в Кировской области, работы по учительской специальности не было. Наобум она зашла в редакцию городской газеты, название которой уже не помнит, познакомилась, написала первую статью. Её взяли в штат. Потом была корреспондентская работа в Красноярске, в заводской многотиражке «Искусственное волокно». В Перми она уже стала редактором многотиражной газеты «Новатор» Велосипедного завода.

Тем временем её мама Халида Ахмедовна переехала с семьёй в Павлодар. Она очень переживала за дочь, которая осталась одна в Перми, и подыскивала ей работу где-нибудь рядом. И такая работа вскоре нашлась. В 1965 году в Павлодаре начало работу областное телевидение, где формировался коллектив и были свободные вакансии. Так начался новый этап в жизни Лилии Фёдоровны Лещинской.

Продолжение в следующем номере газеты «Наша Жизнь».

Фёдор КОВАЛЁВ, НЖ№46, 19.11.15